Мы должны работать во благо ребенка

Работая над заданием осветить вопрос обеспечения школьников учебниками, я столкнулась с таким фактом, как неосведомленность некоторых родителей, имеющих детей–инвалидов, о существовании в республике Центра дистанционного обучения. И первый вопрос, который у них возникает: каким образом возможно определить туда ребенка?

 

Напомним, что Республиканский центр дистанционного обучения детей с ограниченными возможностями здоровья функционирует девятый год. В разное время наша газета рассказывала о разных гранях его деятельности. На этот раз мы обратились к директору Центра с вышеприведенным вопросом. К чести Малики Албогачиевой, которая ведет руководство на протяжении всего времени существования РЦДО, надо заметить, что она с благодарностью отнеслась ко вниманию общенациональной газеты к Центру и для интервью пригласила в кабинет всех заместителей и юриста, и таким образом получился всеобъемлющий открытый разговор, что случается нечасто, а в последние два  десятка лет практически не имеет места.

– В первую очередь родителям необходимо собрать перечень документов для психолого–медико–педагогической комиссии, – сразу заметила Малика Албогачиева. – Ребенок–инвалид, который по состоянию здоровья не может обучаться в обычной образовательной школе, должен получить образование у нас.

– Это решаете вы, дирекция Центра, зачислить ли ребенка в РЦДО или психолого-медико-педагогическая комиссия? Последнее слово за кем остается?

– За ПМПК. Итоговую точку ставят они. Более того, ПМПК выдает заключение, что данный ребенок нуждается в надомном обучении и должен обучаться по такой–то определенной программе. С этими документами и плюс справка, подтверждающая, что не имеются противопоказания по работе с компьютерной техникой, родитель обращается к нам и пишет заявление с просьбой принять ребенка в Республиканский центр дистанционного обучения.

Дальше мы с законным представителем ребенка, будь то родитель или опекун, выбираем наиболее оптимальную для ребенка модель обучения. Основной метод (дистанционный) интегрированный. Это когда ребенок может обучаться надомно в школе, а какие-то часы определить у нас. Если представитель ребенка выбирает первый метод – дистанционный, – он пишет еще одно заявление и мы на основании этого и вышеперечисленных документов выдаем справку о том, что ребенок зачислен на обучение в РЦДО. Это в тех случаях, когда детям, к тому времени как попасть к нам, проходили обучение в обычных образовательных учреждениях, чтобы личные дела передали в РЦДО. Таким образом для зачисления ребенка в РЦДО необходимо: заключение медико-социальной экспертизы о признании ребенка инвалидом, справка с места жительства, копия паспорта одного из родителей, оригинал свидетельства о рождении (мы его заверяем и возвращаем родителям), личное дело из школы, если ранее проходил обучение, и аттестат, если ребенок к нам поступает после девятого класса. Весь это перечень плюс к тому, что был озвучен в начале нашего разговора в связи с ПМПК.

Бывает так, что родитель не хочет полностью забирать ребенка из школы, а только по тем предметам, которые ему наиболее трудно даются, проходить обучение в РЦДО. Причем и в этом случае не ребенок ходит в школу, а от школы учитель обучает на дому, в таком случае получается интегрированное обучение.

В обоих случаях выдается компьютерная техника, правда, она у нас устарела, так как после 2012 года обновления не было, подключаем скоростной интернет, выдаем логин и пароль, устанавливаем скайп. И начинается дистанционное обучение. По своему желанию, пока ребенок освоится с компьютерной техникой, он может посещать очное обучение.

На очном обучении в Центре, где провела первую половину дня, застала немало учеников среднего звена, которые сосредоточенно, не отвлекаясь на присутствие постороннего лица, внимали своим учителям.

Следует заметить, что несмотря на то, что Центр арендует в Магасе второй этаж небольшого здания, внутри не ощущается теснота. Все продумано с большим вкусом, максимально правильным расчетом и комфортом. В просторной комнате больше десятка учебных классов-кабинок, оснащенных двумя – большим и маленьким – компьютерами. На столах – все необходимые школьные принадлежности. На стенах – географическая карта земного шара, политическая карта мира, периодическая система химических элементов Менделеева, словом, наглядные пособия для школьных предметов. Дети, как и школьники, с рюкзаками, только нет единой формы, но все одеты красиво и подходяще для школы.

Продолжительность уроков в начальной смене составляет 35 минут, в среднем и старшем звеньях – 40 минут. Перемены как в обычных школах. Просто здесь не дают звонков. И еще, в отличие от обычных школ, ребенку, если он просит, дают передохнуть. Такой паузы мне долго пришлось ждать. Девочка, которая мне наиболее приглянулась усердием, каким она пыталась вобрать в себя знания, никак не отрывалась от учебы. Я даже отошла было от кабинета русского языка, в котором у нее шел как раз урок по данному предмету, как ее учительница  вышла и сказала, что ученица попросила перерыв и можно с ней переговорить.

Малика Мейриева, ученица седьмого класса, еще больше пролила бальзама на мое сердце, воскликнув при виде газеты «Сердало», которую я достала из сумки: чтобы более доходчиво для сознания подростка представиться:

– О, я знаю эту газету!

Малика перевелась из лицея. Сегодня у нее первый день обучения в Центре. В лицее обучаться было сложновато.

– А с одноклассниками тебе как приходилось?

– Тоже сложно.

– Они тебя обижали?

– Да нет, просто у них плохой нрав.

Услышать из уст подростка «плохой нрав»! Меня это даже немного удивило.

– А в чем он проявлялся?

– У них грубые манеры.

– В отношении тебя или в целом?

– В целом. Они ко всем и всему относятся без должного уважения.

– А во дворе дома у тебя есть подруги?

– Одна, ее зовут Рабия.

– Малика, какие предметы и почему тебе больше нравятся?

– Основы религии и ингушский язык. Основы религии нравятся, потому что мы изучаем арабскую грамматику, нас учат исламу. А кто читает Коран и распространяет ислам, тому маьл. Я тоже хочу научиться читать Коран и рассказывать об исламе. Ингушский язык должен знать и любить ингуш. Я еще изучаю французский язык.

Учительница Малики Зейнаб, которая в момент моего посещения вела урок русского языка, преподает и ингушский.

Помимо школьных предметов в Центре кружки дополнительного образования: музыкальный (фортепиано, вокал), кружок изобразительного искусства, кружок биссероплетения, шахматы, компьютерная графика, фотокружок.

Центр дистанционного обучения – единственное образовательное учреждение, где обучают детей методу Брайля.

Слабовидящим детям – это большое подспорье. Больше того,  готовятся на завтрашний день специалисты.

Что касается последнего, среди выпускников РЦДО имеются такие, которые получают высшее образование и находят применение своим силам в различных сферах. Есть такие, которые возвращаются для работы в родной Центр.

На сегодняшний день общий штат сотрудников РЦДО составляет около 200 человек. Образовательным процессом охвачена вся территория, включая горную часть. Из Джейрахского района в настоящее время дистанционно обучается три ребенка.

Всего в РЦДО обучается 275 ученика, из них дистанционное обучение проходят 221, интегрированное – 32.

Более полную информацию можно получить на сайте Центра:

rcdo 06.ru

Мадина КОДЗОЕВА

Фото автора

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *