Луиза Бекмурзиева: «Добрачное обследование на ВИЧ с каждым годом становится все актуальнее»

В конце минувшего года в докладе Европейского регионального бюро ВОЗ прозвучала печальная новость: Россия возглавила список стран по количеству новых случаев ВИЧ. Это сообщение стало одним из предметов обсуждения и на IV Всероссийском форуме специалистов по профилактике и лечению ВИЧ, где в качестве участника побывала главный врач Республиканского центра по профилактике и борьбе со СПИДом и другими инфекционными заболеваниями Луиза Бекмурзиева. Об итогах поездки на этот форум и ситуации с распространением инфекции в регионе мы и поговорили с Луизой Курейшевной.

— Луиза Курейшевна, в конце прошлого года вы стали участницей IV Всероссийского форума специалистов по профилактике и лечению ВИЧ/СПИДа. Наверное, доклады, звучавшие с трибуны форума, давали наиболее полное представление о положении дел с ВИЧ в нашей стране и эффективности шагов, предпринимаемых обществом для борьбы с вирусом? Так какова ситуация?
— Да, действительно, я участвовала в этом форуме, было представлено много презентаций и докладов представителями федерального Министерства здравоохранения, а также Роспотребнадзора. Параллельно выступали и главные врачи профильных лечебных учреждений крупных регионов России, где очень неблагоприятная ситуация по ВИЧ — инфекции. Конечно, сдвиги есть в борьбе с ВИЧ–инфекцией, но надо отметить, что на сегодняшний день того ожидаемого результата, которого мы все ожидали, пока нет. Однако, мы медленно, но верно движемся в этом направлении, цель определена. Борьба наша в самом разгаре, можно отметить некоторую положительную динамику в плане выявления новых случаев ВИЧ-инфекции. В целом же по стране не очень благополучная ситуация.
Следуя Государственной стратегии, принятой в нашей стране в 2016 г., я думаю, что мы придем к победе над ВИЧ-инфекцией. Веру в это укрепляет опыт многих развитых странах мира, где ВИЧ-инфекция стала управляемой, достигнуты хорошие результаты по предотвращению ее распространения. Как я сказала выше, надо стремиться к тому, чтобы снизить новые случаи ВИЧ-инфекции, увеличить охват диспансерным наблюдением и противовирусной терапией, надо двигаться к 100% охвату терапией.
— Есть ли у проблемы ВИЧ в Ингушетии свои особенности? Отражают ли темпы распространения инфекции у нас в Ингушетии общероссийские тенденции? Или же ситуация в нашем регионе поблагополучнее?
— ВИЧ–инфекция — она везде одинаковая, но ментальность наша и есть отличительная черта. Наши больные боятся заявить о себе, боятся, что общество узнает о том, что они являются носителями ВИЧ-инфекции, так как они не хотят столкнуться с непониманием и дискриминацией. Больные годами скрывают свой ВИЧ-статус, в надежде, что никто об этом не узнает. Ситуация с ВИЧ-инфекцией в нашем регионе не критическая, но мы не должны при этом думать, что она нам не угрожает. ВИЧ угрожает всем, так как мы живем в современном мире, где никто не застрахован. А значит, если мы будем говорить, что у нас все хорошо и что у нас нет ВИЧ-инфекции, мы можем с этим убеждением усугубить ситуацию. Поэтому я считаю, что то количество больных, которых мы выявили, с перерасчетом на общее количество населения, показывает не очень красочную картину. Не все так радужно у нас, тем более что, по данным ВОЗ, эти данные нужно умножить на 3, а значит и количество больных будет больше в три раза. Поэтому говорить, что у нас все благополучно, не совсем верно.
— Изменился ли за последние годы возрастной, социальный, гендерный состав зараженных? Кого среди них стало больше или меньше: молодежи, женщин, мужчин? Какой путь передачи инфекции превалирует?
— За последние годы гендерный состав ощутимо не изменился. Больные представлены практически всеми возрастными группами. Но основная тенденция такая — от 26 до 41 года. Этому возрасту принадлежит превалирующее количество вновь выявленных. К огромному сожалению, растет количество инфицированных женщин, и это женщины детородного возраста, это когда женщина может рожать, давать обществу здоровых детей. Стоит отметить, за последнее время, превалирующий путь передачи ВИЧ-инфекции – половой. Это особенно удручает. Так как заражаются люди не из асоциальных групп (как, например, наркоманы), а граждане из вполне благополучных семей, так как имеются эпизоды внебрачных связей. Вот эта ситуация тревожит больше всего, потому что из благополучной и сложившейся семьи, взрослый человек заражается сам, и в процессе семейной жизни заражает и свою супругу.
— Актуальна ли еще ваша инициатива ввести обязательное обследование на ВИЧ для собирающихся вступить в брак? Если она также злободневна, то что же мешает реализации этой инициативы?
— Наша инициатива ввести добрачное обследование абсолютно актуальна. На сегодняшний день мы практически живем мечтой внедрить этот проект среди нашего населения. К сожалению, он не внедряется из-за инертности нашего общества, так как посыл должен исходить от самих людей. Принудить население мы не можем, так как обследование является добровольным. Но если бы люди изъявили свою гражданскую позицию, наш проект прижился бы. Спасая хоть одну человеческую жизнь, было бы понятно, что все многолетние наши труды в плане продвижения проекта были не зря, а мы спасли бы не одну, а много-много жизней людей. Многие мужчины не знают, что они носители данной инфекции, и при своевременном обследовании выявились бы на ранних стадиях. Своевременное назначение противовирусной терапии спасло бы жизни многих молодых людей. А у девушек, которые выходят замуж за этих молодых людей, был бы выбор, хочет она выйти замуж за ВИЧ-инфицированного или нет? Каждая женщина имеет право знать ВИЧ-статус своего избранника. Весь механизм можно отладить так, чтобы это не было достоянием общества. Делать это нужно корректно и провести обследование в период сватовства, а не в канун дня свадьбы, когда это чревато неловким моментом. Я не теряю надежду воплотить этот проект, так как считаю, что он очень актуален для нас.
— Преследуя соображения конфиденциальности, наши люди могут провериться на наличие у них инфекции и в лабораториях других регионов? К вам поступает подобная информация? Наверное, такие данные помогли бы составить наиболее точное представление о состоянии проблемы, о том, насколько много среди нас таких больных?
— Конечно, в целях конфиденциальности очень многие жители нашего региона при каких-либо подозрениях на ВИЧ-инфекцию едут и обследуются в соседних регионах. Но, в соответствии с законом, если есть случай выявления ВИЧ-инфекции нашего гражданина, в каком бы регионе он ни обследовался, все данные больного, который выявился в другом регионе, должны передаваться по месту жительства в Центр СПИД, для постановки на учет и дальнейшего обследования.
— Луиза Курейшевна, вашим учреждением было проведено социсследование среди молодежи региона на предмет владения молодыми знаний о ВИЧ? На что натолкнули вас его результаты? О чем свидетельствует неудовлетворительный уровень информированности о проблеме? Значит ли это, что молодежь не интересуется данной темой, считая, что она их не касается, так как они не в группе риска, не ведут аморальный образ жизни и т.д.? Оправдано ли такое отношение к проблеме?
— Да, мы проводили социсследование, более того, у нас есть утвержденный общий план-график с Министерством образования о том, что мы все выпускные классы, а также студентов СУЗов, ВУЗов охватываем подобным анкетированием. Сегодня, в потоке событий, происходящих в нашей стране, в городе, на работе, в школе — человек забывает о проблеме СПИДа в надежде, что она не коснется его, а в итоге с каждым годом все больше и больше становится ВИЧ-инфицированных. Такое мнение, что, мол, я веду правильный образ жизни, наркотиками не увлекаюсь, а значит, меня не коснется ВИЧ, является заблуждением. Так как молодые люди могут оказаться в различных непредвиденных ситуациях, например, контакт при оказании помощи в ДТП, переливание крови, практически любое инъекционное вмешательство теоретически имеет риск инфицирования.
— В рамках акции «Стоп ВИЧ/СПИД» республиканским центром «АнтиСПИД» проведено множество просветительских акций, встреч с молодежью и трудовыми коллективами региона. О чем говорят их результаты? Главным образом меня интересует, что знают о СПИДе наши люди. На какие выводы вас наталкивают итоги таких масштабных акций?
— Сейчас уже многим ясно, что СПИД – одна из важнейших и трагических проблем, возникших перед всем человечеством в конце XX века. И у нас, в нашей маленькой Республике Ингушетия зарегистрировано более 1000 человек, и умерло более 400 человек. СПИД – это сложнейшая научная проблема. Для того чтобы выжить, уменьшить риск заражения и распространения заболевания, нужно, чтобы как можно больше людей узнали о СПИДе. Наши жизнь и здоровье в наших руках. Каждый человек вправе выбирать сам свой жизненный путь, свои ценности и идеалы, но помните: лекарств и прививок от СПИДа нет! Никогда и ни при каких обстоятельствах не забывайте о том, что единственный «рисковый» случай может стать роковым! Относитесь ответственно к собственному здоровью!

Адам Алиханов

№ 39-40 (12174-175), шоатта, 16 март, 2019 шу / Суббота, 16 марта 2019 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *