Солдат Великой Отечественной

В этом материале я хочу рассказать о нашем земляке, участнике Великой Отечественной воины Махмуде Садулаевиче Акиеве. Мы говорим о боевых операциях и походах в тыл врага, доблести и геройстве, которых нашим землякам было не занимать, но война – это не только сражения. Никто не знает, что его ждет через час, минуту или мгновение. Из истории мы знаем, что в начале войны миллионы советских солдат и офицеров попадали в фашистскую неволю. Можно по-разному толковать эту тему, но абсолютное большинство пленных достойно вынесли все тяготы и лишения и остались верны присяге и воинскому долгу.

Герой нашего изложения родился в 1919 году в селе Аршты, в семье бедняка. Лихолетья гражданской войны не избежал ни стар, ни млад. Махмуду пришлось несладко. Он, как и все его односельчане, терпел голод и лишения, чем мог помогал родителям, и очень хотел учиться. В то время в селе открылось медресе, а мулла по стечению обстоятельств жил в доме Акиевых. Махмуда тянуло к светским знаниям, но вместо школы его отдали учиться в медресе. Однажды мулла заметил, что мальчик не слушает урок и наказал его. Получив по рукам множество ударов хворостиной, Махмуд убежал из медресе и спрятался в кроне старой лесной груши на окраине села. Его искали до поздней ночи, уговаривали вернуться домой, обещая, что он больше в медресе учиться не будет, а пойдет в школу.
Махмуд очень хотел стать учителем и учить детей. Он закончил школу и поступил в сельскохозяйственный техникум. Махмуд хорошо учился, получил диплом и вернулся домой. Он работал счетоводом в колхозе, был на хорошем счету.
В 1939 году он добровольно ушел в Красную армию. Об этом времени надо сказать особо. Из истории мы знаем, что это был период активной мелитаризации фашистской Германии. Гитлер и его окружение не могли простить Европе унизительный Версальский договор, по которому после поражения в Первой мировой войне Германия не имела права иметь вооруженные силы. Приход к власти Гитлера вызвал в армейской элите Германии небывалый энтузиазм. Военная машина, несмотря на запрет, заработала в полную силу, а генералы заговорили о пересмотре границ. 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война…
Махмуд Акиев, как дипломированный специалист, был направлен в школу младших командиров. Ему присвоили воинское звание «старшина». Воинская часть, в которой служил старшина Акиев, дислоцировалась на северных рубежах СССР, в районе карело-финского перешейка. После вторжения фашистов в Польшу воинская часть была передислоцирована в западную Белоруссию, в город Барановичи. А между тем война приближалась к границам СССР. Их подразделение вступило в тяжелые оборонительные бои с хорошо вооруженными фашистскими войсками 22 июня 1941 года. Несмотря на превосходящие силы противника, Красная армия сдерживала атаки противника, нанося ему урон в живой силе и технике, но силы были не равны. После одного их многочисленных боев старшина Акиев раненый и контуженный, в бессознательном состоянии в числе других красноармейцев попал в плен и прошел все круги ада концентрационных лагерей. Три года нечеловеческих унижений, голода, когда каждый день умирают боевые товарищи, когда, казалось бы, нет спасения могли сломать любого, даже самого сильного человека. Махмуд Акиев с первого дня неволи искал пути к побегу из этого ада. Он дважды бежал из лагеря, но оба раза неудачно. Его истязали и травили собаками, держали на голодном пайке в карцере, но дух парня из Ингушетии и его желание быть свободным помогли ему добиться своей цели. Махмуд решил бежать в третий раз. Несколько человек пробрались к угольному эшелону и, спрятавшись в нем, смогли вырваться на свободу! Неважно, что не было еды, что они не знали языка, зато это была вожделенная свобода. Старшина Акиев выбрался из Кенигсберга в Польшу. Он с товарищами прятался в лесах. Они не имели ничего: питались, чем придется, ночевали под открытым небом и искали пути к своей Родине. Махмуд знает, что Советская армия сломала хребет гитлеровской армаде и наступает. Ему повезло встретить хорошего человека. Местный житель – поляк, живший на отдаленном хуторе, взял его к себе в работники, и выправил для него необходимый Акиеву аусвайс. Здесь он узнает, что вайнахи депортированы в Казахстан и Среднюю Азию, но не верит этому. Он ищет путь на Родину. Махмуд, не зная местности и языка, не рискует, а раздобыв винтовку, по ночам, скрытно даже от хозяина, выходит на проезжую дорогу, по которой передвигаются эсэсовцы. Не один фашист нашел свою смерть в польском лесу от его меткой пули. Махмуд торжествовал. Наконец-то, пусть в таком скрытном противостоянии, он мстит врагу за поражения первых лет войны, за мучения в фашистском плену и гибель своих боевых товарищей. С рассветом он возвращается на хутор, прячет в укромном месте свою винтовку и, несмотря на бессонную ночь, днем, как и все, работает по хозяйству. Никому не придет в голову, что этот вежливый и работящий батрак мстит врагам в глубоком немецком тылу. У Махмуда европейский тип лица и это обстоятельство ему на руку. Хозяин знает, что его батрак по ночам отсутствует, но не выдает властям.
Уже близко канонада. Махмуд видит, как панически бегут фашисты. Он каждую ночь уходит в засаду и разит врагов. За время своей «охоты» Махмуд уничтожил более двух десятков фашистов. Наконец, настал долгожданный день, и на хутор прибыло советское воинское подразделение. Со слезами радости на глазах бросился Махмуд к первому увиденному им солдату, и долго тискал его в своих объятиях. Все. Свобода. Не надо прятаться и маскироваться. Он достал свою винтовку, патронташ и попросился в строй. Махмуд прошел необходимую в таких случаях проверку на заградительной заставе и новые документы. Так Махмуд Садулаевич Акиев стал Михаилом Сергеевичем Акиевым, и был зачислен в строевую часть. Махмуд был бесстрашным и умелым воином, ни одна его пуля не пропадала зря. Он мстил врагам за все невзгоды, за плен, за гибель своих товарищей, за замученных в фашистской неволе советских солдат и офицеров. В боях под Кенигсбергом, откуда Махмуд полтора года назад совершил побег, он был ранен и попал в госпиталь. После госпиталя его направили в батальон аэродромного обеспечения, где он и закончил войну.
После Победы их воинская часть передислоцируется в Азербайджан. В 1946 году Махмуд демобилизуется, но, как вайнаху, ему нет пути домой. Он остается в Баку, устраивается на работу, получает жилье и каждый месяц ходит на отметку в комендатуру. Он не считается спецпереселенцем, и вольным его назвать тоже нельзя. Махмуд живет мыслью о своих родных, высланных на далекую чужбину. У него нет никаких сведений о них, не знает, живы ли…
В 1948 году Махмуд женился на Вере Федоровне Мещеряковой. Его супруга была педагогом по образованию, такая же одинокая душа, как и Махмуд. Жили они душа в душу, работали, растили детей. К 1957 году у них было 4 детей. Однажды, возвращаясь с работы домой, Махмуд купил газету. Присев на лавочку, он раскрыл «Правду» и не поверил своим глазам: на первой полосе был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о возвращении из депортации в места исконного проживания всех вайнахов и воссоздании Чечено-Ингушетии. Махмуд долго не мог осознать прочитанное: 18 лет разлуки с родными, близкими людьми, живы ли они и где их искать? Слезы радости и тревога за судьбу родителей, братьев и сестер.
Придя домой, Махмуд написал письмо на имя председателя организационной комиссии по восстановлению ЧИАССР с просьбой разрешить ему вернуться на малую родину. Вскоре пришел долгожданный ответ. Он берет на работе отпуск и едет домой.
Рассказывает сын Махмуда Садулаевича Ризван. «Отец был с офицерской выправкой статным мужчиной. В белом кителе, галифе и хромовых сапогах Махмуд Садулаевич приехал на станцию Самашки и увидел множество людей, высаживающихся из поезда. Это были возвращающиеся из Казахстана домой ссыльные. Он вышел на перрон и обратился к первому встречному с вопросом о своих родственниках. Мужчина отпрянул от него и бросился куда-то в сторону. Махмуд сначала не понял этого внезапного бегства, но пройдя немного вперед, увидел в толпе своего старшего брата Магомеда. У него от радости перехватило дыхание, но Магомед не узнавал его…
— Махмуд, я знаю, что это ты, — говорил Магомед, обнимая брата. – Мы писали в Министерство обороны, посылали запросы, но нам сказали, что в списке погибших тебя нет, и попросили больше не писать… Мы в Казахстане в твою память сделали саг1а, — говорил Магомед, — а сестра Магази показала твое фото гадалке. Она сказала, что ты жив».
Мать Махмуда, увидев сына, потеряла сознание. Махмуд на следующий же день поехал в Баку, уволился с работы и, забрав семью, переехал в Аршты. Родственники тепло приняли работящую сноху. Вера Федоровна устроилась на работу в школу учителем, а Махмуд Садулаевич работал в этой же школе завхозом. Все школьники села Аршты, учившиеся в сельской школе с 1957 по 1989 годы, прошли обучение у Веры Федоровны. Это была замечательная женщина, отзывчивая и добрая. Несмотря на тяжелый быт сельской жизни и многодетную семью, она успевала и работать, и содержать свой дом в образцовом порядке.
— Уже в Арштах родились мы с братом, — говорит Ризван. – Мы жили в учительском доме. Как и все селяне, держали домашнюю живность, у нас был большой огород. Родители приучили нас к труду с раннего детства. Не заставляли, а своим примером показывали нам все, что должны делать мы. Отец был строгим и рачительным хозяином. Если он днем видел горящую без необходимости лампочку, разбросанное сено или другой непорядок, устраивал нам всем разнос, но делал он это тактично. Он не ругался и не кричал на нас, не бил, но мы готовы были провалиться от стыда сквозь землю, и в тот же момент быстро приводили свой двор в порядок. Я благодарен своим родителям за эту науку. Наши родители всегда были заняты на работе, и я в детстве очень хотел, чтобы отец и мама хоть один день побыли с нами.
Махмуд Садулаевич, уже живя в Арштах, на строительстве своего дома тяжело заболел.
Он долго лечился, но недуг не поддавался. Вера Федоровна вылечила его по рецепту санитарки больницы. К Махмуду часто приезжали его многочисленные друзья и знакомые.
— Отец на фронте мечтал попить воды из родника на окраине Аршты. Я в детстве часто бегал на этот родник и приносил ему эту воду, — говорит Ризван.
Махмуд Садулаевич и Вера Федоровна прожили достойную жизнь, воспитали 8 детей, дали им образование. К сожалению, мы не можем продлить годы нашим родителям…
Махмуд Садулаевич скончался в 1993 году в 74 летнем возрасте. Сказались фронтовые лишения и раны (Дала гешт долда цун).
Сегодня, с высоты прожитого, величие подвига солдат Великой Отечественной, несмотря на попытки некоторых нечистоплотных политиканов переписать историю, сияет еще ярче, и мы с благодарностью вспоминаем их, презревших страх и выполнивших свой воинский и человеческий долг до конца, и в этом наша сила.

М. Ханиев

№ 68-69 (12004-005), шинара, 8 май, 2018 шу, вторник, 8 мая 2018 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *