Сохраняя прекрасную природу Ингушетии

Природные ресурсы – это сила природы, которая используется человеком для поддержания своего существования на земле. К ним относятся солнечный свет, вода, воздух, почва, растения, животные, полезные ископаемые и все остальное, без чего не может существовать ни одно живое существо.
Зачастую бывает так, что люди забывают о том, что нужно беречь природу. Ведь благодаря ей мы живем, едим, пьем, дышим. Если бы не было природы, то не было бы и нас. Вся жизнь и деятельность человека, территориальное расселение и размещение производительных сил зависят от количества, качества и местоположения природных ресурсов. Но человек в основе своей забывает об этом и действует против общечеловеческих норм.
Природные ресурсы являются важной частью национального богатства и источником создания материальных благ и услуг. Они во многом предопределяют не только социально-экономический потенциал страны и региона в эффективности общественного производства, но и здоровье и продолжительность жизни населения. К великому сожалению, находятся среди нас такие люди, которым безразлична судьба окружающего мира.
Об этом и о многом другом мы поговорили с министром природных ресурсов и экологии Республики Ингушетия Магомедом Бабхоевым.

— Комитет экологии и природных ресурсов Ингушетии преобразован в Министерство природных ресурсов и экологии. Как руководитель, что вы можете сказать, какие есть плюсы и приоритеты в этом?
— Основной плюс министерства в том, что в республике есть единый орган, который отвечает за выстраивание всей политики всему, что касается охраны природы. Это было решение Главы республики Юнус-Бека Евкурова, так как в других регионах СКФО уже давно существуют министерства данного профиля. Все направления, которыми занимались комитет экологии, комитет лесного хозяйства и комитет по охране животных – все это входит в Министерство природных ресурсов и экологии, все эти функции пересекаются между собой. Естественно, у каждого руководителя свое видение, как выстраивать работу. Часто бывает так, что у каждого своя позиция, и достичь общего итога бывает тяжело. С момента создания министерства уже есть хороший результат в лесном хозяйстве. Большой проблемой была незаконная вырубка деревьев.
Вы затронули вопрос о незаконной вырубке. На каком этапе этот вопрос сейчас стоит?
— Откровенно говоря, не очень хорошая картина складывается. Мы, как начали работать в этом направлении, обошли весь лесной фонд, ходили пешком по всем этим лесам. Места незаконных вырубок деревьев мы находили, и после был принят ряд кардинальных решений. В большинстве случаев задействованы непосредственно лесники, которые должны были отвечать за порядок на своих участках. Был ряд увольнений, поменяли некоторых руководителей подведомственных учреждений. А на таких точках, через которые проходят незаконные вырубки леса, создали круглосуточные посты. Несмотря на то, что дали лесникам задание присмотреть за всем этим, проводятся ежедневные рейды. В этих местах созданы дополнительные независимые группы, которые могли бы присматривать за ними. Благодаря всему этому на сегодняшний день массовая вырубка деревьев остановлена. Бывают случаи, когда кто-то на тракторе заехал и спилил несколько деревьев. С ними тоже ведется серьезная работа по предотвращению их незаконной деятельности. Да, лес надо использовать в любом случае, но нужно делать все это законно, не надо заниматься кражей. Нужно все это делать с учетом тех норм, что прописаны в законе лесного хозяйства. Есть деревья, которые вообще нельзя рубить, и есть места, где нельзя рубить деревья. Это нужно понимать.
— Как у нас обстоит вопрос с водоохранной зоной! Какие меры принимаются для сохранения рек и целебных родников?
— Водоохранная зона – это наша вторая беда. Отношение жителей к рекам такое, как-будто это мусоропровод и канализация, а не вода. Все стремятся провести туда канализацию и вывалить мусор. Конечно, это обидно, но многим наплевать на то, что это целебная, чистая вода. В этом направлении мы работаем неустанно, потому что люди снова начинают загрязнять эти воды. На нашу «горячую линию» поступают обращения, по которым наши инспектора выезжают и проводят внеплановые рейды. Но главная беда в том, что люди не понимают, что это плохо. Только по реке Назранка было выявлено свыше 100 канализационных труб, из которых текла грязная вода. Был такой случай, когда в метре от родника была выведена канализация.
Помимо рек и родников есть еще и каналы, в которые тоже выведены канализации. Этот вопрос решается через местные администрации и суды. Но для того, чтобы получить положительный результат, нужно работать в этом направлении каждый день. Млекопитающие животные и птицы покидают реки в связи с тем, что они загрязнены.
— А что делается Министерством по охране животных?
— В одном Малгобекском районе мы зафиксировали свыше 30 браконьеров буквально за два месяца. Большинство из них из соседних регионов. Охота велась без лицензии, но сегодня она остановлена. Все лицензии, которые выдаются охотникам как попало, мы пока приостановили на время. В этом направлении мы работаем непрерывно.
— Какие виды животных существуют у нас в регионе?
— Есть медведь, волк, лиса, шакал, заяц, белка, косуля, олень и другие. Также в горных местностях есть тур, горный козел, серна и яки, которых мы завозили. Глава Ингушетии давал поручение, у нас есть договор с северокавказским заповедником и они обещали нам помочь с завозом благородных оленей. Их у нас практически не осталось в силу некоторых обстоятельств.
— Недавно у нас в республике прошел первый в России региональный форум по федеральным национальным проектам. Ваше министерство тоже приняло участие в этом мероприятии. В реализации каких федеральных национальных проектов задействовано ваше ведомство?
— С этого года у нас реализуется национальный проект «Экология». Проблемы, связанные с экологией, которые мы не могли решать на региональном уровне, будут решаться на федеральном в рамках нацпроекта. У нас были огромные свалки в городах Назрани, Сунже, Малгобеке, Карабулаке. Они уже включены в эту программу. В этом году назрановская и сунженская свалки будут ликвидированы полностью. Помимо этих четырех крупных свалок мы ликвидировали более 100 свалок в сельских поселениях. Осталось еще 13 свалок. Я думаю, до конца этого года мы справимся и с этой задачей.
— А куда будет вывозиться мусор?
— Мусор будет вывозиться на сунженский полигон. Позже еще один полигон появится у нас в Малгобекском районе. Сейчас пластика очень много. Раньше стекло и пластик сдавали. У нас в республике есть один сортировочный комплекс. В этом году будут строить еще один в Малгобеке. И в этом же году у нас предусмотрено строительство двух линий по переработке пластика. За счет этого уменьшится объем отходов. И в течение 4 лет мы планируем отказаться от полигонов. Мы себе поставили такой срок, так как для нас это вполне реализуемо. Более того, Ингушетия участвует в 5 из 11 Федеральных проектов, входящих в состав национального проекта «Экология», а именно: «Чистая страна», «Создание комплексной отрасли обращения с твердыми коммунальными отходами», «Сохранение уникальных водных объектов», «Чистая вода», «Сохранение лесов». В рамках регионального проекта «Сохранение уникальных водных объектов» в нацпроект попал Назрановский пруд. Это единственный своего рода объект, который включен в нацпроект по регионам. На следующий год в плане пруд города Карабулака и пруд Малгобека.
— А что стало с сунженским прудом, который реабилитировали?
— Здесь бы хотел обратить внимание на то, что это была программа «Экологическая реабилитация водного объекта». Задача заключалась в том, чтобы привести его в то состояние, в котором он был до того, как его испортили, и мы с этой задачей справились. Берега укрепили, посадили деревья, посеяли специальные растения, чтобы сохранить устойчивость берегов пруда.
— Какая работа ведется министерством по реализации проекта «Сохранение лесов»?
— В рамках этого проекта тоже проводится серьезная работа по восстановлению лесов. За год нами посажено более 80 000 деревьев: акация, клен, дуб, липа. Лес – это наша душа, лес дает дышать чистым воздухом. Но для всего этого нам требуется специальная техника. В рамках нацпроекта «Экология» в Минприроды Ингушетии начались поставки спецтехники. Приобретен автомобиль повышенной проходимости ГАЗ-330811–33 Вепрь. До конца мая будет завершён первый этап оснащения лесопожарной и лесопатрульной техникой подведомственных специализированных учреждений. Приобретение лесопожарной техники позволит повысить скорость реагирования лесопожарных служб и, как следствие, снижение ущерба от лесных пожаров на 47%.
— С какими словами вы обратились бы к жителям нашей республики?
— В первую очередь я бы попросил у них любить нашу природу, относиться к окружающему миру бережно. Природа, я повторюсь, – это наша душа. Если мы будем рубить деревья, загрязнять реки, сжигать и выбрасывать мусор, вместе с этим загрязняя воздух, тогда мы будем виноваты перед нашим подрастающим поколением.
Любите природу, любите животный мир, ведь в Ингушетии сравнительно лучшие экологические условия, чем в других регионах России, и нам нужно лишь сохранить то, что у нас есть.
— Магомед, спасибо вам за интервью, удачи в работе.

И. Матиев

№ 79 (12214), ера, 30 май, 2019 шу / четверг, 30 мая 2019 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *