Грозит ли нам мусорный коллапс?

Глава комитета по экологии и охране окружающей среды Госдумы Владимир Бурматов назвал 19 регионов России, которые могут оказаться в мусорном коллапсе из-за отсутствия полигонов для утилизации отходов или исчерпанности их емкости. Еще одна причина, по словам депутата, – резкое подорожание этой услуги для населения.

Кроме того, в ряде регионов, по его словам, соответствующие полигоны просто отсутствуют, а в целом ряде субъектов емкости полигонов находятся на грани исчерпания. Бурматов пояснил, что процесс разработки проектно-сметной документации, строительства, оборудования и ввода в эксплуатацию нового полигона на практике занимает от 8 месяцев до 1,5 лет в зависимости от мощности. В этой связи указанные регионы могут столкнуться с отсутствием легальных полигонов для захоронения коммунальных отходов.
Комитетом также были выявлены регионы с риском многократного роста платы за обращение с отходами. В Ингушетии прогнозируется рост ежемесячных затрат семьи из трех человек с примерно 76 до 1399 рублей.
В декабре прошлого года Президент РФ Владимир Путин подписал закон, который закрепляет раздельный сбор мусора в России, а также содержит меры по стимулированию предприятий и россиян к раздельному сбору отходов. Все субъекты РФ к 1 мая должны были заключить соглашения с региональными операторами по обращению с отходами.
Проблема соблюдения природоохранного законодательства в Ингушетии решается, по сути, только органами государственной власти. Инспектора по экологии выезжают на места, выявляют нарушения, составляется акт, назначаются сроки ликвидации мусорных свалок, и так до очередного нарушения. Немало таких свалок выявлено и ликвидировано, только история повторяется регулярно. В городах еще можно обеспечить раздельный сбор мусора, а что делать в сельских поселениях? Только за последнюю неделю экологи выявили несколько резонансных свалок в пойме рек Кенч и Сунжа. Администрациям населенных пунктов были даны сроки их ликвидации, но, как говорится, загадить землю и воду легко, а убрать территорию не так просто.
Эта проблема существует давно: многие из наших граждан не задумываясь, ночью тайно, чтобы никто не видел, выбрасывают бытовой и строительный мусор где попало, а потом все начинается сначала: проверки, акты и все, что связано с законом. А нарушивший закон спокойно живет себе, и ему все равно.
Еще двадцать лет назад стоял вопрос строительства в Ингушетии завода по утилизации мусора, были попытки раздельного сбора отходов, но проблема с тех пор стала только еще актуальнее.
Во всем мире проблема утилизации отходов жизнедеятельности населения решается по разному: в Европе раздельный сбор отходов уже давно в порядке вещей, в Японии из пластиковых бутылок(?!) шьют спортивную форму для ведущих футбольных клубов мира, и это только один из примеров.
В нашем случае вопрос утилизации отходов во многом упирается только во вседозволенность и полное безразличие окружающих к происходящему. Никто из нарушителей природоохранного закона не вывалит строительный мусор напротив своего дома, а отвезти подальше от себя и под покровом ночи свалить где угодно, а потом черт с ним: Призывать к законопослушанию, давить на сознание и совесть – дело безнадежное. Сказать, что наши люди не любят свою землю — тоже неправильно. Из-за одного беспредельщика винить целое село просто несправедливо, но при этом целое село тоже ведь не должно молча сносить хамство одного человека. Получается замкнутый круг: говорим, пишем, критикуем, а завода по утилизации отходов нет, условий для сбора этого мусора повсеместно тоже нет (иначе откуда что берется), сознания, что это наша земля и вода у отдельных граждан тоже нет, и что дальше? Так и будем сидеть и уповать на лучшее?

М. Ханиев

№159 (12095), ера, 25 октябрь, 2018 шу/Четверг, 25 октября 2018 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *