Юнус-Бек Евкуров: «Никто — ни мы, ни чеченская сторона никому ничего не уступили»

В своем еженедельном интервью НТРК «Ингушетия» Глава Республики Ингушетия Юнус-Бек Евкуров дал оценку одному из важнейших событий года — подписанию договора об установлении административной границы с Чеченской Республикой. Он также ответил на вопросы, кто и почему не заинтересован, чтобы данная тема была закрыта в принятом в рамках соглашения контексте.

— Юнус-Бек Баматгиреевич, 26 сентября Вы совместно с Главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым подписали соглашение по закреплению административных границ между двумя республиками. Объясните, пожалуйста, значение этого события и почему оно не состоялось раньше?
— Установление административных границ между Ингушетией и Чечней — это действительно историческое событие для двух наших народов, да и страны в целом. Крайне важно было подписать данное соглашение, и сделать это нужно было значительно раньше. Далее откладывать этот вопрос было невозможно, и мы с Главой Чеченской Республики Рамзаном Кадыровым взяли на себя смелость в его решении и всю связанную с этим ответственность. На протяжении 26 лет мы все видели, с каким упорством и рвением велись споры и дискуссии вокруг этих границ. В Чеченской Республике были целые сообщества, группы, в которые входили академики, профессора, историки и простые люди, решавшие в быту, как должна проходить граница между нами. Предлагали делить территорию по 1934 году. Это значило, что около семи населенных пунктов двух районов должны отойти к Чеченской Республике. С ингушской стороны, в свою очередь, находились такие же академики, профессора и историки, которые утверждали, что вопрос с границей надо решать по 1929 году. И по этим «хотелкам» нам должны отойти то четыре, то пять, то десять населенных пунктов и сколько-то районов Чечни. То есть аппетиты с обеих сторон только росли.
При этом никаких юридических обоснований к этим запросам не было ни у одной стороны. У каждого своя правда и каждый пытается навязать ее другой стороне. Эта ситуация вызывала огромное напряжение и накладывала серьезную ответственность на нас. И это одна из причин, почему вопрос был законсервирован на неопределенное время. Но дальше выжидать не было смысла, мы подошли к самому краю. Решить этот вопрос при управлении республикой Русланом Аушевым невозможно было по ряду причин. И главная причина была в том, что тогдашняя Чечня-Ичкерия ушла из правового поля России. Что бы Руслан Султанович ни подписал — этот документ не имел бы никакой юридической силы в Российской Федерации. Тем более не шло речи о том, чтобы ратифицировать это соглашение или юридически сопровождать его. Ни Руслан Аушев, ни его команда в этом случае, конечно, ничего не могли сделать. Когда к власти в Чеченской Республике пришел легитимный Ахмат-хаджи Кадыров, с ним можно было решать этот вопрос. Но, опять-таки, на тот момент у них не было ни Конституции, ни парламента, ни референдума, то есть не было структур и механизмов, которые должны были подтвердить решение глав, как сейчас. Поэтому тот, кто говорит, что надо было решить этот вопрос еще при правлении Руслана Аушева, тот неправ. А вот в период руководства Ингушетией Муратом Зязиковым можно было постараться закрыть этот вопрос. В 2003 году была уже Конституция Чеченской Республики, у них был парламент, референдум, были выборы, то есть были созданы органы власти и они были под юрисдикцией Российской Федерации. Вот в этот период это можно было сделать. Но, думаю, что у тогдашнего руководства также были свои причины, почему это не было сделано. Нужно понимать, что это огромная ответственность, и мы не имеем сегодня морального права говорить, почему это не было сделано тогда-то или тогда-то. Посмотрите, что сегодня творится в социальных сетях.
У меня достаточно информации, чтобы утверждать, что на 90% — это спланированная акция с целью сорвать процесс. Я это для населения говорю. Мы обязательно обнародуем фамилии тех, кто за этим стоит, и пусть люди сами думают, для чего они это делают. То, что мы подписали этот договор по установлению границ между двумя субъектами — это уже мера ответственности моя и Рамзана Кадырова перед своими народами. Каждый день я разговариваю с кем-нибудь из тех, кто выражает свое несогласие с принятым решением и задает мне вопросы. Я предлагаю своим собеседникам: хорошо, вы со мной не согласны, обоснуйте мне тогда с чем и почему вы не согласны?
Скажите мне, как должно быть и почему? Ничего у них нет, кроме голословных утверждений. К примеру, мне говорят, что мы должны вернуть станицу Ассиновская, Серноводская. Я спрашиваю, а когда они были у Ингушетии? И что надо сделать, чтобы их вернуть?
И такой наивный детский ответ слышу: а вы попросите! Представляете, сижу я вместе с Рамзаном Кадыровым и говорю ему: Рамзан Ахматович, отдай мне Ассиновскую или Серноводскую, а он говорит — я не могу. Или он мне говорит: Юнус-Бек, отдай мне Сунжу или Нестеровскую. И как это? Типа, ты мне дай шоколадку, и я тебе дам шоколадку, но другую? Это же несерьезно. Там же люди живут. Почему такая недальновидность? Почему вы думаете, что политику можно так просто делать? Когда я задаю своему собеседнику эти вопросы, он краснеет, ему самому стыдно от своих слов. Он говорит: «А я не знаю как…» Или был у меня еще вот такой разговор. Говорю одному рьяному «патриоту»: хорошо, ты считаешь, что надо попросить? Если мы один раз попросили и нам не дали, мы же дальше должны силу применить? Он говорит «да». Тогда я спрашиваю: ты какого тейпа? Давай соберем весь ваш тейп, и вы впереди всех пойдете воевать туда. А не так, как было в 1992 году, когда те, кто больше всех мутил людей, как только началась война, убежали в сторону, а народ пострадал. Ты так хочешь? Давай твоя семья, твой тейп пойдут первым эшелоном? Он говорит: «Ну, зачем так?» А как еще? Кто-то просто хочет крови наших людей…
Я хочу еще раз призвать жителей Ингушетии к консолидации. Поймите же, что это решение правильное и поддержите его. Это действительно историческое событие, которое не на словах, а на деле укрепит наши братские отношения с чеченцами.
— Юнус-Бек Баматгиреевич, накануне и в день подписания соглашения по границам состоялись митинги. Их кто-то организовывал, и какова была их цель?
— Ну, организаторы-то известны. Просто я, как Глава региона, не хочу называть здесь фамилии и опускаться до перехода на личности. Там органы правопорядка, Совбез работают, фамилии эти известны и люди тоже их знают. Но я хочу сказать про тех людей, которые выходят на митинги, потому что верят тому, что пишут в социальных сетях. Я сам принципиально ни вчера, ни позавчера не читал то, что там пишут. Не читаю, потому что не хочу себя накручивать. И людей тоже я бы просил уйти из этих соцсетей. Ну, столько гадостей, столько грязи там льют на всех и вся. И все вот таким вот ором. Депутатов парламента предупреждают: «Мы вас навеки вечные проклинать будем». Кто мы? Я проводил встречу с общественниками и другими людьми. Приглашал и организаторов митинга.
Те, кто организовывал митинги, они отказались, они не придут. Зачем? Им не нужна правда. Те, кто искренне болеет за республику и выходят на эти митинги, думают, что земли отдали и переживают за это. Но я повторяю еще раз: никто — ни мы, ни чеченская сторона никому ничего не уступили. Мы повторяем это для того, чтобы все понимали: по Фортанге граница идет по сложившейся еще в царское время линии. Одна часть берега чеченская, другая ингушская. И все это знают. Те же Мержоевы, Цечоевы и многие люди, которые жили в том районе. Они и в советское время ездили к своим башенным комплексам на территории Чечни, которые там находятся. Никто же никому не мешал и не мешает же, в конце концов. Когда мы говорим «по сложившейся границе», речь идет о нежилой равнинной части. Когда мы с Рамзаном Кадыровым разговаривали с председателями земельной комиссии с обеих сторон — Зялимханом Евлоевым и Магомедом Даудовым, мы понимали, что не должны идти по живому. Мы не можем передавать села друг другу. Вот тогда бы мы создали проблемы для людей.
Но мы никого не обидели, ни одного человека не тронули и по живому не пошли. Когда едут к нам или в Чечню, знают, когда они пересекают границу, даже если бы не было постов, что это чеченская территория, это в сознании отложилось. Те ребята, которые сегодня выбегают на митинги, в 90-х годах были детьми или их тогда еще не было. Они сегодня должны знать, как эта граница состоялась, сложилась. Тогда были стычки и даже перестрелки, были похищения людей. Сильный ажиотаж был, но оно остановилось на этих границах, и поэтому мы тоже должны придерживаться этих границ. Кто говорит по-другому — и с той, и с этой стороны — это провокаторы наших народов. Это люди, которые хотят между нами крови. Эти люди — третья сторона, которая потакает другим направлениям, лишь бы здесь не было мира. Вот это надо понимать. Пустили слухи, что якобы там, за Фортангой, в районе с. п. Даттых земли продали за 10 млрд рублей, потому что там есть нефтяные скважины.
Даже если там есть нефтяные скважины — это территория Чеченской Республики. Она не была нашей никогда даже с царского времени. И все это знают. Кроме того, из 19 скважин даттыхского месторождения — 16 находится на нашей территории. И они находятся на балансе «Ингушнефти». Это не я и не Рамзан определяем. Так же, как и по бамутскому лесничеству или там по сунженскому лесничеству. Это федеральный центр все решает. И недра — это не тема регионов. Я уже сколько там бился, воевал по поводу месторождений алкунского известняка, еще по ряду вопросов… Просто Роснедра выкладывают эти темы на аукцион, компании участвуют в конкурсе, и кто выиграл — тот выиграл. Это могут быть китайцы, японцы — тот, кто участвовал в конкурсе, тот и выиграл. И только потом мы узнаем, что у нас какие-то нефтескважины, какие-то недра где-то кто-то выиграл — это не наша тема вообще, не регионов. То же самое и здесь, «Роснефть» участвовала в конкурсе и выиграла вот это даттыхское месторождение, где 16 скважин находится на нашей территории и находится на балансе «Роснефти». И тот, кто сказки сочиняет, что из-за нефти продали — это глупости, просто людей мутят. Это все должны понимать. Если б это даже было на той стороне — это не наша тема. Это именно земля, территория Чеченской Республики, и мы должны все это признавать. Потому что нельзя по-другому.

ingnews.ru

№149 (12085), шинара, 9 октябрь, 2018 шу / Вторник, 9 октября 2018 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *