Художник и талант

В этом материале я хочу рассказать о человеке, чей дар созидать давно получил признание общества, а творчество легко узнаваемо.

Борис Юнусович Цолоев — мастер по камню. Более 10 лет занимается он миниатюрным башнестроительством. В назрановском краеведческом музее персональной выставке работ Цолоева отдан целый зал. Его ингушские башенки, выполненные в точном соответствии средневековой каменной архитектуре ингушей, в десятки раз меньше оригиналов, но интерес к ним у людей не иссякает, и от этого эти легкие башенки становятся еще смотребельнее. Люди с нескрываемым восторгом, а кто и с умилением рассматривают идеально выполненные пропорции, восторгаются умением Мастера.
Художественный дар — это одновременно и талант, и огромный труд. Так как искусство во многом близко ремеслу, в нем сочетаются безусловное природное дарование и простые технические навыки, без которых настоящего художника (в нашем случае мастера по камню) никогда не будет. Именно сочетание дарования и неустанного ежедневного труда дает миру самых ярких и одаренных художников.
— Ты не устаешь заниматься миниатюрой, все-таки утомительно?
— Это такая работа, что без вдохновения ничего не получится, — говорит Борис, вытирая белые от каменной пыли руки.
Я застал его на рабочем месте, и передышка в работе не мешает.
Борис мой близкий родственник. Мы с ним в Казахстане росли. Он был младшим сыном в большой и дружной семье Юнуса Цолоева, которому я прихожусь внучатым племянником.
Жизнь в многодетных семьях всегда строится на примерах старших, которым младшие подражают, и так будет всегда. Старшие сыновья Юнуса и его супруги Мадинат (Дала гешт долда царна) еще в раннем возрасте удивляли рукоделием всех родственников.
Тогда в моде были сундуки. Этим ремеслом занималось немало людей, но работа выполненная сыновьми Юнуса и Мадинат, Фортанбеком и трагически погибшим в молодом возрасте Бекханом (Дала гешт долда цун) привлекали взор и радовали глаз. Легкие, сработанные из теса и обшитые отчеканенной жестью с ингушским орнаментом, мы легко поднимали и переносили их вдвоем. И сейчас еще можно найти в ингушских, казахских и других семьях эти бабушкины сундуки работы братьев Цолоевых.


Юнус Довтович Цолоев был жестким и бескомпромиссным человеком, с юных лет познал нужду, но остался самим собой, не прогнулся, и жил на честно заработанное. Он в свободное время занимался резьбой по дереву. Мадинат — умелая швея и, как теперь бы сказали, модельер. Она шила дубленки, женскую и мужскую одежду, стегала одеяла, и при этом была очень доброй и гостеприимной хозяйкой. Непросто было кормить многодетную семью. Дети с раннего возраста были помощниками родителям.
— В детстве все дети талантливы. Основная задача родителей — не отбить желания развивать природные таланты и возможности детей. Они видели примеры своих родителей и учились рукоделию, помогая им. Так считает герой нашего изложения, выросший в условиях, где не было места лени и бесцельной трате времени.
— Прежде всего, человек должен упорно следовать заданной цели, без спешки и нервов, потому что иногда даже наличие таланта далеко не всегда обуславливает успешность. История знает множество известных имен людей, которые были всего лишь хорошими ремесленниками. Если человек хочет преуспеть в искусстве, но не имеет особого дара, его шанс в этом мире — это постоянное совершенствование своих знаний и умений.
— Что тебя подвигло на такое рукоделие?
— Мне нравилось изящество наших башен, и однажды понял, что готов попробовать. Понимаешь, человек должен сам ощущать желание заниматься искусством, «из-под палки» стать мастером еще никому не удавалось. Нужно понимать, что искусство — такой же сложный труд, возможно, даже более эмоционально зависимый.
— Ну, а все — таки, чтобы проявить свои способности, требуется определенное настроение. Чтобы твою башенку заметили, она должна «зацепить» и впечатлить зрителя. Для этого в ней должна быть частичка души мастера.
— Людям виднее, их не обманешь бездушной поделкой.
— Чем ты сейчас занимался?
— Заготовкой строительного материала, — шутит Борис.
Башенки собирают из сотен маленьких прямоугольных камешков. Их надо вырезать, а это работа не из легких, и требует максимальной концентрации внимания.
— Чем скрепляются камешки?
— Я применяю разные марки клеев.
— Работа миниатюрная, я представляю, как ты берешь пинцетом камешек и аккуратно вставляешь его в стену.
Так и есть. Ошибиться нельзя.
— У тебя есть товарищи по ремеслу?
— Товарищи есть, кто-то из них занимается резьбой по дереву, что тоже очень интересно.
— В вашей семье не только мастера по камню…
— Да, женская часть семьи занимается изготовлением декоративных цветов. Лет пять уже.
Не раз работы супруги Бориса Мадины выставлялись на разных выставках, и в краеведческом музее ее розы как живые. Мадина освоила бисероплетение.
— Она любит цветы, однажды попробовала, и с тех пор пошло. Дочери тоже увлеклись этим, – смеется Борис.
— Где прошла твоя последняя выставка?
— В начале октября мы выезжали в город Грозный, куда нас пригласили организаторы ежегодного Фестиваля культуры и спорта народов Северного Кавказа. Люди с большим интересом знакомились с миниатюрными ингушскими башенками, изделиями из бисера, декоративными цветами. Нас там хорошо приняли, и город понравился, мы были там как у себя дома.
— Маленькую башню ты строить умеешь, а большую смог бы? Говорят, время камень точит. Многие памятники каменной архитектуры надо восстанавливать, и это очень тяжелая задача.
— Я бываю в нашем родовом селении Цоли, вижу руины, и если даст Всевышний, мы постараемся восстановить эти башни.
— Твое пожелание молодым.
— Желаю подрастающему поколению учиться, быть полезными своему народу и стране, чтобы родители гордились своими детьми.

М. Ханиев

№150-151 (12086-087), ера, 11 октябрь, 2018 шу / Четверг, 11 октября 2018 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *