О ЧЕМ ОНИ ДУМАЮТ…

Люди ищут причины иррациональных действий, всячески стараясь объяснить, понять моральную катастрофу, необходимость новых законов, проведения дополнительных мероприятий и ужесточения контроля на улицах и в помещениях. После трагических событий в Керчи, вновь идет поиск подобных объяснений.

В Керчи случилось массовое убийство, студент Политехнического колледжа В.Росляков пронес в учебное учреждение легально купленное оружие и расстрелял учащихся и преподавателей. Погиб 21 человек, более 70 пострадали.
Разумеется, была реакция, и многочисленные предложения — от оборудования учебных заведений мощной пропускной системой до полного запрета на продажу огнестрельного оружия. Увы, у нас очень любят говорить о технической части любого ЧП, забывая о человеческом факторе. Все преступления на планете Земля совершают люди, не роботы, параграфы, пункты или юридические термины. Надо держать в зоне внимания условия, в которых растет новое поколение.
В который раз мало кто из депутатов, политиков, блогеров и ведущих на ТВ желает говорить о том «бульоне», в котором «варится» нынешняя молодежь. Компоненты этого «бульона» — наличие бедных групп населения, отсутствие моральных границ в публичном информационном пространстве (кино, печать, интернет и т.д.), коррупция, периодически разрушаемый институт семьи, блокированные социальные лестницы, отсутствие моральных авторитетов в зоне жизнедеятельности граждан.
Не спорю, если у вас на стене не висит ружье, то и выстрела не будет. Однако, жизнь современная без оружия немыслима, охотничьи магазины в крупных городах явление привычное и понятное. А доступ к оружию, естественно, должен знать известные ограничения для тех граждан, кто психологически, физически, ментально не сможет полноценно отвечать за свои действия. Государственные законодатели идут по этому пути, стараясь минимизировать повторение вышеуказанных чрезвычайных происшествий.
После трагедии в Керчи, повысить возрастной ценз для получения разрешения на оружие предложила уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова. По ее мнению, речь должна идти о запрете на продажу оружия россиянам младше 25 лет. Она отметила, что в 18 лет выдавать оружие рано, поскольку у молодых людей еще нет «социального опыта и, может быть, даже устойчивого морально-нравственного ориентира в жизни». С этим трудно не согласиться.
Помнится, несколько лет назад и в Ингушетии на слуху были мероприятия по приему и выкупу незарегистрированного охотничьего оружия у населения. Подобные профилактические действия проводятся практически во всех регионах России.
К примеру, жители регионов Сибирского федерального округа в 2017 и первой половине 2018 года добровольно сдали властям более 2 тыс. единиц огнестрельного оружия, 25 тыс. патронов, большое количество взрывчатки. Об этом сказал секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев на совещании, которое он проводил недавно в Новосибирске.
«В результате целенаправленной агитационной работы в округе в период 2017 года и первого полугодия 2018 года гражданами сдано более 2 тыс. единиц огнестрельного оружия, свыше 25 тыс. патронов к нему, а также значительное количество взрывчатых веществ и компонентов для их изготовления», — отметил Н.Патрушев.
По словам главы Совбеза РФ, в Сибири организованы «информационно-разъяснительные и профилактические мероприятия по дискредитации в молодежной среде криминальной идеологии». «Как результат принятых мер — за девять месяцев текущего года впервые за предшествующие десять лет в округе отмечается снижение числа зарегистрированных тяжких и особо тяжких преступлений».

Понятно, что двустволка в руках сознательного гражданина, имеющего соответствующую лицензию, это один вариант. А если до смертоносного ствола добирается пьяный человек, одурманенный наркотиками, алчный субъект, это второй вариант, с тяжкими последствиями. С материальной частью оружейной проблемы все ясно. Строгий контроль со стороны МВД и других силовых структур, врачебная проверка любителя оружия, контроль за хранением оружия и т.д. А вот великая сложность в другом… Как предугадать, когда «крыша поедет» у внешне законопослушного товарища?
Относительно учебных заведений более-менее ясно: взрослые должны следить за младшими, уму-разуму учить.
Психологи должны быть в каждой образовательной организации. Это стало очевидно после череды произошедших чрезвычайных происшествий в школах и техникумах, заявила министр просвещения РФ Ольга Васильева. По ее словам, все эти трагедии в школах и колледжах «показывают, что мы не в безопасности, и что присутствие психологов в каждой школе не только необходимо, он должен быть буквально в каждой школе».
Параллельно с большой работой силовых структур по предотвращению преступлений, мы ежедневно получаем огромный поток негативной информации. Причем давление идет именно на нравственные опоры российского самосознания. Не только на частных, но и на государственных каналах ТВ масса фильмов с идеализацией разного рода «решал» бандитов и профессиональных убийц, в интернет-сети ежедневная война с откровенной пропагандой националистических идей и исключительности. Тот факт, что большинство в интернете выступает в анонимном статусе, абсолютно не снижает ущерб, наносимый такими действиями взаимопониманию, взаимоуважению людей. Не случайно этот информационный продукт ориентирован на молодежь – она быстрее его поглощает, не так привередлива, как опытное старшее поколение, и легко расстается со своими деньгами и временем.
Усвоив информацию криминальных сообщений, миллионы людей размышляют: «О чем думал этот стрелявший в людей?» Затем мы размышляем о думах других людей, прямо или косвенно причастных к этой беде, и так далее.
Все это способствует созданию среды, резко повышающей процент людей, физически и ментально способных осуществить иррациональные действия – преступления. Мы здесь вычленяем именно способность, ведь готовность к совершению иррациональных действий в таком «общественном бульоне» характерна для множества людей.
Что касается предупреждения ЧП подобных событиям в Керчи, это крайне сложная задача. Можно проконтролировать и минимизировать материальную, техническую часть указанных явлений, но трудно предугадать результаты мышления возможных преступников.
В данном раскладе система силовых структур часто не в силах определить кто и когда, поддаваясь импульсам иррациональных решений, совершит противоправный акт.
Общество, являясь «внутренним организмом» государства, способно уменьшить вероятность копирования преступных сценариев очередными потенциальными убийцами, если оно строго соблюдает границы моральных устоев.
Однако мы видим, что многие из тех, у кого есть рычаги, ресурсы и средства воздействия на эту проблему, не собираются что-то изменять. И это говорит об опасности рецидивов.
Если стыд, совесть, скромность, доброту, честный труд подвергают осмеянию, принижают их роль в жизни человека, ничего хорошего в итоге не случится.
Случился очередной преступный акт. Сценарий иррациональных действий в СМИ разложили по шагам, пропагандисты и дутые аналитики нашли удобные объяснения и т.д. Состав «бульона» между тем существенно не изменился. И поэтому угроза новых ЧП с применением оружия в зоне общественных площадок остается реальной.
Задача всех разумных людей остается неизменной: человека с ранних лет надо воспитывать человеком, учить труду и добру, оказывать помощь другим людям, богобоязненности и благоговению перед чудом жизни. При этом недостаточно, если вы ограничиваете эту позитивную деятельность только своей семьей. Если рядом кто-то живет испытывая голод, холод, не знает тепла и заботы, не думайте о «государстве, которое обязано позаботиться». Сделайте шаг сами, поговорите. Познакомьтесь, помогите делом или словом. С этих «мелочей» зарождается в каждом человеке понятие моральных границ, той линии, которую ни при каких эмоциях и обстоятельствах он не переступит.

Я. СУЛТЫГОВ

№160 (12096), шоатта, 27 октябрь, 2018 шу/Суббота, 27 октября 2018 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *