ГОРОД, ОСНОВАННЫЙ СЕРГО

ИСТОРИЯ МОЕГО ГОРОДА / АВТОРСКИЙ ПРОЕКТ Ахмета ГАЗДИЕВА

В Ингушетии немало населенных пунктов, которые родились куда раньше Малгобека, но вряд ли хоть один из них может похвастаться такой биографией, как этот замечательный город. Летопись Малгобека вместила в себя немало ярчайших событий. В ней нашли отражение трудовые и ратные подвиги горожан. Романтика первостроителей когда-то привела на Терский хребет сильных духом людей, и они зажгли огни на безжизненных прежде сопках. В годы Великой Отечественной войны возведенный ими город стал символом Победы – под его стенами решалась судьба Кавказа и всей страны. Не случайно сегодня Малгобек является одним из самых титулованных городов России, по праву нося высокое звание «Город воинской славы».

ПЕРВАЯ строчка захватывающей воображение истории будущего города была написана 24 августа 1933 года. Именно в этот день долгие и бесплодные поиски нефтяных залежей на Терском хребте увенчались успехом. Из скважины №13, где немало бессонных дней и ночей провела бригада бурового мастера Кабира Тазетдинова, с глубины 1180 метров в небо взметнулся фонтан нефти. Первый промышленный приток стратегического сырья ознаменовал собой открытие Малгобекского нефтяного месторождения. Скважина с суточным дебитом более 250 тонн «черного золота» послужила лучшим подтверждением необходимости дальнейшей разработки месторождения, в существовании которого к тому времени уже многие разуверились.
За развитием событий на Терском хребте пристально следил народный комиссар тяжелой промышленности СССР Серго Орджоникидзе. Побывав здесь и лично ознакомившись с положением дел, он предостерег руководство «Грознефти» от распыления сил и средств в разведочных работах и дал указание немедленно направить пятьдесят буровых станков на разведку и разработку залежей нефти на Малгобекско-Вознесеновской площади.
Перспективы нового месторождения впечатлили наркома, и он принял все меры для его скорейшего освоения. В приказе, изданном Серго Орджоникидзе, перед нефтяниками была поставлена амбициозная задача: «Заложить в 1934 году и ввести в эксплуатацию новые буровые скважины… на Малгобеке не менее 100 скважин с тем, чтобы в 1934 году получить в этом районе не менее 1 млн. тонн нефти».
Брошенный наркомом клич «Малгобек строит вся страна!» был услышан во всех уголках Советского Союза. Первой откликнулась на него передовая бригада бурового мастера А. Рябова, которая пользовалась доброй славой на Октябрьских промыслах города Грозного. Вслед за своими товарищами отправились осваивать Малгобекское месторождение бригады грозненских мастеров П. Тулаша, И. Лысенко, А.Цесаря, М. Бондаренко и С. Абарищева. В Малгобек направились сотни добровольцев, и со всех концов страны сюда пошли ценные грузы – строительные материалы, необходимые для возведения жилья и объектов соцкультбыта, современное нефтяное оборудование, трубы…
О высоких обязательствах, взятых на себя малгобекскими нефтяниками, об их планах по увеличению скорости проходки и монтажа буровых сообщала в своем первом номере, вышедшем 15 декабря 1933 года, газета «Большой Малгобек», а уже 30 декабря в Малгобеке состоялась первая партийная конференция, на которой первым секретарем был избран А.Н. Кошкин.
Работы предстоял непочатый край, но люди, вдохновленные поддержкой Серго Орджоникидзе, с энтузиазмом взялись за дело. Одновременно с освоением подземных кладовых на Терском хребте стремительными темпами шло капитальное строительство нового рабочего поселка. Быстро росли жилые дома, школы, клубы, больницы, появились высоковольтная линия электропередач и водопровод. Узкоколейная железная дорога связала поселок с Моздоком, были введены в строй нефтеперекачивающие станции и нефтепровод. 26 июля 1934 года, на основании постановления президиума ВЦИК от 20 июня 1934 года, президиум Чечено-Ингушского облисполкома своим постановлением подчинил Вознесенский станичный райсовет поселку Малгобек. Спустя пять лет Малгобек обрел статус города. Так в 1939 году и начался отсчет истории города нефтяников, основанного Серго Орджоникидзе.
Малгобекские нефтяники не ударили лицом в грязь. Скоростная проходка скважин раз за разом приводила их к всесоюзным рекордам, неуклонно росла при этом добыча нефти. В 1936 году страна получила из недр Терского хребта 1 млн. 243 тыс. тонн ценного сырья. Люди разных национальностей самоотверженно и вдохновенно трудились на Малгобекских промыслах и продолжали строить свой юный город, с каждым годом делая его все краше.
В 1941 году нефтяники Малгобека добыли 1 млн. 325 тыс. тонн «черного золота». 6 февраля 1942 года за образцовое выполнение правительственных заданий по снабжению фронта горючим Указом Президиума Верховного Совета СССР коллектив второго промысла был удостоен ордена Ленина. Добыча нефти остановилась лишь только тогда, когда немецко-фашистские захватчики уже стояли у стен города. Малгобекчане уничтожили свои скважины, чтобы ни одна капля нефти не досталась ненавистному врагу и, взяв в руки оружие, встали в строй защитников Малгобека.
Массированное наступление фашистов на нефтяную столицу современной Ингушетии началось в сентябре 1942 года. Опьяненные прежними успехами захватчики вовсе и не предполагали, что под стенами юного города нефтяников их наступательный дух будет навсегда погребен. Малгобекская оборонительная операция, ставшая одним из ключевых сражений Битвы за Кавказ, продемонстрировала единство армии и народа, стойкость и мужество малгобекчан, поклявшихся ценой собственных жизней остановить врага.
Немецко-фашистские захватчики обрушили на Терский хребет тонны раскаленного металла, превратили Малгобек в руины, но так и не добились своей цели. Город нефтяников не покорился врагу. 3 января 1943 года гитлеровцы, встретившие жесточайшее сопротивление, были вынуждены бежать с Терского хребта. Коренной перелом в боевых действиях отныне больше не позволил им упиваться победами – под ударами частей Красной армии они откатывались все дальше и дальше.
Не прошло и месяца, как в Малгобеке были восстановлены старые скважины и малгобекчане возобновили добычу нефти. В начале мая 1943 года здесь вступили в строй и первые новые скважины. Это был настоящий трудовой подвиг, продолжила который яркая трудовая эпопея нефтяного Малгобека, растянувшаяся на целые десятилетия вперед. В 1967 году открытие залежей нефти в верхнемеловых отложениях позволило малгобекским нефтяникам в 12 раз увеличить добычу ценного сырья. В 60-70-е годы прошлого столетия они прошли рубежи добычи от 800 тыс. до 7 млн. тонн «черного золота» в год. Так Малгобек сполна оправдал надежды, возложенные на него когда-то Григорием Константиновичем Орджоникидзе…

МАЛГОБЕКЧАНЕ, как, впрочем, и весь ингушский народ, во все времена с уважением относились к памяти «тарана революции» товарища Серго. И в наши дни его имя носят здесь городской парк и стадион. Есть в современном Малгобеке также улица имени Орджоникидзе, а в прежние времена был в городе уже не существующий ныне клуб им. Серго.
В центре старого Малгобека примерно в конце сороковых-начале пятидесятых годов прошлого столетия был установлен и памятник основателю города. Позже он был перенесен в новый Малгобек, заложенный у подножия Терского хребта. Решение о его строительстве было принято в результате оползневых процессов, которые стали угрожать старой части города. Здесь памятник Григорию Константиновичу Орджоникидзе обрел свое место перед городским Дворцом культуры. Так он и простоял там до кануна пресловутых «святых девяностых», пока великая страна не погрузилась в вакханалию «либерального» распада, ограбления и целенаправленного разрушения исторической памяти…
— Мы не имеем права отказываться от своей истории! — убежденно говорит помощник главы администрации города Малгобека Ераки Аюпович Гантемиров. – Принизить роль личности Серго Орджоникидзе в судьбе нашего города при всем желании никому не удастся. Для нас важно помнить о его огромном вкладе в становление Малгобека и передать эту память будущим поколениям горожан.
В октябре 2016 года Ераки Гантемиров стал инициатором проведения в Малгобеке мероприятий, посвященных 130-летию со дня рождения Серго Орджоникидзе. Давно вынашивает он планы и по восстановлению памятника основателю города. О необходимости этого он впервые заявил во всеуслышание еще в 2000 году, возглавив городской совет.
Человек, влюбленный в свой город и бесконечно дорожащий его славной историей, Ераки Аюпович немало времени посвятил поиску и сбору материалов, связанных с пребыванием Г.К. Орджоникидзе в Ингушетии. Его особое трепетное отношение к этой теме связано еще и с тем, что родной брат его деда, легендарный Кази-мулла Гантемиров был, как известно, ближайшим сподвижником Григория Константиновича в бытность того Чрезвычайным комиссаром Юга России.
— Кази-мулла был человеком исключительной храбрости и мужества, — рассказывает Ераки Гантемиров. – В марте 1918 года он был делегирован на третий съезд народов Терека и вошел в его руководящий орган. Съезд провозгласил Советскую власть на Северном Кавказе, горячим защитником которой и стал Кази-мулла, с самого начала вставший на сторону революции. Созданный им немногим позже вместе с Тоуси-муллой Шадиевым ингушский красный отряд совсем скоро проявил свой боевой дух. Произошло это во время контрреволюционного мятежа, поднятого белоказаками, захватившими город Владикавказ. Серго Орджоникидзе впоследствии писал: «Ингушский народ, ни минуту не колеблясь, изъявил готовность к борьбе и громадными массами направился на город… Выступили ингуши, этот авангард горских народов, за которыми потянулись, если не активно, то во всяком случае своей симпатией, все остальные горцы…»
После разгрома мятежа отряд взял под контроль ситуацию в городе, но мир на Тереке был недолгим. В 1919 году на Ингушетию был направлен удар отборных частей Деникинской армии, и тогда Кази-мулла призвал ингушский народ к священному газавату. Ингуши встали на смертельную битву с врагом. Когда Советская власть на Тереке временно пала, вся Ингушетия была объята партизанским движением.
Ингуши не изменили Серго Орджоникидзе и обеспечили ему безопасность в горной Ингушетии. Надежный кров Чрезвычайный комиссар Юга России нашел в ингушском селении Мужичи в доме Исупа Мейербиевича Хакиева. Отсюда Григорий Константинович продолжил руководить партизанскими действиями ингушских красных отрядов. Когда жизни Серго, его соратников и членов их семей угрожала серьезная опасность, Исуп Мейербиевич без колебаний подверг риску собственных сыновей Магомеда и Османа. В глубокой конспирации по горным тропам они переправили в Хевсуретию Зинаиду Гавриловну — жену Серго и Арусяк – сестру Симона Аршаковича Тер-Петросяна, известного под партийной кличкой Камо.
В 1920 году, после изгнания деникинцев, Кази-мулла Гантемиров возглавил ингушскую милицию, а в кровавых 30-х годах его имя оказалось в расстрельных списках. Неминуемую гибель отвел от него Серго…

Рассказывая о событиях минувшей эпохи, Ераки Аюпович Гантемиров демонстрировал мне собранные им за последние годы архивные фотографии, материалы и документы. Летом 2017 года все эти материалы он передал внуку Серго Орджоникидзе. Их встреча проходила в МИДе России. Григорий Эдуардович Орджоникидзе — посол по особым поручениям МИДа и ответственный секретарь Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО. Его старший брат Сергей (Серго) Орджоникидзе — известный советский и российский дипломат, член Общественной палаты РФ. Он имеет ранг Чрезвычайного и полномочного посла, в свое время был заместителем начальника Международно-правового управления МИД СССР, заместителем постоянного представителя СССР и России при ООН в Нью-Йорке, директором Департамента международных организаций МИД, заместителем министра иностранных дел РФ, а затем и заместителем генерального секретаря ООН.
— Григорий Эдуардович был очень тронут тем уважением, которым окружено имя его деда в современной Ингушетии, — говорит Ераки Гантемиров. – По собственному признанию внука Серго, это оказалось для него полной неожиданностью. Наша встреча продолжалась долго. Он задавал много вопросов, с огромным интересом знакомился с теми документами, которые я привез с собой в Москву, а на прощание попросил передать всему ингушскому народу его огромную признательность за память…

В ПОЭМЕ известного ингушского поэта Салмана Озиева «Горный сокол», посвященной Серго Орджоникидзе, есть такие строки:

С тобой делились мы печалью,
Ты наш и нашим будешь впредь.
Тебе, Серго, тебе вручаю
Двух сыновей на жизнь и смерть.
Но если кто из них отступит,
Долг не исполнит до конца –
Пусть лучше сам себя погубит,
Нет у предателя отца.
Был сам я хоть куда мужчина,
Да время годы намело…
Вздохнул старик. И оба сына
Смотрели молча на него.
И молча обнялись все трое,
И молча вышли за порог,
И гром копыт ночной порою
Ударил в барабан дорог.
— Прощай, Исуп! Спасибо, горец,
За широту души твоей,
За слез невыплаканных горечь,
За двух прекрасных сыновей.

Один из братьев Хакиевых – Осман, – спустя годы был оговорен и по ложному доносу провел 10 лет в сталинских лагерях. Исупу Мейрбиевичу было 97 лет, когда он вместе со всем ингушским народом пережил сталинскую депортацию и встретил свой последний час вдали от родины.
Этим печальным, но необходимым послесловием я и закончу свой сегодняшний материал о Серго – друге ингушского народа, не принявшем сталинские методы политической борьбы и ушедшем из жизни 18 февраля 1937 года – накануне кровавого террора. Стоит напомнить, что благодаря его удивительной работоспособности и энергии в 1932 году Советский Союз вышел на второе место в мире по валовой продукции промышленности, а смерть «тарана революции» до сих пор остается загадкой.

Ахмет ГАЗДИЕВ

На снимках: памятник Серго Орджоникидзе в старом Малгобеке (50-е годы прошлого века);
Ераки Аюпович Гантемиров с внуком Серго – Григорием Эдуардовичем Орджоникидзе
(июль 2017 года)

№ 39-40 (12174-175), шоатта, 16 март, 2019 шу / Суббота, 16 марта 2019 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *