НЕБОЛЬШОЙ КУСОК ОЖИДАНИЯ

…Батыр крепко сжал руль длинномера, вглядываясь в запотевшее стекло. Его работа требовала осторожности, он вез две огромные трубы. Путь был не самый дальний, еще полдня в пути. Оставалось аккуратно и вовремя доставить груз на завод. Однако в этих предгорных районах Северного Кавказа был сильный туман, и снежная изморозь покрыла всё вокруг. Дальний лес, очертания поселка, мост в низине казались чем-то призрачным, изменчивым. И вдруг как-то нехорошо, муторно стало у Бати – так называли его друзья — на душе…
Где-то в глубине, на редко посещаемых задних полках сознания, зародилось чувство тревоги.
— Что стоишь? Дорога нормальная, пройдешь без проблем. Давай, трогай! – это кричал грузный инспектор ГАИ, в шапке, надвинутой до самых бровей.
Батя жестом попросил его отойти в сторону и тихо увел машину на обочину. Выпрыгнув из кабины, он для надежности положил деревянную колодку под колесо прицепа.
— Ты боишься что ли?! — инспектор развел руками. — С утра два рефрижератора проехали, там песок везде посыпали.
— Боюсь, — прямо ответил Батя-Батыр, — почкой чую, что надо переждать.
— Ну-ну, всевидящий ты наш. Куковать желаешь на морозе? Как хочешь, твое дело, — инспектор зашагал вверх по дороге.
Батя смотрел на черно-белое полотно трассы, поземку, выписывающую узоры по гололеду, и вспомнил о случае из своей юности…

Было это летом. Ночной городок был пропитан теплым ароматом цветущих акаций. Батыр и его друг Павел по кличке Пан решили прокатиться по длиннющему Старопромысловскому шоссе. Ярко-оранжевый мотоцикл «Иж» помчал их по блестящему асфальту, заставляя редких прохожих оборачиваться им вслед.
Преодолев мост, они внезапно увидели темную лужу на поверхности, колеса мотоцикла подкосились набок и они врезались в строительный вагончик, стоявший на тротуаре.
В себя Батыр пришел в больнице, где узнал, что Пан умер час назад, не приходя в сознание.
С Павлом они дружили с детского садика. Вместе лазили за черешней в сад, рыли землянку, мастерили скворечники и рогатки, играли в футбол, соревновались в подтягивании на турнике. Вместе ходили к девчонкам на свидание. Они никогда не говорили о дружбе. Просто у них была настоящая дружба.
Как оказалось, злополучной ночью сломался передвижной подъемный кран. Пьяный крановщик увидел, что потекло масло на дорогу, но ничего не убрал, никого не предупредил, и уехал к своему дому. Солнце выжгло масляное пятно лишь через пару недель.

…Батя обернулся и увидел силуэт инспектора, ведущего беседу с водителем большегруза. Вскоре грузовик приблизился и последовал вниз. Мигая огнями, вся эта масса двинулась к мосту и удачно преодолела его.
Батя-Батыр вновь обернулся и увидел приближающегося инспектора, шел он широким шагом, всячески подчеркивая свой важный вид.
Мимо проехал второй автомобиль, с огромным синим контейнером. Двигался он на малой скорости, но спустя минуту его стало заносить в разные стороны и затем понесло по дороге. Люди закричали, огромная машина мгновенно снесла перила и врезалась в опору переправы, и разлетелась на куски, словно наехала на бомбу.
Инспектор застыл на месте. А затем судорожно начал искать рацию.
— Жаль, очень жаль, — сказал ему Батя, — мне безумно жаль, но вот, поверишь, я когда почкой чую, что быть беде – лучше подождать.
Он быстро достал аптечку, закрыл кабину длинномера и побежал рядом с инспектором к месту аварии. Он знал, как дорога сейчас каждая секунда.

Якуб Султыгов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *