Конкуренция за окном

Недавно, наблюдая за тем, как в далекой от Ингушетии стране Голландии большой принтер печатает в формате 3D будущий жилой дом, невольно представил, какие изменения принесет подобная технология в нашу самобытную жизнь. По словам ученых, рассуждавших по этой теме, внедрение подобных технологий, которые позволяют быстро производить разнообразную продукцию, востребованную на рынке, приведет к определенному …социальному взрыву. Речь не идет о революции и всяких политических катаклизмах, к счастью. Речь только об изменении мышления, оценок, приоритетов массового потребителя. При этом аналитики подчеркивают, что новые технологии и подходы к удовлетворению экономических и социальных запросов общества сделают малые предприятия не просто сильными конкурентами большим холдингам и корпорациям, но и победителями в этой будущей схватке. Честно говоря, исходя из опыта своего общения с «ветвями» подобных корпораций – монополистов на сырье и услуги, очень хочется увидеть такую ситуацию на практике.

Слов нет, большие заводы и акционерные общества создают сегодня львиную долю товаров и услуг, часть из их на низовом уровне доходит и до нас в Ингушетии или любом другом регионе России. Однако скажем честно – конкуренции, в плане выбора альтернативных поставщиков, за окном не видно и это приходится ощущать на себе, через нервные испытания и потерю семейного бюджета. К примеру, возьмем подключение частного домовладения или объектов индивидуального предпринимательства к линии газоснабжения, сумма подключения может варьироваться от 3 до 40 тысяч рублей. Здесь, конечно, многое зависит от региона, места, где это происходит, наличия магистрального газопровода и ряда других факторов, правового контроля за действиями энергоснабжающих монополистов. И при этом вы не можете найти другого снабженца газа, нежели ныне существующие. Альтернативы такому «сервису» нет.
Это в корне неправильно и тормозит как повышение качества жизни россиян, так и развитие всех форм малого бизнеса на местах. Кстати, такая «катавасия» случается и с поставщиками электроэнергии, но реже. Казалось бы, процесс обретения новых потребителей должен быть предельно оперативен, прост и доступен, ведь они будут платить за поставленный товар и тем самым пополнять казну монополистов. Однако на деле много нестыковок и перекосов.
Не случайно недавно имело особый резонанс заявление главы Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева о том, что «надо уничтожить российские госкорпорации, перевести их в другие организационные формы, в акционерные общества». Он сказал об этом в ответ на вопрос, какие идеи будут заложены в Национальный план развития конкуренции на 2021-2024 годы. Понятное дело, это образная эмоциональная оценка действий. Никто ничего уничтожать не собирается. Слово о другом – о необходимости «вычленить» из этих энергетических империй самостоятельных игроков на рынке экономических услуг.
«Они должны стать простыми акционерными обществами без привилегий, тогда будет конкуренция», — сказал он. Руководитель ФАС подчеркнул, что неисполнение планов тормозит развитие конкуренции и экономики в целом.
В свою очередь в августовском энергетическом бюллетене Аналитического центра при правительстве, как пишут наши коллеги из «Российской газеты», сообщается о степени доступности энергоносителей для тех или иных субъектов РФ. Узнаем, что «за последние пять лет в России снизилась экономическая доступность бензина, природного газа и электроэнергии для населения. В числе регионов-аутсайдеров — Ингушетия, Тыва, Калмыкия».
Чиновники объясняют данную картину опережающим ростом цен на ресурсы по сравнению с доходами населения.
Так, в 2018 году среднедушевой доход позволял купить на 5-8 процентов меньше энергоресурсов (в зависимости от их вида), чем в 2013 году. Цены на бензин выросли на 37-39% за 2013-2018 годы, тарифы на электроэнергию для населения — на 33%, природный газ — на 20% за 2014-2018 годы, среднедушевые доходы — на 28% в номинальном выражении, говорится в бюллетене.
Объем энергоресурсов, которые можно было купить за среднедушевой доход, неизменно сокращался и достиг 750-800 литров бензина (снижение на 10-14%), 8,7 тысячи киловатт-часов электроэнергии (минус 8%) или 5,4 тысячи кубометров газа (минус 5%).
Отмечается возросшая за последние годы финансовая нагрузка на потребителей в части энергоресурсов — это стимулировало людей экономить их или сокращать другие расходы. Плюс в регионах сильно различается экономическая доступность. Тарифы играют важную роль, но здесь главное среднедушевой доход в регионе. К примеру, в числе благополучных — северные нефтедобывающие автономные округа, а также Москва. В конце списка Тыва, Калмыкия и Ингушетия.
По мнению ряда аналитиков, снизить дифференциацию между регионами-аутсайдерами и регионами-лидерами с точки зрения затрат на энергоресурсы в первую очередь можно за счет опережающего роста доходов населения в бедных регионах. Традиционно говорят о том, что «необходимо обеспечить высокие темпы экономического роста, в том числе за счет реализации крупных инвестиционных проектов и улучшения инвестиционного климата». Однако, при всей привлекательности такой идеи, нам кажется необходимым «придумать» для регионов с низкими доходами населения более щадящие тарифы, своего рода финансовые каникулы, послабления, чтобы до того, как появится высокий экономический рост и потенциальные инвесторы, люди могли просто «встать на ноги». Более всего это важно для индивидуальных предпринимателей и малого бизнеса.
Размышляя о пользе здоровой конкуренции, большей доступности энергоресурсов для потребителей, да и вообще всех других товаров и услуг, нельзя обойти стороной криминальный аспект.
Помнится еще в мае текущего года министр РФ по делам Северного Кавказа Сергей Чеботарев назвал теневой бизнес на Северном Кавказе одной из главных причин появления задолженности за газ и электроэнергию.
«Теневая экономика — одна из главных причин появления задолженности. Подпольные предприятия, будь то кирпичный, нефтеперерабатывающий завод или теплица, работают нелегально, но при этом потребляют газ и свет. А плата за энергоресурсы перекладывается на население и официально работающие предприятия и организации», — сказал он в интервью РИА «Новости».
Министр назвал «зашкаливающую цифру» в 120 миллиардов рублей и подчеркнул, что «сегодня шаг за шагом принимаются меры по снижению объема теневой экономики на Кавказе. Да, на Северном Кавказе некоторые пока не представляют себе жизнь иначе, но теневой сектор нужно убирать. В этом случае исчезнут сдвоенные лицевые счета, сократятся объемы потерь энергоресурсов, которые иногда достигают просто астрономических цифр».

Сегодня, судя по активной работе правоохранительных органов, у себя в Ингушетии мы видим, что государство борется с подобными похитителями, ведет системную работу по пресечению их пагубной деятельности.
Однако это лишь часть необходимой работы. Надо, помимо борьбы с последствиями, смотреть на причины, породившие преступные, мошеннические, коррупционные схемы. Безусловно, только наличие здоровой конкуренции в поставках, техническом обслуживании и оплате за газ, электричество или воду способно минимизировать указанное воровство. У потребителя в Ингушетии, на Алтае, в Новосибирске или на Дальнем Востоке должен быть выбор с кем ему заключать договор, кому доверять, какой уровень обслуживания его устраивает. Надо надеяться, что эти вопросы будут решены в ближайшие годы, что реально позволит повысить уровень экономического развития регионов, улучшит социальный климат общества.

В. САИТОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *