Не «утонуть» в отходах

Читаешь иной документ и диву даешься – чем же занимается многочисленная армия чиновников разного уровня. Меня, к примеру, шокировало сообщение заместителя Генерального прокурора РФ И. Сыдорука о том, что в Республике Ингушетия нет ни одного санкционированного объекта размещения отходов производства и потребления. Как же так получается, более четырехсот тысяч жителей республики и многие тысячи гостей активно производят и потребляют, а отходы от их деятельности хранятся как попало?! А ведь законодательство об охране окружающей среды категорически требует, чтобы такие санкционированные объекты были в каждом населенном пункте. Федеральный закон «Об отходах производства и потребления» прямо указывает в статье 7: «Запрещается размещение отходов на объектах, не внесенных в государственный реестр объектов размещения отходов».

Что же это получается? Есть закон, есть федеральный орган исполнительной власти, обязанный следить за его исполнением, созданы его структурные подразделения во всех федеральных округах и во всех субъектах федерации, а отходы хранятся где попало и как попало! В документе за подписью И. Сыдорука констатируется, что в СКФО образовалось около одной тысячи несоответствующих требованиям закона свалок.
Заместитель Генерального прокурора РФ отмечает также, что допускаются серьезные нарушения при лицензировании деятельности по обращению с отходами I-IV классов опасности. И тут самое время поговорить о классах этой самой опасности. Мы, обыватели, имеем об этом весьма смутное представление, между тем она имеет непосредственное отношение к нашей повседневной жизни.
Наиболее опасные отходы относятся к классу 1. Это полоний, бензапирен, фтороводород, соли свинца, таллий, плутоний, теллур и некоторые другие вещества. При неправильном хранении они приводят к катастрофическому изменению экологии. При этом, период восстановления природного баланса отсутствует, т.е. восстановление невозможно. Но, может быть, эти вещества от нас далеко и нам не угрожают? Наоборот, они рядом. Источниками таких отходов являются трансформаторы, конденсаторы, креозол и его остатки, ртутные термометры (отработанные или бракованные) и другие содержащие ртуть приборы, асбестовая пыль, синтетические и минеральные масла, отходы солей мышьяка, антидетонационные присадки и отходы.
К классу II относятся отходы с высокой степенью вредного воздействия на окружающую среду. Это отработанные или бракованные аккумуляторы, автопокрышки, масла, щелочи, кислоты, гальванические элементы, люминесцентные и ртутные лампы, свинцовые опилки, кислые смолы, литий, фенол, хлороформ, серная кислота, сероводород, барий, сурьма, все нитриты, молибден… Последствия влияния веществ класса II настолько велики, что природе требуется не менее 30 лет для восстановления баланса.
К классу III относятся умеренно опасные вещества. У них средняя степень вредного воздействия на окружающую среду. Они приводят к нарушению экологической системы, но для ее восстановления требуется уже не 30 лет, а около 10. После этого влияние источника заражения сводится к минимуму. К этому классу опасности относятся соединения марганца, серебра, никеля, меди, бензосодержащие отходы, фосфаты, этиловый спирт… Кто и что являются поставщиками этих опасностей в природу? Это могут быть отработанные медные провода, ацетон, обтирочные материалы, шлам очистки труб от нефти, масла (автомобильные, моторные), дизтопливо, цементная пыль, загрязненный бензином песок, свежий навоз со свинофермы, свежий утиный и гусиный помет, табачная пыль.
Ну и, наконец, о классе IV опасных веществ. У них минимальная степень вредного воздействия на окружающую среду. Эти отходы приводят к определенным нарушениям экологической системы, но она сохраняет способность к восстановлению в течение трех лет. К ним относятся сульфат, хлориды, алюминий, метан, аммиак, этанол и некоторые другие. Такие отходы производят строители (битый кирпич, остатки щебня и арматуры, шпаклевка, куски рубероида). Это может быть также уличный и дорожный мусор, отходы битума и асфальта, обломки мебели, различного рода упаковки, остатки пищи, осколки стекла, опилки, отходы пуха и перьев, перепревшие навоз и помет птицы…
Человечество нашло способы не просто безопасно хранить все эти отходы, но и перерабатывать, полностью или в максимальной степени сводя на нет их химическую активность и вредное воздействие на окружающую среду. Некоторые из этих отходов научились перерабатывать и использовать в различных сферах. Здесь важно одно обстоятельство – сбор и утилизация отходов первого класса опасности осуществляется отдельно, они собираются в специальные контейнеры, которые обеспечивают безопасность их транспортировки. Среди отходов второго класса опасности только отработанные аккумуляторы нельзя подвергать механическому воздействию – хранить и перевозить их нужно в специальных контейнерах или поддонах. Нефтесодержащие отходы и отработанные масла также собираются отдельно. Отходы классов опасности I и II запрещается бросать, ударять, переворачивать (в упакованном виде) и повреждать тару, в которой они находятся. Но и это еще не все. Сбор и утилизация отходов с первого по четвертый класс осуществляется по специальной инструкции со следующей последовательностью действий:
сбор и сортировка отходов;
оформление документации;
учет отходов;
транспортировка к месту временного хранения, обезвреживания и переработки;
уменьшение объема за счет применения инновационных технологий (упаковка, переработка).
Кто из нас, жителей Ингушетии, видел, чтобы подобным образом у нас обращались с отходами. Не знаю, как на предприятиях, но ведь дома все отходы мы складываем вместе в один пакет, а муниципальные службы везут этот опасный груз на несанкционированную мусоросвалку и кидают все в общую кучу.
Когда я работал над этим тестом, стало известно, что председатель комитета по экологии РИ М. Бабхоев был на приеме у Главы Ингушетии и докладывал о работе своего ведомства. Им были названы многие обнадеживающие цифры и факты. Так, за 5 месяцев текущего года проведено, по его словам, 180 проверок, которые выявили 219 нарушений природоохранного законодательства. По его словам, в нынешнем году основной акцент в работе делается на оборот отходов и загрязнение водных объектов. Как сказано в отчете о встрече, «коснулся руководитель ведомства и актуальной темы обращения с отходами». К сожалению, невозможно понять, что стоит за этой обтекаемой формулировкой: будем ли мы, а если будем, то когда, собирать отходы раздельно или будем продолжать все валить в одну кучу. Говорить об этом на 18-м году XXI века уже просто неудобно, ведь речь идет о здоровье не только ныне живущих, но и будущих поколений.
Есть у российского государства качество, которое никак не назовешь замечательным, – сначала создавать проблемы, а потом устранять их, прилагая героические усилия. Это известное выражение вспомнилось после прочтения слов из доклада М. Бабхоева Главе РИ об объектах «накопленного экологического ущерба». Оказывается, все 19 существующих в РИ свалок это и есть такого рода объекты. Поскольку никогда ранее ни о чем подобном не слышал, решил заглянуть в специальную литературу. И вот, что прочитал: «Накопленный вред окружающей среде (объекты накопленного экологического ущерба), возникший в результате прошлой экономической и иной деятельности, обязанности по устранению которого не были выполнены, либо были выполнены не в полном объеме». Таких объектов по всей стране многие тысячи, страна по уши в отходах, в Подмосковье дошло до отравления людей. Теперь будем бороться всем миром с этой бедой – на Прямой линии 7 июня Президент РФ
В. Путин сообщил, что до 2024 года по всей стране будет построено 200 мусороперерабатывающих заводов. Будем надеяться, что хотя бы один из них появится и в Ингушетии.
Признаться, когда я прочитал о документе за подписью И. Сыдорука, у меня появилось чувство безысходности за экологическую ситуацию в Ингушетии, но сообщение М. Бабхоева на приеме у Ю. Евкурова несколько успокоило. Будем надеяться, что все, что заявлено, будет осуществлено.

А. ИНСАРОВ

№ 89 (12025), ера, 14 июнь, 2018 шу. Четверг, 14 июня 2018 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *