Выдающийся во всех отношениях человек

Весть об уходе из жизни Саламбека Наибовича Хаджиева стала для меня сколь неожиданной, столь и огорчительной. Если ты много лет слышал о человеке самую разнообразную информацию о его делах и свершениях, восхищался ими, то в сознании откладывается, что он будет всегда. И тут такое огорчительное известие!

Чеченский народ, а вслед за ним и ингушский, понесли огромную потерю. Не стало выдающегося во всех отношениях человека – ученого, организатора науки и производства, политика и государственного деятеля, сохранившего в трагические для чеченского народа, да и всей нашей страны, годы безупречной репутации.
Лично мне, как и многим тысячам моих сверстников из числа чеченцев и ингушей, выросшим в условиях депортации, Саламбек доставил немало счастливых минут жизни. Ведь все 13 лет жизни в статусе спецпереселенца нам вдалбливали в сознание, что мы и такие, и сякие, никогда не были и не будем полноценными гражданами страны. И, надо сказать, это откладывалось в детском сознании и формировало ощущение некоей национальной ущербности. Этот прессинг власти продолжался и после возвращения из ссылки. При каждом удобном случае нам внушали: вы не реабилитированы, вы помилованы. Допуск чеченцев в научные учреждения и предприятия нефтехимии и нефтепереработки был ограничен. И, вдруг, как гром среди ясного неба новость: директором ГрозНИИ (одного из крупнейших и авторитетных нефтехимических научно-исследовательских институтов страны) назначен чеченец – Саламбек Хаджиев. Это был 1982 год, как мне помнится. Для людей моего поколения из числа чеченцев и ингушей это была огромная радость!
Насколько мне известно, нет никаких свидетельств о том, как стало возможным это революционное для ЧИАССР той поры событие. Но, если судить по воспоминаниям Руслана Имрановича Хасбулатова, то все, должно быть, развивалось довольно драматично. Имея за плечами учебу в Грозненском нефтяном институте и в аспирантуре МГУ им. Ломоносова, свежеиспеченный кандидат химических наук приехал на свою малую Родину полный планов и надежд. Но в ГрозНИИ его не ждали и не хотели. Вот, что об этом говорит Р. Хасбулатов: «Яркий, сильный молодой ученый из МГУ, вернувшись в Грозный, неожиданно для себя столкнулся с отчуждением со стороны влиятельных сил в институте. Скорее всего, это были ревность и зависть – очень сильная мотивация в поведении людей. По скупым репликам Саламбека (он не любил разговоры о себе), ему пришлось нелегко при самоутверждении. Но, в конце концов, получил признание и стал руководителем крупнейшего нефтехимического исследовательского центра в стране. За несколько лет руководства им Саламбек подготовил множество блестящих ученых и специалистов для нефтехимической промышленности СССР, в том числе из чеченцев и ингушей».
Начавшаяся в стране вскоре после назначения С.Н. Хаджиева директором ГрозНИИ горбачевская перестройка сломала карьеру и жизнь многим руководителям, пробравшимся на свои посты путем интриг, благодаря связям и взяткам. И, наоборот, помогла раскрыть и реализовать свой потенциал людям талантливым. К числу последних, вне всякого сомнения, относился Саламбек Наибович. Он раскрыл перед своим НИИ новые горизонты, преобразовав его (1987г.) в научно-производственное объединение (НПО) «Грознефтехим». Он создал со своими НПО совместное предприятие с югославской фирмой и возглавил его совет директоров. При этом, как человек масштабный и широко мыслящий, Саламбек Наибович стремился извлечь из этого проекта максимальную пользу для своей республики. Именно по его инициативе и активном содействии в станице Нестеровской югославские специалисты начали возводить кирпичный завод. Последующие события не дали довести дело до конца, но процентов на 70 работы были выполнены.
Одновременно С.Н. Хаджиев рос и как ученый. Защитил докторскую диссертацию по химии, в 1990 году был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР, в 1991 году – членом-корреспондентом Российской академии наук (РАН), в 2008 году – членом (академиком) РАН. Его научный и человеческий авторитет были настолько высоки, что он был избран членом Научных советов и Межведомственного совета Академии наук СССР, назначен членом Государственного комитета СССР по науке и технике по проблемам нефтехимии.
Справедливо говорят, что талантливый человек талантлив во всем. Это в полной мере относится, не побоюсь этого слова, великому сыну чеченского народа. Помню то чувство гордости за него, которое я испытывал, слушая его выступления на съездах народных депутатов СССР и сессиях Верховного Совета СССР. Меня всегда задевала узость интересов большинства депутатов от национальных республик и даже, если можно так сказать, их некоторая ущербность. В их выступлениях почти никогда не звучали темы, выходящие за пределы их узких национальных проблем. В этом смысле Саламбек Наибович резко отличался от них. Уже узнав о его кончине, я нашел в интернете видеозаписи его выступлений на заседаниях Верховного Совета и тогдашнее чувство гордости за него ко мне вернулось. Когда М.С. Горбачев предложил депутатам кандидатуру Г. Янаева на пост вице-президента СССР, Саламбек Наибович в своем выступлении показал всю несостоятельность этого человека для столь высокого поста. Его не послушались, избрали, но время показало, что, как говорят в таких случаях, не в коня корм оказался. Столь же содержательными и яркими были выступления нашего депутата по вопросам экономики, внутренней и внешней политики, будущего политического устройства государства… Каждое его слово, каждая мысль были по-научному выверены, обоснованы и аргументированы. Думается, когда М.С. Горбачев остановил свой выбор на кандидатуре С.Н. Хаджиева на пост министра нефтехимической и нефтеперерабатывающей промышленности СССР, он, помимо его профессиональных качеств, учитывал и опыт совместной работы с ним в Верховном Совете.
Не следует, однако, думать, что мысли Саламбека Наибовича витали далеко в облаках и он был далек от проблем народов республики, от которой был избран в высший законодательный орган страны. Это далеко не так, совсем не так. Это было тревожное для будущего страны и его родной республики время.
Ветеран национального движения за возрождение государственности ингушского народа Ахмед Накостоев вспоминает: «Мы, группа ингушских активистов, будучи в Верховном Совете СССР, встретились с Саламбеком и имели с ним продолжительную и поучительную беседу. Помню почти дословно его слова: «Когда я впервые услышал о стремлении братского ингушского народа выйти из состава ЧИАССР и создать свою республику, я был крайне разочарован и даже зол. Долго над этим размышлял и пришел к выводу: возможно, это было бы полезно и выгодно для обоих народов – близких по языку, этике, морали, религии и братских по крови. Посмотрите на наших соседей: у осетин – две автономии, у адыгов – три, у таких же, как и мы, близких между собой балкарцев и карачаевцев – две. Наверное, в этом есть рациональное зерно, — закончил свою мысль С.Н. Хаджиев.»
Подтверждения его мыслей и рассуждений не пришлось долго ждать. Во время обеих военных кампаний в Чечне сотни тысяч беженцев из республики смогли найти приют только в Ингушетии. Все остальные соседние регионы отказались их впустить.
С.Н. Хаджиев поддерживал борьбу ингушского народа за самоопределение и возврат незаконно отторгнутых территорий не только словом, но и делом.
Ингушский народ помнит, как 13 марта 1990 г. на внеочередном съезде народных депутатов СССР Хаджиев С.Н. выступил по ситуации в Ингушетии. Чеченский депутат огласил и «Заявление народных депутатов СССР от автономных республик, автономных областей и округов» с просьбой рассмотреть «вопросы реализации прав народов автономных республик, областей и округов, а также малочисленных народов страны». В эти дни на площади Согласия проходил многотысячный митинг ингушского народа, требовавший восстановления своей автономии.
«Мы понимаем, что постоянный разговор об автономии на съездах, сессиях Верховного Совета СССР вызывает некоторое недопонимание, — сказал он. — Но это постоянство говорит о том, что в этой области у нас неблагоприятное положение и что народы автономий не видят достаточной защиты своих прав». Надо понимать «с каким сердцем вчера вечером ингушский народ отошел от телевизоров, не услышав ни одного слова про свою боль. Ведь иногда людям надо и не так много. Немного внимания, немного надежды на честное и объективное решение вопросов — больше люди и не просят».
Этих слов, сказанных С.Н. Хаджиевым на съезде депутатов народов СССР в очень сложные годы, больше чем достаточно, для того чтобы память о нём пережила века, и каждый раз, отмечая очередную годовщину Республики Ингушетия, помнить о нём сегодня и всегда!»
Спустя некоторое время, 26 марта Верховным Советом СССР образована Комиссия Совета Национальностей для рассмотрения обращений ингушского населения по восстановлению автономии ингушского народа под председательством народного депутата СССР А.Белякова. По итогам изучения вопроса Комиссия сделала заключение о справедливости требований народа.

Дала къахетам болба цунна, Дала гешт долда цох!

Абу Гадаборшев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *