Как рождались заголовки книг

Сегодня трудно найти человека, кто хотя бы несколько книг в жизни не прочитал. Пусть и потому, что того требовала школьная программа или были иные обстоятельства. И почти все помнят, если не содержание, то хотя бы название книги. Это если взять крайности. А многие прочитали сотни, тысячи книг, и значительно больше слышали названий. Но мало кто знает, как в многочисленных поисках, сомнениях, муках появилось то или иное название произведения. «О, эти постоянные мучительные поиски названий!», — писал Константин Паустовский.

Некоторые из них достойны быть упомянутыми.
Много лет назад даже вышла книга З. Блисковского «Муки заголовка» на эту тему.
Возьмем наиболее известные истории из них.
Начнем с родной ингушской литературы.
Название главного романа ингушской литературы «Из тьмы веков» Идриса Базоркина появилось тоже не сразу. Первоначально автор хотел назвать его «Земля и человек», затем подумывал назвать его «Освобождение». И лишь с третьей попытки появилось «Из тьмы веков». Вторая книга должна была называться «Тайна замка Ольгетты». Думаю, понятно и первоначальное название книги. Смыслом жизни горцев в 19 веке, в котором и происходят главные события романа, являлась борьба человека за землю. Только земля могла прокормить человека, и ее у него отобрали, оставив только голые скалы.
Второе название выглядело слишком идеологизированным, отчего автор мудро отказался. Так и осталось «Из тьмы веков». Оно как раз и передавало суть изображенных событий.
К слову, «Из тьмы веков» называется и роман ныне здравствующего классика адыгской (черкесской) литературы Исхака Машбаша, написанный намного позже его ингушского тезки. Как-то при встрече автор этих строк спросил его, почему он так назвал свой роман, памятуя о романе с таким же названием у Идриса Базоркина. «Я пробовал. Но это название очень подходило», — ответил мне Исхак Шумафович. Так оно и есть, наверное. Перенять название произведения не считается плагиатом. Есть же роман «Война и мир» Льва Толстого и поэма Владимира Маяковского с тем же названием. Роман писателя конца 19 — начала 20 века Петра Боборыкина и поэма советского поэта А. Твардовского названы по имени главного героя «Василий Теркин». Советский поэт вначале, как он признавался, даже не знал о существовании тезки своего героя.
Первоначальное название романа Михаила Шолохова «Поднятая целина» звучало так: «С кровью и потом». Название, характерное для первой половины ХХ века. Казахский писатель Абдижамил Нурпеисов свою историко-революционную трилогию так и назвал: «Кровь и пот». Уже когда рукопись Шолохова ушла в журнал «Новый мир», там попросили поменять название. И в кругу друзей писатель пришел к «Поднятой целине».
«Как закалялась сталь» Николая Островского предлагалось поменять на имя героя книги «Павел Корчагин», опасаясь, что первое будет воспринято как название учебника по металлургии. Но автор настоял на своем, и оно осталось.
У знаменитой в свое время пьесы Всеволода Вишневского «Оптимистическая трагедия» были названия: «Гимн матросам», «Да здравствует жизнь!»
Вошедший в золотой фонд русской литературы рассказ Антона Чехова «Попрыгунья» откровенно не нравился многим в окружении писателя. Иван Бунин высоко оценил сам рассказ, а о названии сказал: «Все чудесно. А заглавие ни к черту». Но — прижилось.
Первые части романа Льва Толстого «Война и мир» были опубликованы в журнале «Русский вестник» под заглавием «Тысяча восемьсот пятый год». Через некоторое время Лев Толстой дает своему роману другое название: «Все хорошо, что хорошо кончается». И лишь с третьей попытки появилось название «Война и мир»!
Были и те, кто не утруждал себя оригинальными названиями. После выхода таких книг, как «Это было в Ленинграде», «Это было в Ровно», то тут, то там появлялись романы «Это было…» в Ржеве, Белоруссии, Одессе и далее, как говорится, по списку.
Знаменитый, неоднократно изданный и экранизированный «Золотой теленок» Ильи Ильфа и Евгения Петрова вначале имел ставшее потом нарицательным прозвищем имя «Великий комбинатор».
Роман Эрнеста Хемингуэя «Прощай, оружие!» имел несколько других названий: «Любовь на войне», «Воспитание плоти», «Запоздалая мудрость».
Роман Эмиля Золя «Жерминаль» имел такие заглавия, как «Дом трещит», «Сгнившая крыша», «Подземный огонь».
«Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого звучала как «Русский воин Алексей Маресьев», «Против бури», «Воля большевика», «Несгибаемые», пока автор не остановился на знакомом названии.
Знаменитый роман-трилогия Константина Симонова «Живые и мертвые» прошел через поиски десятка вариантов, пока автор не «увидел» окончательное.
Из другого ряда, но на тему названий произведений, есть и крайности.
Издавая произведения русских классиков, зарубежные бизнесмены от издательского дела и киноиндустрии по-своему переиначивают их заглавия. «Воскресенье» Льва Толстого стало «Преступлением любви», «Анна Каренина» была экранизирована Голливудом под названием «Любовь офицера», а бразильская телекомпания сняла фильм по тому же роману – «Женщина, которая много любила». Комедию Уильяма Шекспира «Укрощение строптивой» назвали «Поцелуй меня, Кэт!»
Наверное, и у произведений ингушских писателей есть свои истории мук заголовка.

С. Султанов

№ 93-94 (12029-030), шоатта, 23 июнь, 2018 шу. Суббота, 23 июня 2018 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *