Еще одна судьба защитника Отечества

На днях Президент России В.Путин объявил наступающий юбилейный год Победы Годом Памяти и Славы.
Помимо того, что страна широко будет отмечать подвиг народов великой страны в целом и многих защитников Отечества в отдельности, будет продолжаться поиск и увековечение забытых и не установленных имён. Несмотря на то, что с окончания войны прошло более семи десятков лет, далеко не все имена тех, кто отдал свои жизни установлены и увековечены. В их числе и те, кто погиб в фашистских лагерях, попав в плен в самые первые дни и месяцы войны.

Есть расхожее выражение, что война не считается законченной, пока не будет похоронен последний её погибший солдат. В применении к Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. это гуманное неписанное правило будет долго ещё актуальным как по объективным, так и субъективным причинам. Но работать – надо.
По разным оценкам буквально в первые месяцы войны в плен к гитлеровской армии попало от 2 до 5 млн. советских солдат. Большинство попало в плен, будучи в бессознательном состоянии или не имея возможности сопротивляться, подставленные под удары врага отдельными бездарными сталинскими «полководцами». До последних дней предрекавший войну на чужой территории и с малой кровью, Сталин не смог признаться в своём главном просчёте и всю вину за первые месяцы бесславного отступления армии свалил на солдат, огульно назвав всех военнопленных красноармейцев предателями, хотя в их числе был и его собственный сын.
С той же целью скрыть свою вину, чтобы, уцелев в концлагерях и вернувшись, солдаты не рассказали о причинах своего пленения, Советский Союз отказался подписать Женевскую конвенцию 1929г. о нормах международного права в отношении военнопленных. Это увеличило смертность советских пленных по сравнению с пленными из других стран.
Значительное число попавших в плен советских солдат было призвано в армию еще до войны, когда Красная Армия и армия Третьего Рейха дружили и проводили совместные парады, смотры войск и тому подобные мероприятия. Их и не готовили к отражению потенциальной агрессии. Поэтому трагедия пленных красноармейцев первых месяцев войны имеет особую актуальность для исследования. Пока же становятся известны только имена жертв двух диктатур. И это уже хорошо.
Малоизвестны имена погибших в фашистских концлагерях и из нашей республики. Многие из них числятся без вести пропавшими.
У нас, наконец, стали появляться данные о погибших в концлагерях советских пленных. В том числе и о наших земляках.
Несколько лет назад Госархив Ингушетии опубликовал в прессе данные об обнаруженных в Германии могилах советских пленных. К счастью, процесс получил развитие в государственном объеме.
Полтора года назад Архивное управление Правительства Чеченской Республики выпустило книгу «Узники фашистского плена» (Составитель Батаева Р. Нальчик, 2017, 290 с.) Не удивился, увидев, что деятельное участие в сборе материалов для книги принял большой энтузиаст и подвижник в поиске имен забытых героев-защитников Отечества двух наших народов Вахит Касимов. Работа, достойная благодарности!
И в книге, о которой мы рассказываем, дано около 40 ингушских имен — жертв фашистских концлагерей.
Нашел я в ней и имя своего родного дяди по материнской линии Юсупа Джамбулатовича Цицкиева, ранее выявленное нашим Архивным управлением.
О том, что он не вернулся с войны мне часто рассказывала моя мать. Говорила, что Юсуп был призван в армию в год, предшествующий войне — в 1940 году. Буквально в первые дни войны от него поступило письмо на имя своего отца Цицкиева Джамбулата Шаамиевича (1888-1976). В нем, по рассказам матери моей Лейлы Джамбулатовны, Юсуп писал, что они несколько дней героически противостоят агрессорам, и завтра предстоит очередной тяжелый бой. Это оказалось первым и последним письмом Юсупа военной поры. Больше от него не было никаких вестей.
В книге даны дата и место рождения Ю.Д. Цицкиева: 1921 год, село Длинная Долина Пригородного района Чечено-Ингушетии, время призыва – 1940 год, дата попадания в плен 2 июля 1941 г. под Минском, время смерти в концлагере «Шталаг 307»- 9 октября 1941 г. Ошибочно указана фамилия матери его Салихат – Джамбулатова вместо Цуровой. Где-то, видимо, перепутали с именем отца.
Жениться так и не успел. Родители собирались женить его после возвращения из армии.
В книге приводится и скан анкеты дяди, где сведения о пленном даны на двух языках — русском и немецком. Чисто немецкая дотошность и педантичность, сослужившая хорошую службу для нас, кто потерял близких в той войне. От руки приписано, что село Длинная Долина входит в состав Пригородного района Северной Осетии. Вероятно, это приписано российскими архивистами. Правда, не успели добавить, что этого села, получившего в 1944 г. новое название Терк, уже нет на карте, так как законом Северной Осетии от 30 ноября 2007г. оно просто ликвидировано… И в рамках объявленной акции по установлению памятников погибшим в войне в каждом населенном пункте России, Ю.Д. Цицкиеву, как и другим ушедшим на войну из этого села и не вернувшимся, не установят коллективную стелу со множеством имён — уроженцев ингушского красивого села на правом берегу Терека под Владикавказом.
Отец его, Джамбулат Шаамиевич Цицкиев, в момент депортации ингушского и чеченского народов жил в с. Длинная Долина и работал председателем местного колхоза. После Казахстана, где он от болезней и холода похоронил 5 из 9 детей и жену, мой дедушка — отец солдата вернулся на родину, но в построенный им же большой по тем временам дом, в котором уже была размещена школа, его не пустили, и старик на много лет поселился в г. Малгобеке.
Часто вспоминал дедушка своего старшего сына, и всё еще надеялся, что раз не числится в списке погибших и не получил похоронки, сын, скорее всего, попал в плен, выжил и вернется домой. Слышал он, что те, кто был освобожден из плена американскими войсками, остались жить в странах Запада. Несколько раз запрашивал через военкоматы и военный архив данные о сыне. Но получал стандартные ответы об отсутствии у них каких-либо данных. Даже о пропаже в плену не сообщали.
Но не дождался. И мать моя, хорошо помнившая своего старшего брата, тосковала и ждала его. Так ничего и не узнала о его трагической судьбе.
У нас же есть возможность узнать судьбу каждого нашего земляка –защитника Отечества, установить и увековечить их подвиг. И в первую очередь — это наш долг.

Якуб Патиев

№ 103-104 (12238-239), шоатта, 13 июль, 2019 шу / суббота, 13 июля 2019 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *