Образование Республики Ингушетия

4 июня 1992 года за подписью Президента Российской Федерации Б. Ельцина принят Закон №2927-I «Об образовании Ингушской Республики в составе Российской Федерации».

Принятию этого судьбоносного для ингушского народа вожделенного закона предшествовала многолетняя работа интеллигенции, общественности, ответственных работников органов государственной власти, народных избранников, организаций и учреждений.
Конкретно о необходимости иметь ингушскую государственность впервые заговорили в письме большой группы ингушей в центральные органы власти Советского Союза в декабре 1972 г. и на общенациональном митинге ингушского народа в г.Грозном 16-19 января 1973 г. Речь не шла об автономии в её чистом виде. Была идея собрать ингушские земли вместе.
Перестройка и объявленная новой властью демократизация общества вдохнула народу надежду на решение многолетней мечты ингушей.
9-10 сентября 1989 г. в г.Грозном состоялся Второй съезд ингушского народа, обсудивший вопросы восстановления автономии ингушского народа. На съезде был избран Оргкомитет по восстановлению автономии Ингушетии из 31 человека вначале во главе с Иссой Кодзоевым, заменённым вскоре на Бексолта Сейнароева и названный Народным Советом Ингушетии. Основной задачей его стало восстановление ингушской государственности. Были определены территория, количество населения и административные границы будущей автономной республики.
«Необходимо такое решение ингушского вопроса, — говорилось на съезде,- при котором ингушский народ, сохраняя целостность своей территории, получил бы возможность в полной мере проявить свои творческие, созидательные силы, чтобы он занимал подобающее ему место в братской семье советских народов».
Избранный в 1989 г. на демократической основе Верховный Совет СССР на волне критики сталинизма и тоталитаризма принял ряд актов, восстанавливающих справедливость в отношении граждан и народов страны. В первую очередь это принятая 14 ноября 1989 г. Верховным Советом СССР Декларация «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав».
29 мая 1989 г. и 6 июня 1989 г. соответственно народные депутаты СССР Хамзат Фаргиев и Муса Дарсигов на Съезде народных депутатов СССР публично подняли вопросы реабилитации репрессированных народов и восстановлении Ингушской автономии.
23 мая 1990 г. на I-м съезде народных депутатов России с предложением восстановить автономию ингушского народа с центром во Владикавказе выступил избранный накануне депутат Верховного Совета России Бембулат Богатырев.
24 июня 1990 г. на учредительном съезде Компартии России и 5 июля 1990 г. на заседании секции последнего XXVIII съезда КПСС с теми же предложениями выступили соответственно первый секретарь Назрановского райкома партии Абдул-Хамид Аушев и председатель Совета министров Чечено-Ингушетии Саражудин Беков. Был еще целый каскад выступлений, обращений, митингов ингушей с просьбой, а то и требованием восстановить ингушскую автономию.
Весной 1989 г. Демократический Союз Ингушетии «Нийсхо» (Справедливость) во главе с Иссой Кодзоевым собрал более 62 тыс. подписей под формулировкой «Я – за Ингушскую АССР» и в апреле 1989 г. передал их в ЦК КПСС и Верховный Совет СССР.
26 марта 1990 г. была создана Комиссия Совета Национальностей ВС СССР во главе с А. Беляковым для рассмотрения ингушского вопроса, которая признала необходимость и обоснованность возвращения Пригородного района в границах 1944 г. в состав Чечено-Ингушетии.
Верховный Совет Чечено-Ингушетии во главе с Д. Завгаевым 30 марта и 12 июня 1990 г. принял обращения к Первому съезду народных депутатов и ВС РСФСР с просьбой ускорить рассмотрение вопроса о восстановлении автономии ингушского народа. Принятая 27 ноября 1990 г. Декларация о государственном суверенитете Чечено-Ингушской Республики в своей 17-й статье закрепила «справедливость требования ингушского народа о восстановлении государственности и необходимость решения вопроса возврата территорий, отторгнутых в результате сталинских репрессий. Союзный договор будет подписан Чечено-Ингушской Республикой после… возврата отторгнутых территорий Ингушетии».
20 июня и 15 сентября 1991 г. форумы, названные съездами «народных депутатов Ингушетии всех уровней», провозгласили Ингушскую Республику в составе Российской Федерации. Ингушское национальное движение в те годы разделилось на различные, часто противоборствующие, группировки и объединения. Одно перечисление их заняло бы не одну строку текста. И каждая организация настаивала на своём исключительном видении путей решения проблемы и своем лидерстве, что и сказалось на конечном результате.
Определённую активность проявляли и группы, агитировавшие население за вхождение в состав Чеченской Республики. Но не получив широкой поддержки в народе, они отошли в сторону.
В октябре 1991 г. в Грозном был провозглашен суверенитет Чеченской Республики. Перед ингушами уже напрямую встал вопрос дальнейшего существования в составе Чеченской Республики или образования собственной автономии.
6-7 октября 1991 г. в Доме культуры им. Ленина в
г. Грозном работал III съезд ингушского народа, на котором присутствовало 790 делегатов. В работе форума принял участие даже вице-президент Российской Федерации А. В. Руцкой. Съезд высказался против выхода Ингушетии из состава Чечено-Ингушетии до «возвращения всех аннексированных земель».
Провозглашение Ингушской Республики 20 июня и 15 сентября 1991 года съезд рассматривал как «декларацию намерений». На съезде, вместо сложившего свои полномочия Оргкомитета, был избран Народный совет Ингушетии во главе с Б. М. Сейнароевым. Было решено, что «все вопросы, связанные с восстановлением территориальной целостности и государственности Ингушетии, впредь согласовывать с Народным Советом Ингушетии». Съезд не был официально закончен. Заключительный этап съезда было решено провести в другое время.
Общенациональный митинг в Назрани в октябре 1991 г. высказался за провозглашение Ингушской Республики в составе Российской Федерации.
По словам руководства НС РИ, председатель ВС России Б. Ельцин предложил ингушскому народу определиться по своей дальнейшей судьбе в составе России или вне ее. В зависимости от этого решался и главный ингушский вопрос.
Вскоре на общенациональный референдум ингушского народа был вынесен вопрос: «Вы за создание Ингушской Республики в составе РСФСР с возвратом незаконно отторгнутых ингушских земель и со столицей в городе Владикавказе?» Хотя референдум и прошел в условиях противостояния двух-трёх национальных движений, плебисцит всё-таки состоялся и дал искомый большой результат: из принявших участие в ингушских районах бывшей Чечено-Ингушской республики 97 % избирателей 92, 5 % высказались «за».
23 — 24 марта 1991 г. Председатель Верховного Совета Российской Федерации Б. Н. Ельцин нанес визит в Северную Осетию, Ингушетию и Чечню. 24 марта он выступил на многотысячном митинге в г. Назрани с обещанием решить проблему территориальной реабилитации ингушского народа и создания Ингушской Республики. На состоявшихся до этого митингах в
с. Сунжа Пригородного района и г.Владикавказа (23 марта) и 24 марта в Назрани Б. Н. Ельцин дал взаимоисключающие обещания осетинам, казакам и ингушам. И каждая сторона считала, что в отношении них он высказал истинное намерение, а другие стороны просто успокаивал. Время показало, чью сторону он принял…
26 апреля 1991 г. Верховный Совет России принял Закон №1107-I «О реабилитации репрессированных народов», который должен был лечь в основу будущего закона об образовании Ингушской Республики. В тот же день было принято Постановление Верховного Совета Российской Федерации «О порядке введения в действие Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов».
Принимая закон о реабилитации репрессированных народов, Б. Н. Ельцин преследовал свою определенную цель – получить голоса депортированных народов на предстоящих выборах в Президенты России, что в конечном счете и случилось. На состоявшихся 12 июня 1991 г. всенародных и прямых выборах Президента Российской Федерации Б. Н. Ельцин победил, набрав 57% голосов в целом по стране. В поверившей его обещаниям Чечено-Ингушетии он получил более 80% голосов.
Между тем, представители ингушского национального движения вели активную работу по принятию закона об образовании национальной автономии.
Представленный проект Закона об образовании Ингушской Республики, например, гласил: «В целях реализации Закона РФ от 26 апреля 1991 года «О реабилитации репрессированных народов», создания необходимых условий для национального развития ингушского и других народов, проживающих в Ингушетии, учитывая их волеизъявление, выраженное итогами референдума, проведенного 30 ноября 1991 года, восстановления исторической справедливости в отношении ингушского народа Верховный Совет Российской Федерации постановляет: Статья 1. Образовать в составе РФ Ингушскую Республику, выделив ее территории из состава Чечено-Ингушской и Северо-Осетинской АССР. Включить в состав Ингушской Республики районы компактного проживания ингушей: — Назрановский, Малгобекский, Сунженский (за исключением Серноводского Сельского Совета) районы, ранее входившие в состав Чечено-Ингушской Республики;
— Пригородный район в его прежних границах (до 1944 года), а также территории Малгобекского района, отторгнутые в 1944 году и включенные в состав Северо-Осетинской АССР».
По свидетельству лидеров ингушского национального движения, ингушский проект закона был отвергнут под давлением некоторых сил и персон в центре, хотя нежелание центра решать вопрос было видно по поведению лидеров России на протяжении всего последнего времени.
В итоге 4 июня 1992 г. был принят уже известный нам Закон об образовании Ингушской Республики, согласно которому и создана нынешняя Республика Ингушетия.
Первой статьёй образовывалась Ингушская Республика в составе Российской Федерации. Спорные вопросы, связанные с образованием нового субъекта, решались «в соответствии с Конституцией и законодательством Российской Федерации» (статья 2) и сроком до марта 1994 года (статья 4).
По факту республика была создана из трёх оставшихся «бесхозными» без единого центра после объявления независимости Чечней ингушских районов уже бывшей Чечено-Ингушской Республики.
Тем не менее, народ воспринял эту радость с большим воодушевлением и надеждой на кардинальное решение своего вопроса в полном объеме…
Инициаторы образования республики были в эйфории от своих побед и не замечали, что субъект образован без учета требований народа, постоянно декларируемых ими самими. Забыли и продекларированную на III-м съезде ингушского народа 6-7 октября 1991 г. позицию: «Считать нецелесообразным объявление ингушской государственности до полного возврата под юрисдикцию Чечено-Ингушетии всех аннексированных в период сталинщины ингушских территорий». (Газета «Ингушское слово», 11 ноября 1991 г.)
«4 июня 1992 года справедливая, долголетняя и изнурительная борьба ингушского народа увенчалась успехом. Впервые в истории была провозглашена Ингушская Республика, т.е. создана государственность ингушского народа. Это большая победа и выдающееся событие в истории ингушского народа»,- пишет
Б. Богатырев. (Точка зрения. Сборник статей. Центр социальных исследований. Назрань, 2006, с. 90)
В привычном духе Б. Богатырев направил подписанную им и его помощником Х. Нальгиевым правительственную телеграмму со словами: «Уважаемый ингушский народ! Уважаемые избиратели! С большим воодушевлением спешим поздравить вас с провозглашением Российским парламентом ингушской государственности».
Председатель Госкомнаца России В. Тишков направил телеграмму на имя Б. Сейнароева с поздравлениями по поводу образования республики и сообщал о предстоящем 13 июня приезде в Ингушетию своего заместителя В. Лысенко и представителя Администрации Президента РФ Харичева «с целью обсуждения вопросов реализации закона и ознакомления положения дел».
6 июня 1992 г. в г. Назрани на холме «Аби-Гув» состоялся общенациональный митинг, приветствовавший создание Ингушской Республики. Лидеры Народного Совета Ингушетии эмоционально рассказали народу о своих заслугах в образовании Ингушской Республики, а проблему Пригородного района обозначили как решенную окончательно. Принятая на митинге резолюция выразила благодарность Президенту России Б. Ельцину, Верховному Совету РФ, народным депутатам РФ «за их глубокое проникновение в ингушскую проблему, за ее понимание» и одобрили «огромную положительную работу Народного Совета Ингушетии и народных депутатов Российской Федерации
Б. Богатырева и И. Костоева» в этом направлении. (Цит. по кн.: Сейнароев Б. На трудном пути создания Ингушской Республики. М., 2012, с.139)
«…ведение дел по формированию Ингушской Республики, ее государственных структур» митинг поручил «компетентным, честным и порядочным людям, пользующимся авторитетом и уважением в народе, давая отпор самозванцам и нечистоплотным лицам». (Газета «Сердало», 9 июня 1992 г.)
«Республика без границ и столицы» назвала свою статью Г. Ковальская в журнале «Новое время» (№ 22, 1992 г.) «Ингушская Республика пока провозглашена без границ» писала газета «Северный Кавказ» (№23, 8 июня 1992 г.) Так оно и было.
Не случайно и главу своей книги Бексолт Сейнароев назвал «Нонсенс: Республика создана без обозначения территорий и границ».
17, 29 и 30 июня в г.Назрани прошли объединенные сессии Совета народных депутатов Назрановского, Малгобекского, Сунженского и Пригородного районов, которые сперва рассмотрели и одобрили решение Верховного Совета РФ об образовании Ингушской Республики, обсудили ситуацию с попытками руководства Российской Федерации наложить мораторий на территориальную реабилитацию репрессированных народов, а потом приняли резолюцию с осуждением Закона Российской Федерации «Об образовании Ингушской Республики», так как он не оговаривает включение в её состав Пригородного района и г.Владикавказа.
Одновременно с законом было принято и Постановление Верховного Совета РФ №2928-I «О порядке введения в действие Закона РФ «Об образовании Ингушской Республики в составе Российской Федерации».
Ст.ст. 2, 3 и 4 вводятся в действие сразу. До образования в республике высших органов должен быть назначен временный представитель Верховного Совета РФ в Ингушетии, глава Временной администрации республики. Территория республики образуется Верховным Советом РФ по представлению результатов работы госкомиссии, созданной Правительством РФ, которая до 31 декабря 1993 года должна внести предложения об определении границ Ингушской Республики.
10 декабря 1992 г. на съезде народных депутатов Российской Федерации Постановлением N 4070-I утвержден Закон Российской Федерации «Об образовании Ингушской Республики в составе Российской Федерации. В этот же день Законом Российской Федерации в ст. 71 Конституции (Основного Закона) Российской Федерации внесены изменения о преобразовании Чечено-Ингушской Республики в Ингушскую Республику в составе Российской Федерации и Чеченскую Республику в составе Российской Федерации.
3 декабря 1993 г. Указом Президента Р. С. Аушева название «Ингушская Республика» было заменено на «Республику Ингушетия».
Принятие Закона требовало от федерального центра реальных действий по его выполнению. Необходимо было создать временные органы власти, способные начать процесс формирования Ингушской Республики. Но постоянные трения между общественными движениями ингушского народа и просто заинтересованными в протаскивании своего человека группами не давали возможности центру остановить свой выбор на одном из десятка кандидатов в главы Временной администрации. Даже на митинге 6 июня 1992 г. были выдвинуты две кандидатуры в лидеры молодой республики. Вплоть до ноября 1992 г. продолжался поток писем и обращений в Верховный Совет России и к Президенту России с просьбой назначить того или иного человека главой Временной администрации. А без назначения руководителя Временной администрации проводить мероприятия по выборам парламента и организации органов исполнительной власти было нельзя.
3 июля 1992 г. принимается Закон Российской Федерации «Об установлении переходного периода по государственно-территориальному разграничению в Российской Федерации».
«…учитывая обострение общественно-политической обстановки и межнациональных отношений…», Закон устанавливал переходный период — до 1 июля 1995 года – по государственно-территориальному разграничению в Российской Федерации. Таким образом, исполнение Закона РФ «О реабилитации репрессированных народов» от 26 апреля 1991 года переносилось на более поздний срок, в течение которого сами органы государственной власти обострение межнациональных отношений переводили в плоскость межнациональных конфликтов, что позволяло вообще не исполнять закон.
4 июля 1992 г. представителем Президента РФ по Ингушетии был назначен государственный советник юстиции Исса Костоев.
6 июля Президиум Верховного Совета России назначил Представителем Верховного Совета в Ингушской Республике депутата ВС генерала армии Виктора Ермакова.
И. Костоев подал заявление об отставке 8 апреля 1993 г. сразу после того, как были сформированы органы государственной власти республики, а В. Ермаков без объяснения причин покинул Ингушетию буквально за неделю до начала осетино-ингушского конфликта октября –ноября 1992 г. и лег в госпиталь.
4 сентября 1992 г. принимается совместное решение представителей Верховного Совета и Президента РФ в Ингушетии и рабочей группы представителей министерств и ведомств России о создании Временной администрации Ингушской Республики на период до формирования в установленном порядке высших органов государственной власти и управления Ингушской Республики. Но Временная администрация так и не была создана из-за противоборства на местном уровне.
26 октября 1992 г. Президиум Верховного Совета РФ принял Постановление «О реализации Закона РФ «Об образовании Ингушской Республики в составе Российской Федерации», в котором отмечается неудовлетворительная работа правительственной комиссии по реализации закона и предлагается Правительству РФ в срок до 20 ноября 1992 г. создать Государственную комиссию по разграничению территории Ингушской Республики.
Исполнению этого документа помешали спровоцированные события октября-ноября 1992 года.
Так называемый осетино-ингушский конфликт октября-ноября 1992 г., в результате которого практически все ингушское население Пригородного района и г. Владикавказа оказалось в изгнании на территории Ингушской Республики, ускорил образование органов государственной власти нового субъекта.
28 февраля 1993 г. первым президентом республики стал Руслан Аушев, 8 апреля 1993 г. было сформировано правительство Ингушетии, после чего реально и начался процесс становления Республики Ингушетия как субъекта Российской Федерации.

Якуб Патиев

№ 84 (12219), шинара, 11 июнь, 2019 шу / вторник, 11 июня 2019 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *