ЕГЭ – обуза или благо?

Выпускники общеобразовательных учреждений России готовятся к Единому государственному экзамену. ЕГЭ был введен в нашей стране в 2007 году. Уже 11 лет страна обсуждает это новшество. Отчасти это справедливо. Советская система образования была лучшей в мире, и по большому счету российскому выпускнику ЕГЭ особо и не нужен. С другой стороны Россия интегрирована в мировое сообщество и соответствовать мировым стандартам образования – веленире времени, и ЕГЭ все-таки нужен. Так или иначе, а ЕГЭ сдавать надо.

Выпускники нанимают репетиторов и усиленно подтягивают все предметы, по которым надо сдавать экзамен. Никто не считается с расходами; высокий балл важнее. Озабоченные родители с тревогой ждут начала экзаменов. Общество муссирует слухи о «возможностях» обойти ЕГЭ, и суммы называют немалые. Словом, процесс идет. При этом мы вправе узнать закулисье ЕГЭ и почему тревога не проходит. Склонять наших выпускников за плохую учебу в школе — значит склонять самих себя, и этим ситуацию не исправишь. Остается уйти целиком в мир знаний (пока еще есть время) и нанять репетитора. И родители должны не тревожиться, а действовать, чтобы сын или дочь сдали экзамены и смогли учиться дальше. И экономить на этом нельзя.
Мы встретились с Лидией Солсовной Гайтукиевой, отдавшей педагогике 40 лет, чтобы спросить про ЕГЭ и все, что с этим связано. Лидия Гайтукиева находит время для репетиторства, и от учащихся отбоя нет.
— Лидия Солсовна, с какой, на Ваш взгляд, целью был введен ЕГЭ? Было много высказываний «за» и «против» ЕГЭ, и длится это уже 11 лет.
— ЕГЭ был введен, чтобы Россия была на одном образовательном уровне с европейскими странами. Отмечу при этом, что ЕГЭ мотивирует детей при выборе профессии, но к нему нельзя относиться однозначно. Вначале ЕГЭ был не очень сложный, достаточно было немного позаниматься с детьми, и «угадайки» выпускникам были вполне по силам. Сегодня же совсем новая система оценивания ответов, изменились критерии и смысловая нагрузка.
— Вы хотите сказать, что процесс стал глубже?
— Я могу судить только исходя из своего предмета. По обществознанию, в частности, тематическая нагрузка стала намного больше и сложнее. Учитель должен использовать не только один учебник. Хотя, можно сдать ЕГЭ на основе базового учебника и получить 60 баллов. Но если выпускник хочет поступить в престижный ВУЗ — то для сдачи экзамена одного учебника мало. Об этом я всегда говорю своим подопечным.
— Лидия Солсовна, в чем конкретно изменилась система оценивания знаний?
— В ЕГЭ есть так называемый порог знаний. В обществознании, например, в прошлом году надо было набрать 19 баллов, чтобы пройти этот порог. Вторичный порог – 40 баллов. В этом году, чтобы набрать первичный порог ребенку надо уже 22 балла. Требования стали жестче по всем предметам.
— Экзамен – это всегда стресс…
— Мы используем разные учебные материалы, в том числе и одобренные федеральным центром педагогических исследований. Немало учебной литературы разных авторов, которое подразумевает разночтения предмета, что по большому счету не всегда способствует усвоению учащимся заданной темы. Используем разную учебную литературу. В нашем случае, например, учебник по обществознанию под редакцией Котова и Лискова написан более понятным ребенку русским языком. А другой учебник под редакцией Лазебникова и Рудковской очень сложный. Сложные словосочетания, формулировки. Стиль изложения предмета соответствует 2-3 курсу ВУЗа, но мы стараемся пройти и этот курс, чтобы наши дети были конкурентными. А предмет очень сложный. Мы изучаем Уголовно-процессуальный кодекс, Гражданский процессуальный кодекс, Основы конституционного строя. В этих вопросах много формулировок, которые надо знать назубок.
— Нет худа без добра. Сегодняшние выпускники пришли в школу в год сдачи первого ЕГЭ, и за 11 лет эта система стала намного совершеннее. Какие плюсы ЕГЭ Вы бы отметили?
— Во-первых, сидя у себя дома вы можете подать свои документы в пять ВУЗов по своему усмотрению. Набрали хорошее количество баллов — подавайте документы в престижный ВУЗ. Во многих учебных заведениях работают педагоги с еще советской закваской и мне они нравятся за фундаментальные знания, и в обучении студентов используют уже проверенные временем методики, которые эффективнее других. Конечно, выпускник сам должен прежде всего быть заинтересованным в успехе, и на наших семинарах мы наравне с преподаванием предмета прививаем им чувство уверенности в своих силах. Это тоже очень важно.
Слушая педагога, подумалось: все родители хотят, чтобы их сын или дочь стали дипломированными специалистами, но большинство из них, занимающихся добычей хлеба насущного, мало что знают об этом. Ребенок должен учиться там, где хочет, а не там, где может. Понимаю, если выпускник знает свои слабые места и готовится конкретно, по определенной теме. Но не все дети знают эти свои слабые места и в силу возраста еще не способны к самоанализу. И чем им может помочь родитель, когда настает пора экзаменов, а многие из них не ходили даже на родительские собрания?
Конечно, большой плюс получить приглашение на учебу в столичный престижный ВУЗ. Только их единицы, а что делать остальным? И ЕГЭ здесь уже не виноват, ни с какой стороны…
— Вы назвали плюсы ЕГЭ, но эти плюсы наверняка не без минусов?
— Мне не нравится, когда ребенок не может доказать свою точку зрения. В первой части экзамена он не может ничего доказать, потому что должен говорить так, как прописано в учебнике. Очень сложные и настолько перекрученые вопросами тексты, что не все понятно. Даже если ребенок отвечает правильно, возникают спорные моменты. Здесь не обходится без субъективного подхода. То же сочинение, написанное вами, может не понравиться проверяющему, и так в каждом предмете. Это не нравится. Пора вводить при поступлении в ВУЗы систему конференц-связи. Если бы школьник сидел с глазу на глаз с преподавателем, он бы мог доказать свою точку зрения в режиме онлайн. Об этом я говорила на встрече с депутатами Государственной Думы в Москве, куда была приглашена с другими ингушскими педагогами на празднование Дня Конституции.
— Лидия Солсовна, как бы мы ни склоняли ЕГЭ, не надо забывать, что каждый ВУЗ вправе выбирать себе абитуриентов.
— Каждый ВУЗ автономен и выдвигает абитуриентам свои требования. Но я хочу сказать, что и наши дети стали намного грамотнее и образованнее. 90 процентов поступивших в ВУЗы успешно учатся и получают дипломы.
— Чего не хватает нашим детям?
— Они мало читают. Выросло компьютеризированное поколение, среди молодежи снижается интерес к книге. Это плохо. Читать надо бумажную книгу, а не электронную. Ребенок должен слышать запах этой книги, но моды на чтение среди школьников я не вижу.
— Это во всем мире так, и Ингушетия не исключение. Один из великих сказал, что детям нужны не нотации, а примеры. Наше поколение тоже ведь мало читает. У детей не было примера, и как следствие, отсутствие интереса.
— Вы затронули больную тему. Во времена нашей молодости был лозунг: «Любите книгу — источник знаний». Мы узнавали мир по книгам, а наши дети все видят по телевизору.
Общаясь с Лидой Гайтукиевой, мы говорили о проблемах школьного обучения, о плохом взаимопонимании родителей и учителей. Ведь ЕГЭ – это финальная нота школьных 11 лет, как путевка в жизнь.
— Дети говорят, что на Ваших семинарах всегда интересно. Чем Вы их увлекаете?
— Для меня важно, чтобы мой ученик усвоил разбираемую тему, чтобы он «догонял» мою мысль и делился своими соображенииями, а не сидел, молча, сиднем. Я учу детей, но при этом сама учусь лучше их понимать, мне интересно их мировоззрение. Я говорю с детьми на равных, не давлю на них. Только в спокойном состоянии ребенок способен усваивать тему. Развитие у них психологических навыков и желания знать больше – вот высшая цель для любого учителя. Я всегда «за», чтобы мальчики вели себя в школе естественно, с долей баловства, потому что они дети, а в детстве иначе не бывает. Мы, взрослые, должны быть терпимее к детям, своим и чужим. В них наше будущее, — говорит Лидия Гайтукиева, и возразить ей нечего.

М. Ханиев

№ 76 (120112), шинара, 22 май, 2018 шу, вторник, 22 мая 2018 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *