Одна-единственная на все времена

Лейла Ахметовна Кодзоева, урожденная Дакиева – наша постоянная читательница с большим стажем. Она приобщилась к чтению периодической печати после замужества в середине 60-х годов ушедшего столетия. Супруг ее, Закри Дударович Кодзоев, многие годы занимавший руководящие должности, в обязательном порядке читал газеты. И Лейла переняла для себя это правило. Чтение газет её всё больше увлекало и почти сразу она прониклась любовью к «Сердало», потому что она «наша, общенациональная, единственно родная для каждого ингушского сердца».
Справедливости ради надо заметить, что и гены сыграли определенную роль в развитии читательской наклонности нашей героини. Её отец был профессиональным военным. До начала Великой Отечественной войны в разные годы преподавал в военных училищах таких населенных пунктов, как Гудермес и Прохладное. На фронт ушёл в звании лейтенанта. В связи с тяжелым ранением был комиссован. Не оправившись от полученных ран, скончался в 1947 году. Насчет отношения отца к прессе Лейла не может ничего сказать, потому что была совсем малышкой, но нам домыслить совсем не трудно: у офицера Красной армии политическая подготовка была на должном уровне. А значит «без коллективного агитатора, пропагандиста и организатора», коим являлся во времена власти Советов печатный орган, никак нельзя было обойтись. Зато единственный брат, старший из пяти детей в семье Дакиевых, и в молодые годы дружил с газетным словом и до сих пор остается верен этой дружбе.
Получив педагогическое образование, брат Лейлы начал работать учителем в школе, но жившие в нем способности иного рода настойчиво звали его в другой мир. И он перешел на работу в Чечено-Ингушский государственный театр.
Там заметили его дарование и направили на учебу в Ленинградский театральный институт, в котором он окончил режиссерский факультет. Связав свою жизнь с Ленинградом, Магомет Дакиев нашел применение своим знаниям и мастерству на творческом объединении «Ленфильм». Известный советский фильм «Белое солнце пустыни» – одна из его режиссерских работ. Были еще «Поезд милосердия» и документальные фильмы. Выйдя на заслуженный отдых, Магомет до сих пор не меняет местожительства, но при этом все эти долгие годы, по словам Лейлы, остается верным читателем «Сердало». «Ему по сей день переправляют почтой «Сердало», а каждое лето он неизменно приезжает в Ингушетию».
В доме Лейлы до сих пор хранятся номера «Сердало» конца 80-х годов и она готова передать их в архив редакции газеты.
– Тогда она выходила на ингушском языке, – говорит Лейла. — Теперь выходит на русском и на ингушском, но все так же интересна. А на русский язык перешла, наверное, оттого, что на ингушском читать некому. Родной язык оттеснен. Молодежь не желает изучать ингушский язык и даже разговаривать на нем. Конечно, это очень печально, что люди не желают знать родного языка. Но я очень надеюсь, что ситуация изменится к лучшему.
– Лейла, вот «Сердало» конца 80-х. Коль газеты данные хранятся, запомнились ли какие-либо статьи, фамилии авторов? Какая тематика в то время преобладала?
– Я не могу что-то конкретно выделить. И сорок с лишним лет назад, и сегодня читаю газету, что называется, от корки до корки. Мне все интересно. В отличие от телевизора, не скажу за все газеты, например, «Комсомольская правда» вместе с переходом на малый формат сильно проиграла и в плане содержания, а какая замечательная газета была, так вот «Сердало» можно открывать без опаски, что на тебя хлынет мощный негативный поток. «Сердало» дает информацию в большом объеме. На страницах газеты содержательные статьи о том, как живет и развивается республика, о людях, созидающих её. «Сердало» мне рассказывает о том, как налаживается жизнь. Благодаря, в том числе «Сердало», я в курсе всех добрых перемен. И, несмотря на возраст, когда уже, можно сказать, все в прошлом, радуюсь за красивую жизнь, которая вокруг бьет ключом. Радуюсь за молодых, которые имеют прекрасное сегодня и надежду на светлое будущее. Радуюсь за наш народ, который, наконец, имеет свои учебные заведения разного уровня, медицинские учреждения и многое-многое другое. Только радуйся и живи. И «Сердало» все это освещает.
– Лейла, в последнее время слышится недовольство по поводу того, что «Сердало» большей частью выходит на русском языке, как будто это делается специально, а не продиктовано действительностью, когда и писать, и читать на ингушском по большому счету некому. Из вышесказанного Вами я уже догадываюсь о Вашей позиции по данному вопросу, но все-таки хотелось бы, чтобы Вы ее озвучили.
– Моя любовь к «Сердало» не померкла ни от времени, ни от того, что она стала больше русскоязычной. Газета со мной практически на протяжении всей моей взрослой жизни. Я сама хорошо владею и ингушским, и русским языками, поэтому с удовольствием читаю на обоих языках не только «Сердало», но и художественную литературу. Сейчас, когда растут внуки, у меня и времени для этого выпадает больше. Читаю с наслаждением. А с «Сердало» я отдыхаю. И мои дети читают и газеты, и книги. Надеюсь, и внуки сумеют разглядеть благо, которое несет в себе печатное слово. А «Сердало», не потому, что я беседую сейчас с представителем газеты, да еще в преддверии солидного юбилея, а потому, что это действительно так, в моей жизни была и остается одной-единственной.

Мадина Кодзоева

№ 65-67 (12001-003), пIаьраска, 4 май, 2018 шу, пятница, 4 мая 2018 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *