«ОГНИ» ПОГАСИТ ЛЕЗВИЕ НОЖА

Доктор

«Надо взять себя в руки. Я справлюсь… Только я могу сейчас ему помочь…» — молодой хирург сделал над собой усилие, капельки пота выступили на его лице. Команда врачей в операционной переглянулась и мягко посмотрела на Османа. «Верь в себя, ты знаешь, что делать» — говорили их глаза.
И Осман поверил. Мягко провел скальпелем по маленькому островку кожи пациента и дальше руки делали все строго по порядку. Так, как учили его наставники — опытные врачи, профессора.
Раскрыть нужный участок, зайти в рану, найти «огонь» и избавить человека от недуга…
Команда медиков, медицинское оборудование, каждый отдел в больнице, занимающийся подготовкой к операции — один большой, слаженный механизм. Здесь нет ни одного лишнего элемента. Здесь все должно работать четко, уверенно, быстро и гладко.
Руки все еще подрагивали, когда операция была завершена, сердце колотилось в груди. Самое сложное позади. А впереди — самое опасное.
Послеоперационный период ведения пациента еще важнее, чем сама операция. Нужны правильный уход и назначения, чтобы организм «вышел» из спящего состояния, потихоньку восстановился и больной смог, наконец, почувствовать себя здоровым и счастливым.

Осман Кузьгов ( @dr_kusgov_osman ) — самый обычный парень из простой многодетной ингушской семьи, благодаря усилиям родителей, которые делали большой акцент на образование и дали отучиться каждому из своих детей, сегодня стал серьезным специалистом по эндокринной хирургии. Несмотря на небольшой возраст, 31 год, на его счету уже более ста операций по эндокринной системе. Не меньше количество проделанных реконструктивных и пластических операций. Его профессиональные руки каждый день помогают людям, а сердце растет и крепнет.
Он всегда любил анатомию. Во время учебы на медицинском факультете в Ингушском государственном университете уходил в этот предмет с головой.
«Что может быть интереснее, чем узнавать о том, что скрыто от всех — о внутреннем строении и ходе жизни человека? Знать взаимосвязь органов и предугадывать их реакции на тот или иной недуг? Что может быть прекраснее, чем умение вылечить страдающего от мучающей его боли?» — размышлял юный Осман.
Замечательный преподавательский состав университета и декан факультета, на котором обучался парень, настоящий интеллигент, человек советского духа профессор Абдурахман Хасанович Аушев сумели стать для студента настоящими наставниками и привить глубокий интерес к медицине.
Последние два года учебы были для него и его однокашников особенно яркими. Они проходили практику и по-настоящему участвовали в лечении больных в Республиканской клинической больнице.
«Я был медицинским братом в реанимационном отделении больницы. С тех пор и по сей день считаю, что работа именно в этом отделении — самая тяжелая. Мы с моими товарищами, дежуря ночами, столько проходили и видели, что каждую ночь под утро, перед окончанием дежурства, давали себе слово: «Я больше никогда и ни за что сюда на вернусь!»
Однако, наступал новый день и мы осознавали, что операции позади и мы отлично справились, а значит сможем идти дальше. Сомнениями, страхами, иногда обидами сопровождался наш путь к профессии хирурга.» — делится Кузьгов.
После получения диплома об окончании вуза Осман долго не мог определиться с выбором профессионального направления. В последний день он уверенно осознал, что будет только хирургом. Два года ординатуры Османа прошли при ИнгГУ в ИРКБ под руководством заведующего на тот момент отделением хирургии Руслана Юсуповича Мальсагова. Ординаторы учились у всего отделения: Мусы Аушева, Османа Султыгова и других работников. Эти люди оказали на Кузьгова большое влияние, присутствуя в его жизни не только как профессиональные, но и как духовные наставники, помогая парню окрепнуть духом и поверить в себя.
Затем Осман вышел на работу в Эндокринологический диспансер Республики Ингушетия, которым на тот момент руководила Анжела Мустафаевна Мержоева. Именно этот замечательный врач повлиял на сегодняшнюю специализацию парня. Анжела Мустафаевна помогла Осману пройти несколько специализаций в Москве, где он обучался у одних из лучших специалистов России и эмоции от которых получил на всю свою жизнь.
«Я проходил специализацию у профессора Давида Джоновича Далидзе, который стал для меня эталоном врача, хирурга и человека. Этот человек дал мне правильные знания, большую поддержку и после его курса я начала делать тот вид операций, которым сегодня в основном и занимаюсь — хирургия щитовидной железы».
Сегодня в хирургическом отделении ИРКБ Осман Кузьгов в основном проводит операции на органы брюшной полости: желчный пузырь, желчевыводящие протоки, желудок, кишечник и другие.
Особенно сложными Осман считает экстренные операции — у людей с огнестрельными, ножевыми ранениями. По его словам, в таких операциях не бывает двух идентичных случаев. Всегда нужен особый подход, четкая организованность и хорошая скорость работы.
Осман рассказывает: «Есть люди, которые говорят, что ничего не боятся. Я очень многого боюсь. Каждый день, проводя операции, я испытываю сильный страх. За пациента: его жизнь и здоровье.
У врача нет права на ошибку. Мы каждый день «идем по лезвию ножа». Любой неправильный шаг может навредить человеку, лишить его жизни. Любую свою ошибку врач несет с собой всю жизнь.
Страх заставляет меня просчитывать каждое движение, быть постоянно настороже. Толкает на то, чтобы я читал медицинские энциклопедии и изучал свою профессию постоянно.
Врач никогда не перестает учиться. Его жизнь — это постоянная работа над собой, своими знаниями и техникой».
Осман также два года обучался методикам проведения реконструктивных операций у пластического хирурга из Азербайджана Мирезима Заидова ( @mirezim.zaidov ).
«Пластическая хирургия легче эндокринной технически, но в ней необходим творческий подход к делу. Кроме того, в этой области необходимо уметь четко отслеживать психологическое состояние пациента, уметь распознавать психическую болезнь. Мы можем провести отличную пластическую операцию, но пациент останется недоволен и будет предъявлять абсолютно неразумные требования. Поэтому обязательно определять его психологическое состояние. Часто, еще на уровне консультации, хирургам приходится назначать пациентам консультации у психологов.
Сейчас я чаще провожу реконструктивные операции пациентам, получившим различные травмы. Так я работаю в команде с очень талантливым челюстно-лицевым хирургом Хасаном Хаматхановым ( @dr_hasan.hamathanov ) в ИРКБ. У нас отличные результаты, мы видим большое продвижение, в том числе по операциям по реконструкциям наружного носа.
Если, к примеру, полгода назад мы ставили себе определенные требования — выйти по качеству проделываемых операций на российский уровень, то сегодня наша цель — уже мировой уровень.»
Осман отмечает, что на сегодняшний день в республике ощущается большая нехватка врачей узких специализаций.
«В современном мире человек не должен умирать от болезней, которые человечество знает уже несколько сотен лет. Ни от аппендицита, ни от язвы, ни от какой-то другой стандартной. Понятно, если речь идет об онкологии или каких-то серьезных заболеваниях, до которых ученые умы еще не добрались. Но не в стандартных случаях, что имеют место быть в нашей жизни.
Очень серьезное значение имеет техническое оснащение больниц. Когда с человеком происходит трагедия, действовать надо быстро и под рукой должны быть все средства для его спасения, чего мы часто лишены.»
Говоря о своей профессии, Осман отмечает: «Профессия хирурга — ненормальная. Здесь нет ничего психологически правильного. Мы видим «изнанку человека» каждый день, что само по себе противоестественно. Конечно, со временем мы привыкаем, но осознаем, что для того, чтобы человек стал представителем этой специализации, все вокруг должно сложиться особым образом.
Должны быть понимание и правильное отношение к этой работе в семье, должны быть знания, начиная со школьной скамьи, нужна особая логика и большое желание работать в этой сфере.
Даже если человек заканчивает университет, это не значит, что он будет работать в этой специальности.
Когда ты сталкиваешься с большими трудностями, когда приходится общаться с родственниками и самими больными, уговаривать их пройти необходимое для них самих лечение, когда приходится оперировать ночами, очень просто не выдержать.
В хирургии, если ты видишь какой-то «огонь», какой-то «ужас», ты должен незамедлительно бросаться в этот ужас с головой. Разбираться, почему появился «огонь», изнутри определять его, незамедлительно решать, что с ним делать и действовать.
Нам нельзя бояться пациентов и их недугов. Нельзя бояться их родственников.»
В планах Османа Кузьгова — повышать свой профессиональный уровень: учиться, осваивать новые виды и сложности операций. Его мечта — поработать в научно-исследовательском институте какого-нибудь развитого города или страны. Он не столько стремится к тому, чтобы открыть новые виды операций, сколько к тому, чтобы освоить как можно больше видов уже существующих мировых методик и техник.
О своем врачебном пути Осман рассказывает так: «Моя профессия, несмотря на множество сложностей, очень благодарная. Я могу помочь своим близким в нужный момент, я каждый день помогаю посторонним людям, зарабатываю себе на «будущую жизнь» с религиозной точки зрения. Как бы ни складывались отношения с коллективами, какие бы ни случались сокращения, я, благодаря своим знаниям, всегда смогу заработать себе на кусок хлеба. Это все позволяет мне любить свою работу, развиваться в ней и иметь уверенность в завтрашнем дне.» — делится Осман.

Ася ГЕТАГАЗОВА

№ 126 (12261), ера, 29 август, 2019 шу / четверг, 29 августа 2019 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *