Ингушской автономной области — 94 года

Образование Ингушской автономной области 7 июля 1924 г. не было явлением случайным и спонтанным, волей одного человека или общественно-политической организации. Это был результат исторического развития Ингушетии, прошедшей через определенные этапы роста национального самосознания, деятельности ингушского национального движения, народа, проявившего чудеса героизма во время установления Советской власти в крае.

Вопрос об автономии горских народов Северного Кавказа встал сразу после установления в крае советской власти в 1920 г. Как известно, в те годы горские народы входили в состав Терской области, во многом военизированного государственно-территориального образования с преобладанием военно-казачьего регулирования и соответствующего способа решения всех вопросов.
1 июля 1883 в составе Терской области были образованы три казачьих отдела: Сунженский, Пятигорский и Кизлярский. Ингушетия вошла в состав Сунженского отдела с центром в станице Сунженская (быв. Ахки-юрт, ныне с.Сунжа Пригородного района Северной Осетии) и была в таком состоянии до 1905 года, когда был учрежден Назрановский округ. В названиях округов не отражались названия самих народов. Осетия называлась Владикавказским округом. И у обоих округов была единая столица — Владикавказ. Кабарда и Балкария входили в состав Нальчикского округа.
Да и отношения между самими горскими народами с одной стороны и казачьим и другим русским народом с другой стороны, были напряженными. «Отношения между горцами и казаками самые враждебные; отношения между иногородним населением и казаками враждебные; отношения между отдельными племенами горцев не всегда дружественные, а порой и резко враждебные…», — писал Серго Орджоникидзе о политической обстановке в Терской области. (Орджоникидзе Г. Статьи и речи. В 2 т. Т.1. М.,1936, с.73)
Требовались срочные меры по улучшению и без того сложного социально-экономического положения горских народов. Первая мировая и гражданская война нанесли громадный ущерб народному хозяйству края. В Ингушетии белогвардейцы разрушили 8 крупных сел и 13 хуторов. (Юсупов П. Борьба за ленинские принципы…Грозный, 1968, с.5)
Население ингушских 5613 дворов лишилось жилья. Именно поэтому горские народы хотели сами управлять процессом восстановления и развития своих регионов.
Речь шла о широком вовлечении горских народов в дела управления своими регионами, а этого можно было достичь только путем образования автономий, своей государственности.
Зная о ситуации, складывающейся в регионе со стремлением народов самим строить свою жизнь, а не по лекалам Кавказского наместничества, Серго Орджоникидзе и сделал запрос горским народам, какой они видят свою дальнейшую жизнь.
13 сентября 1920 г. во Владикавказе состоялось совещание членов окружных исполкомов и парткомов Владикавказского и Назрановского округов под председательством того же Орджоникидзе. По итогам совещания была подтверждена необходимость установления Горской автономии. Было подготовлено общественное мнение к образованию Горской автономии.
«… утверждение всех принципов советского строительства среди горцев станет возможным при том непременном условии, когда широкие горские массы вполне сроднятся с советскими формами общежития и станут активными в советском строительстве. Достигнуть этого можно путем непосредственного вовлечения горского населения в общее советское русло. Одним из наиболее верных способов к этому совещание признает организацию горских автономных республик на тех основаниях, кои установлены для окраинных автономных республик, входящих в РСФСР», — отмечалось на краевом совещании большевистских организаций Дона и Кавказа, проходившем во Владикавказе 15 ноября 1920 г. (По кн.: Даудов А., Месхидзе Д. Национальная государственность горских народов Северного Кавказа. СПб, 2009, с. 113)
27 октября 1920 г. состоялось заседание Кавказского бюро ЦК РКП(б). Основываясь на решении политбюро ЦК РКП(б) от 14 октября 1920г. постановило считать «своевременным образование Горской и Дагестанской горских республик типа Башкирской Советской Республики».
17 ноября 1920 г. буквально через 2 месяца II съезд народов Терской области провозгласил Горскую республику.
На съезде народов Терской области, прошедшем во Владикавказе, выступил с докладом тогдашний нарком национальностей России И. Сталин, который сказал о цели создания автономии Горской республики: «Давая вам автономию, Россия тем самым возвращает вам те вольности, которые украли у вас кровопийцы-цари и угнетатели царские генералы. Это значит, что ваша внутренняя жизнь должна быть построена на основе вашего быта, нравов и обычаев, конечно, в рамках общей Конституции России» (Сталин И. Собр. Соч. Том 4. М., 1947, с.400)
Интересным было выступление Серго Орджоникидзе, который, в частности, сказал: «Красная Россия не преподносит вам, товарищи, подарок. Она считает этот акт только справедливостью». (Выделено мной. – Я.П.)
20 января 1921 г. ВЦИК РСФСР принял Декрет «Об Автономной Горской Социалистической Советской Республике». Терская область или Терская Республика уже не упоминалась и перестала существовать как таковая.
Горская АССР делилась на 6 административных округов: Чеченский, Назрановский, Владикавказский, Кабардинский, Балкарский и Карачаевский.
Площадь Горской АССР составляла 73 тыс.кв.км. Население – около 900 тыс.чел.
Вскоре по просьбе населения были образованы еще два округа: Дигорский – для осетин-дигорцев и Сунженский – для казаков Сунженской линии.
Регионы, не вошедшие в состав ГАССР, образовали Терскую область с центром в г. Георгиевске.
16-22 апреля 1921 г. состоялся учредительный съезд советов Горской республики, где был избран ЦИК ГР во главе с Таштемиром Эльдархановым, его заместителем стал Идрис Зязиков. Совнарком (по современному — правительство), возглавил Симон Такоев. Через год председателем ЦИКа Горской АССР стал Идрис Зязиков.
Но попытки наладить жизнь в республике за короткий срок не имели успеха. Каждый округ имел свои особенности, не позволяющие управлять Горской республикой в едином формате. Потенциал партийных и государственных кадров, экономические возможности у регионов были различными.
«… с точки зрения экономических связей, национально-бытовых и хозяйственных особенностей населяющих ее народов Гор республика не представляла из себя достаточно цельную, исторически сложившуюся единицу, как, например, многонациональный Дагестан», — писал исследователь А. Летифов. (Летифов А. Исторический опыт национально – государственногостроительства на Северном Кавказе. Махачкала, 1972, с. 55)
Не оправдали надежд Центра избранные исполкомы, которые заменили ревкомами. Уже в августе 1921 г. было решено разбить Чечню на два округа — Грозненский и Веденский. Проблемы появились у Карачая.
Начался процесс отпочкования от Горской АССР некоторых округов.
Первым решила выйти Кабарда и 13 июня 1921 г. заявила об этом. 1 сентября 1921 г. был оформлен выход Кабардинского округа и образована Кабардинская автономная область. 7 декабря к Кабардинской АО присоединилась Балкария и образована КБАО (16 января 1922 г.)
Затем вышел Карачаевский округ.
В октябре 1922 г. комиссия ЦК РКП(б), в которую входили К. Ворошилов, А. Микоян и С. Киров, приняла решение: 1) выделить Чечню из Горской АССР в самостоятельную автономную область с центром в Грозном, не включая его в Чеченскую автономную область; 2) выделить Грозный в отдельную административную единицу с непосредственным подчинением всероссийскому и краевому центрам; 3) Сунженский (казачий) округ оставить в состав Горской АССР; 4) Осетию и Ингушетию временно сохранить в составе Горской АССР ввиду «единодушного желания работников Осетии и Ингушетии» и трудности решения вопроса о Владикавказе, общем центре обоих округов». (Летифов А. Исторический опыт национально-государственного строительства на Северном Кавказе. Махачкала, 1972, с. 66-77)
В целом к концу 1922 г. в составе Горской АССР остались Северная Осетия, Ингушетия, Сунженский округ и город Грозный.
В сентябре 1922 г. Дигорский и Осетинский округа были объединены.
Только в статусе автономии могли народы определить свою государственность, которая создавала условия для эффективного и отвечающего интересам народов национального развития и государственного строительства.
По словам Н. Гикало, было очевидно, что «там, где создавалась автономная область, советское правительство укрепляется, начинается тяга к хозяйственным улучшениям, культурному завоеванию, создаются мирные настроения и даже главное зло горских народов — бандитизм – уничтожается». (По кн.: Даудов А., Месхидзе Д. Национальная государственность горских народов Северного Кавказа. СПб, 2009, с. 177)
Отмечаемые центростремительные силы Осетии, проявившиеся в 1922 г., тоже не были однозначно едиными. Стремление Дигорского округа объединиться с Владикавказским (Осетинским) округом, чтобы образовать единую Северо-Осетинскую автономную область с последующим выходом из состава Горской АССР, не было принято большинством населения Владикавказского (Осетинского) округа, и оно высказалось за сохранение Горской АССР. Делегат съезда советов Горской АССР от Осетии Кодзоев, например, отметил, что выделение Осетии «кроме вреда ничего не принесет, так как, во-первых, усилится национальная рознь между ингушами и осетинами, а, во-вторых, Осетия потеряет свой культурный центр – г. Владикавказ» (По кн.: Даудов А., Месхидзе Д. Национальная государственность горских народов Северного Кавказа. СПб, 2009, с. 183)
Последний тезис ярко свидетельствует о том, что Осетия была уверена в безусловной передаче Владикавказа Ингушетии.
Против сохранения Горской АССР в составе Северной Осетии, Ингушетии, Сунженского округа и Владикавказа выступал только Дигорский округ, но эта точка зрения не получала поддержки у большинства населения Северной Осетии.
Третья точка зрения была в том, чтобы сохранить Горскую республику в составе Ингушетии и Северной Осетии. Эта точка зрения была связана с тем, что в случае их выхода из Горской АССР они могут лишиться Владикавказа.
Это же мнение «автономии внутри автономии» поддержала и комиссия ЦК РКП(б).
Оставшееся после выделения названных выше округов население Горской АССР составляло 295 тыс. чел. Из них 150 тысяч — осетин, 60 тысяч — ингушей, 25 тысяч — казаков и 60 тысяч — жителей Владикавказа, из которых 35 тысяч представляли русские.
К тому времени в каждом округе созрели свои национальные кадры. Необходимость в центральном советском аппарате отпала. 4 июля 1924 г. Гороблпартком принял решение о ликвидации госаппарата.
В феврале 1924 г. комиссия Оргбюро ЦК РКП(б) во главе с Г.К. Орджоникидзе изучила работу Горской АССР по всем направлениям, для чего проехалась по всем районам, встретилась сразличными коллективами, провела совещания с местным активом, изучила возможность улучшения партийно-политической и советской работы, национального государственного строительства. Не оставили без внимания и состояние межнациональных отношений.
В итоге, после долгих дебатов, комиссия пришла к мнению, что дальше сохранять Горскую АССР невозможно: оставшиеся два народа – осетинский и ингушский — и казачье сообщество хотят и могут развиваться самостоятельно. Было решено, что форма национальных автономных областей, которую опробовали на других народах, последовательно выделившихся из республики, является наиболее подходящей на данный момент.
7 июля 1924 г. ВЦИК за подписью М. Калинина принял Постановление «Об упразднении Горской Советской Социалистической республики и расчленении её по национальному признаку на две автономные области – Северную Осетию и Ингушетию, на автономную административную единицу – Сунженский округ с правами губернского исполнительного комитета и выделении гор. Владикавказа в самостоятельную административную единицу».
«В согласии с волеизъявлением народностей, населяющих Горскую Советскую Социалистическую Республику, и в целях скорейшего развития классового самосознания национальностей, входящих в состав Автономной Горской Советской Социалистической Республики, а также в целях наиболее широкого вовлечения трудящихся масс республики в дела советского государственного управления – Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет, в отмену своего декрета от 20 января 1921 года о Горской Автономной ССР постановляет:
1. Автономную Горскую Советскую Социалистическую Республику упразднить, расчленив ее по национальному признаку на две автономные области – Северную Осетию и Ингушетию, на административную единицу – Сунженский округ и выделив город Владикавказ в самостоятельную административную единицу.

2. Автономные области Северная Осетия и Ингушетия входят в состав Российской Социалистической Федеративной Советской Республики и имеют свой административный центр в гор. Владикавказе».
Временно до созыва первых съездов Советов автономных областей вся полнота власти принадлежала соответствующим революционным комитетам. Владикавказ, являясь самостоятельной административной единицей, подчинялся непосредственно Всероссийскому ЦИКу.
Установление границ двух областей, Сунженского округа и города Владикавказа должно было производиться Особой Смешанной Комиссией под председательством члена ВЦИКа, назначаемого Президиумом ВЦИК.
Таковы были основные пункты этого исторического решения.

10 августа в с. Базоркино состоялся многотысячный митинг трудящихся Ингушетии, посвященный образованию Ингушской автономной области. На митинге в Базоркино выступил секретарь обкома партии Идрис Зязиков. Образован Ингушский революционный комитет во главе с Иналуком Гойтиевичем Мальсаговым.
Осетинская автономная область провела митинг в с.Ардон 12 августа.
С 1 августа 1924 г. распускались все центральные, советские и партийные учреждения бывшей Горской Республики. К тому времени были уже подготовлены соответствующие кадры для каждой из областей, округа и города.
Как пишет политолог Абдул-Азис Яндиев, «самым важным и ответственным был процесс распределения между вновь образованными областями, округом и городом предприятий, заводов и других объектов, расположенных в черте Владикавказа, и территориальное размежевание этих образовавшихся субъектов» (Жизнь, отданная народу. Саратов, 1996, с.9)
17 июля 1924 г. на бюро Юго-Восточного крайкома РКП(б) образована комиссия по территориальному размежеванию и имущественному разделу Горской Республики под руководством Терского окрисполкома и ВЦИК Карклина, от Ингушетии – Иналук Мальсагов.
Была проведена большая и кропотливая работа по вышеуказанным и другим вопросам, касающимся всех сторон жизнедеятельности автономной области. Решение некоторых из этих вопросов было полно драматизма и напряжения. Но справедливость была обеспечена.
8 августа 1924 г. Постановлением ВЦИК № 263, во исполнение Постановления ВЦИК от 7 июля 1924 года об упразднении Горской АССР и расчленении ее на Ингушскую и Северо-Осетинскую автономные области с центром во Владикавказе и Сунженский казачий округ, образована Комиссия из представителей Ингушетии, Северной Осетии, Сунженского округа и г. Владикавказа для установления их административных границ и разрешения всех споров, возникающих при разделе имущества. Председателем Комиссии назначен Специальный уполномоченный ВЦИК, член ВЦИК и ЦИК СССР Извеков С.Н.
15 ноября 1924 г. состоялась первая областная партийная конференция Ингушетии, на которой избраны пленум и бюро Ингушского обкома партии. Секретарем Ингушского обкома ВКП(б) избран Идрис Бейсултанович Зязиков.
25 января 1925 г. в Ингушетии прошли первые выборы Советов народных депутатов области, а 30 января созван первый съезд Советов Ингушской АО.
31 января 1925 г. состоялся I пленум Ингушского ревкома. В Ингушской автономной области образованы 4 округа на правах районов: Пседахский, Назрановский, Галашкинский и Пригородный с центром во Владикавказе. Районирование утверждено Постановлением ВЦИК СССР от 8 марта 1926г. Избран исполком в составе 35 человек. Председателем избран Мальсагов Иналук.
31 января 1925 г. в г. Владикавказе состоялся первый съезд Советов Ингушской АО. Избран Ингушский облисполком во главе с Иналуком Мальсаговым, заместителем председателя стал Али Горчханов.
Через год, 2 августа 1925г. в Ингушетии отметили первую годовщину образования Ингушской автономной области.
Официально днем образования области объявлен 1 августа. В честь праздника в с. Базоркино были устроены конские скачки, устроены национальные игры и танцы для молодежи, для населения и гостей показана кинокартина, в центре села был открыт памятник борцам за свободу, памятник на могиле Торко-Хаджи Гарданова.
На митинге присутствовали руководство области во главе с Идрисом Зязиковым и Али Горчхановым, многочисленные гости из соседних регионов, Москвы, Грузии.
С докладом выступил секретарь Ингушского обкома РКП(б) Идрис Зязиков. Представитель Северо-Кавказского крайкома партии Алексеева сказала: «Мы знаем, что ни один народ на Северном Кавказе не сделал того, что сделали ингуши. Мы низко склоняем головы перед борцами, павшими за дело своего народа».
В принятой на митинге резолюции сказано: «Митинг отмечает, что первый год существования Автономии Ингушетии отмечается крупными успехами на культурном и хозяйственном фронте. Трудящиеся Ингушетии у могилы павших борцов за революцию дают торжественное обещание проявить на трудовом фронте стойкость, такую же, как и на фронте революционной борьбы».
Не случайно,в середине 1925 г. руководством Ингушской АО в лице И. Зязикова и, И. Мальсагова было решено ходатайствовать перед ВЦИКом о награждении народов Чечни и Ингушетии орденом Красного Знамени. Вероятно, что следом пошли ходатайства о награждении этим же орденом Кабарды, Балкарии и Дигории, Ингушская АО не была удостоена награды. Лишь в 1927 г. крупные ингушские населенные пункты Экажево и Сурхахи получили Грамоты ВЦИК за заслуги перед революцией и Советской властью.
2 ноября 1925 г. в газете «Сердало» опубликованы «Итоги работы в Ингушетии».
Автор Ибрагим Мальсагов в качестве итогов развития области за время ее автономного существования указывает на то, что воровство и грабежи в Ингушетии почти полностью изжиты.
Определены границы с Осетией, Владикавказом, Сунжей, остается закончить определение границ с Кабардой, но и этот вопрос будет скоро завершен.
Если до выделения Ингушетии в самостоятельную область было всего 8 школ, из которых работали только 4, то теперь их 16, и 4 строятся. Кроме того, имеется сельхозтехникум в Назрани и педагогический техникум во Владикавказе, школа кройки и шитья в Насыр-Корте.
В лечебном деле против единственной Назрановской больницы есть Ингушская областная больница во Владикавказе на 45 кроватей, Назрановская окружная больница на 40 кроватей, врачебные пункты в Галашки, Ангуште, Ахки-юрте, Ср. Ачалуки, Пседахе.
Автор подчеркивает, что «До выделения Ингушетии в автономную область настроение населения было подавленное. В настоящее время замечаем бодрость настроения массы.»
Ингушская автономная область просуществовала десять лет, до 1934 года, когда ее насильственно объединили с Чеченской автономной областью.
15 января 1934 г. состоялся I съезд Советов Чеченской и Ингушской автономных областей, завершивший объединение двух областей. Был избран Чечено-Ингушский областной исполком во главе с Горчхановым Али Исаевичем. В его состав вошли Мальсагов А., Ханиев М. и другие.
В этот же день принято Постановление ВЦИК СССР об объединении Чечни и Ингушетии в Чечено-Ингушскую автономную область в составе 16 районов: Ачалукский, Веденский, Галанчожский, Галашкинский, Гудермесский, Итумкалинский, Надтеречный, Назрановский, Ножай-Юртовский, Петропавловский, Пригородный, Сунженский, Урус-Мартановский, Шалинский, Шаро-Чеберлоевский и Шатоевский.
Население Ингушской автономной области на период ее образования составило 66.744 чел., из них ингушей — 66.020 человек.

И. Зауральский

№ 100 (12036), шоатта, 7 июль, 2018 шу. Суббота, 7 июля 2018 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *