Первый труд о политической элите

В нашей историографии, пусть и в недостаточной мере, но можно насчитать с два десятка трудов по истории региона с ее политической составляющей. Есть труды о тех или иных представителях политической элиты. Достаточно назвать три книги о Руслане Аушеве, несколько книг политолога Азиса Яндиева об Идрисе Зязикове, Али Горчханове, Зааме Яндиеве, Саражудине Бекове и другие.

В целом блок о политической элите оставался вне поля зрения исследований.
Этот пробел и заполняет труд кандидата политических наук Лейлы Арапхановой «Политическая элита Ингушетии в новой и новейшей истории России (XVIII-XIX вв.)», недавно вышедший из печати (Ростов-на-Дону, 2018, 328 с., илл.)
Как подмечено в аннотации книги, монография «посвящена проблеме генерации ингушской элиты в процессе развития российско-ингушских взаимоотношений в XVIII-XXI веках».
В силу объективных причин, свойственных всем малым народам региона, наша политическая элита имеет не столь уж длительную историю, и поэтому монография охватывает лишь два последних века с небольшим.
Предваряя свое повествование знакомством с понятием и сущностью происхождения элиты, Л. Арапханова знакомит читателя с горской военно-политической элитой конца XVIII — начала ХХ века.
Как известно, формирование нашей элиты, в силу отсутствия своей государственности, начиналось в общей системе политико-административного управления Северного Кавказа. По сути, шел процесс обратного порядка: политическая элита народа шла не «наверх», а спускалась в виде «готовых» кадров в регион.
В качестве «начальных курсов» и «университетов» в те годы единственно выступали аманатство и учеба в вузах Ставрополя, Ростова, Петербурга, Москвы и других мегаполисов. Через эти этапы прошли такие легендарные для нашего народа личности, как Уцига Малсаг, Ивизда Газд, Байсара Мочко, Кантыша Той и другие. И автор достаточно убедительно показывает нам условия и результат их становления.
Но все они лишь условно могут быть названы политической элитой в полном смысле этого слова, так как у народа не было даже формальных намеков на государственность. С этим связано и деление автором процесса формирования элиты на три этапа, которые приходятся на период жизнедеятельности после жизни названных выше ярких представителей нашего народа.
На первом этапе, а это 1770-1917 годы, как верно отметила автор, «происходит формирование небольших групп горской интеллигенции из выпускников высших светских учебных заведений страны». Первая дата связана с вхождением Ингушетии в состав Российской империи, вторая – с Октябрьской революцией в России. Именно в этот период Ингушетия более-менее активно включается в орбиту российской политики. Л. Арапханова отмечает «хаотичность в проведении кавказской политики, отсутствие преемственности, возведение кавказской линии, строительство крепостей» и другие факторы, которые дали ограниченное число политиков из среды нашего народа.
Хотя по длительности первый этап и длился дольше следующего, но второй этап несравнимо больше и глубже насыщен как яркими лицами, так и значимыми для народа событиями. Он вмещает в себя более 70 лет – с 1917 по 1991 год.
Это и опыт государственного строительства на Северном Кавказе в виде Горской Республики, национальных съездов с их судьбоносными для народа и региона решениями, и гражданская война, и установление Советской власти в регионе, в которых ингуши приняли самое активное, а в некоторых моментах и решающее участие. Здесь с предельной отдачей и высоким результатом проявили себя Висан-Гирей и Магомед Джабагиевы, Гапур Ахриев, Абдул-Гамид Гойгов, генералы Тонт Укуров и Сафарбек Мальсагов.
Период так называемого нациестроительства и формирования советского аппарата управленцев второго этапа связан с Горской Республикой (1921-1924 гг.), Ингушской автономной областью (1924-1934 гг.) и Чечено-Ингушской АССР (1934-1944 гг.)
В это время на политической арене Ингушетии, Северного Кавказа и России появляются такие яркие имена, как Идрис Зязиков, Али Горчханов, Юсуп Албогачиев, Заам Яндиев, Мусса Саутиев, Хизир Орцханов, Магомед Ханиев. Их работа и становление как политиков проходили не только в трудных, но и драматических условиях созидания. Это хорошо видно на примере трагических судеб первых двух лидеров. Достаточно назвать трагические итоги их борьбы за сохранение территории и статуса области.
Депортация народа 1944 года и упразднение автономии на тринадцать долгих лет прервали процесс становления элиты 20-30-х годов и подготовки ей новой достойной смены. Л. Арапханова много лет глубоко изучает и выпустила монографию и целый ряд статей на тему депортации народа. Этим объясняется и глубина проведенного ученым исследования, насыщенность его фактами, примерами, именами.
Справедливо подчеркнут и энтузиазм, с которым взялись за восстановление республики начиная с 1957 года как «старые» кадры, так и начинающие политики.
Вполне естественно и то, что самый большой раздел книги посвящен третьему этапу, начинающемуся с 1991 года, времени образования ингушской государственности — Республики Ингушетия. И всплеск формирования новой политической элиты был связан не только с самим фактом образования «собственной» республики, патриотического посыла интеллигенции, но и возможностью работать в рамках новых демократических институтов управления, которые давали большие возможности выдвигаться и выдвигать политиков непосредственно из народной среды, без номенклатурных, продиктованных сверху цензов, фильтров и «прокрустовых лож».
Называть их имена — не хватит газетной площади. Автор книги дает картину формирования органов государственной власти республики, их структуру в динамике, появления новых представителей политической элиты. Дана и гендерная составляющая политической элиты республики, где представителям слабого пола нашлось достойное место.
Большой раздел книги наполнен биографиями представителей политической элиты начиная с XIX века и до наших дней.
Органично смотрится в монографии и паспорт Республики Ингушетия, помещенный в конце издания.
При всей позитивной характеристике монографии Л.Арапхановой, не проходит ощущение, что тема требует своего продолжения и расширения. Особенно по второму этапу. Здесь нужно и можно, на наш взгляд, основательнее дать картину становления политической элиты, расширив ее именами и событиями. Но это привычное явление для любого исследователя: ни одна тема не может быть исчерпанной одним трудом и одним ученым.
Несомненно, книга дает хороший материал и темы для новых исследований начинающим ученым. В этом тоже своя ценность книги.
Насыщенная источниковая база книги, список отечественной и зарубежной литературы, архивных материалов делают труд глубоко научным. Л. Арапханова много работала непосредственно в архивах, что уже само по себе является признаком чистоты и подлинной научности исследования.
Научным редактором книги выступил доктор исторических наук, профессор К.С. Гаджиев, рецензентами – доктора политических наук, профессора В.Н. Панин и А.Ю. Сунгуров.
Уверен, книга Л. Арапхановой займет достойное место в списке научной литературы республики.

Якуб Патиев

№ 76-77 (12211-212), шоатта, 25 май, 2019 шу / суббота, 25 мая 2019 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *