Спасибо, доктор!

Ежегодно в первый понедельник октября во многих странах отмечают Международный день врача, который считается днём солидарности и активных действий врачей всего мира. Ведь главная цель доктора любой национальности – улучшение и сохранение здоровья пациентов.

 

Инициаторами создания этого праздника выступили Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и Международная медицинская гуманитарная организация «Врачи без границ». Именно эта независимая, неправительственная организация «Врачи без границ» в полной мере реализует задачи сегодняшнего дня. Её сотрудники не делают различий в национальной или религиозной принадлежности людей, а помогают всем нуждающимся, оказывают помощь жертвам природных катастроф, различных эпидемий, социальных и вооруженных конфликтов.

Ингушские врачи, наряду со всеми медиками мира, по праву отмечают этот день… на рабочем месте. Праздник для них – здоровье пациента, так было и будет всегда.

Народ гордится такими именами, как Ахмед Куштов, Беслан Бекботов, Тамара Томова, Ильяс Костоев и десятками других медиков Ингушетии, которые умеют лечить не только медикаментами, но и словом. Редакция «Сердало» получает сотни писем от благодарных пациентов, которых вылечили ингушские медики, в которых они просят нас рассказывать об этих людях.

Вот и в очередной раз к нам обратился житель города Карабулака, который пишет: «Я упал и сильно ушибся. Сначала решил перетерпеть, руки, ноги целые, но прошло несколько дней, а мое состояние не улучшалось, не мог дышать, и даже слабое покашливание вызывало мучительную боль. Я решил обратиться к травматологу и приехал в ИРКБ. Меня принял заведующий травматологическим отделением Насруддин Хасанович Таутиев. Он внимательно выслушал меня, затем осмотрел, сделал назначение. Каково было мое удивление, когда рентген показал перелом 6(!) ребер. Доктор Таутиев выписал мне лекарства, показал, как сделать из простыни бандаж, чтобы легче было дышать, и назначил время очередного приема. Я старательно выполнял все его рекомендации, и через пару недель боли прошли. Я очень благодарен Насруддину Таутиеву за его внимание и помощь. От души поздравляю его с профессиональным праздником, и желаю ему всего наилучшего».

Мы отправились к доктору Таутиеву, чтобы поздравить его и поговорить с ним о профессии врача, тем более что за 25 лет работы он стал одним из самых квалифицированных специалистов не только Ингушетии, но и России.

…Доктора пришлось ждать. Шла операция. Увидев его уставшего, у меня просто не повернулся язык, чтобы сказать о цели своего визита. Мы немного посидели у него в кабинете, только через некоторое время я сказал ему, зачем пришел. Оказалось, что травматологам предстоит еще одна операция, и мы договорились, что созвонимся на следующий день. Следующим днем была суббота. Я подумал, что в выходной Таутиев будет свободнее.

– Приезжай в больницу, я на работе, – коротко сказал доктор.

Он угостил меня кофе, и мы приступили к диалогу. Должен сказать, что Таутиев интересный собеседник, и для журналиста такой человек – находка.

— Насруддин Хасанович, где Вы учились?

— Я закончил Государственный медицинский институт в Орджоникидзе, и уже 25 лет работаю по специальности.

— Скоро отмечается Всемирный день врача. Что бы Вы пожелали своим коллегам?

— Я от души поздравляю всех своих коллег с этим днем и желаю им профессиональных и творческих успехов на этом поприще.

— У Вас трудная профессия. Каждый день видеть лица, ждущие от Вас и ваших коллег помощи, и при этом быть всегда психологически выдержанным, относиться к людям с добротой, не считаясь со временем, быть готовым к экстремальной ситуации…

— Я хотел бы сказать, чтобы люди поняли, что 99 процентов болезней, которыми страдает население – это результат нервного перенапряжения. Как раньше говорили, только одна болезнь от огня – ожог, все остальные — на нервной почве. Психоэмоциональные, бытовые, финансовые проблемы здоровья не добавляют. Хотелось бы пожелать всем людям эмоционального покоя.

Для многих из нас мелочи бытия стали смыслом жизни, но это не так. Прежде всего, лечит душу взаимоуважение, не эгоцентризм, а желание сделать что-то хорошее, полезное, относиться к людям, как к равным, независимо от своего социального статуса и положения в обществе. Ведь мы рождаемся на свет голенькими, и покидаем этот мир тоже голенькими. На эту тему можно философствовать до бесконечности, но я бы сказал: если у вас есть в кармане 100 рублей – благодарите за это Всевышнего Аллаха, и ищите возможность заработать еще. Я так думаю.

— С Вами интересно говорить, и интересно слушать Ваши рассуждения. Тем более что работа не всегда предполагает возможность задуматься о смысле жизни. Скажите, как охотно идут в вашу профессию молодые врачи, сколько их пришло в травматологическое отделение за последнее время?

— Травматология – такая тонкая материя, что не каждый еще сумеет здесь работать. Как бы это удивительно ни звучало, травматолог – несмотря ни на что — интересная работа. На мой взгляд, это симбиоз гуманитарных и точных наук. В связи с этим хочу напомнить древнюю притчу про Авиценну, которого спросили, смог бы он поставить диагноз по частоте пульса. Авиценна согласился. Его оппоненты привязали нитку за шею кошке и протянули ее к Авиценне, который должен был по резонансу сердечных сокращений определить диагноз. Авиценна взял протянутую нитку, подержал ее в руке и заявил: «Ваш пациент абсолютно здоров и хочет кушать».

Любой медик должен развивать свои навыки и не зацикливаться только на своей профессии. При осмотре больного я должен увидеть не только причину моего профиля, но и определить, какой еще узкий специалист нужен больному: терапевт, кардиолог или невролог. За последнее время к нам пришло человек 8 молодых врачей — травматологов. Конечно, в этом списке могут оказаться и случайные люди, но есть ребята и с хорошими перспективами.

— Чем старше мы становимся – тем больше убеждаемся, что первооснова любой профессии – человечность. Как сказал один из великих, человек должен видеть в человеке человека, независимо от его положения в обществе. Я понимаю Ваш оптимизм, без этого доктору нельзя, но когда привозят жертву аварии, его «собрать» и вернуть к полноценной жизни, при этом оперируя, сохранять твердость руки и холодную голову — дано далеко не каждому, будь у него хоть 10 дипломов.

— Вы до невозможности правы (смеется). Конечно, надо понимать, что это человек, он должен остаться в живых и не стать инвалидом. Становясь за операционный стол, доктор должен сделать все, что нужно для успешного оказания помощи пострадавшему, делать свою работу уверенно. Конечно, бывает всякое, но если ты сделал все что надо, и сделал все правильно по науке — твоя совесть будет чиста, и это самое главное. У меня были хорошие учителя, которым я буду благодарен всю жизнь.

— Назовите их имена.

— Ибрагим Абукарович Мурзабеков, Башир Султанович Плиев, Батыр Закриевич Аушев. Это люди, с которыми я работал, и любому было за честь иметь таких наставников. Ибрагим Абукарович Мурзабеков (Дала гешт долда цунна), может, был грубоватым с помощниками, но я считаю, что это был великий человек, а в плане человечности, на мой взгляд, не было равных Тамаре Мухтаровне Томовой, которая могла лечить даже словом. Поэтому та суета, которой мы, хотим этого или нет, порой подвержены, вводит нас в состояние деструкции, что сильно мешает в работе. Врачи ведь тоже люди. И больному нужна максимальная помощь, а не наполовину.

— В Вашей семье были врачи?

— Нет, я первый.

— Кто из детей пошел по Вашему пути?

— Старший сын — студент второго курса медицинского института, но ему еще долго учиться. Любой человек должен делать осознанный выбор. Наша работа не так проста, чтобы эта профессия стала делом жизни, надо тысячу раз все обдумать. Белый халат врача носить престижно и люди уважают. Человек должен быть готов быть врачом.

— Вы, наверное, говорили с ним, советовали ему…

— Я просто работал. Он приходил ко мне, видел, что мы тут делаем. Дети как губка впитывают все, что видят, и важно, чтобы примеры были положительные.

— Расскажите о своей семье.

— У нас с супругой 6 сыновей и дочь. Я счастливый отец.

— Что в Вашем понимании счастье?

— Я думаю, что счастье – это душевный покой, уравновешенность и самодостаточность. Последнее не аксиома. Я знаю много обеспеченных людей, которые путают или считают, что обеспеченность это и есть самодостаточность, и вижу, что это только внешний лоск, без взаимоуважения. Скажем, дети, получившие доступ к легким деньгам, как правило, начав с вольготности, заканчивают криминалом, наркотиками и подлостью.

— Вы говорите об уравновешенности. Сегодня выходной день. Вы отец, имеете право провести эти два дня с семьей, а я вижу Вас на рабочем месте…

— Поймите меня правильно. Вот я пришел на работу, зашел в палату, в которой лежит старушка, сломавшая ногу. Мы ее недавно прооперировали, и она сегодня подняла больную ногу, а до этого говорила, нога болит так, как будто ее режут ножом. Для меня такие откровения — как бальзам на душу. Надо отдать должное прежним руководителям республики и Минздрава Ингушетии за оснащение наших лечебных учреждений новым оборудованием, которое нам очень помогает в работе. Раньше такая старушка скончалась бы в своей постели, потому что не было условий для лечения, а сейчас другое дело. Надо быть благодарными руководителям республики, которые всегда поддерживали нашу медицину, и делали что могли для ее развития. Сегодня все мы должны делать то, что обязаны делать на своем рабочем месте, делать добросовестно. Меня воспитывала мать, и она говорила: работай так, чтобы в тебе нуждались. Вот я пришел сегодня на работу, и услышал слова искренней благодарности от человека преклонных лет. Что может быть весомее? Мне грех жаловаться на судьбу. Человек должен быть на работе педантом, а в нашей профессии — тем более.

 

— Что бы Вы ни говорили, человек не может быть всегда на одном дыхании.

— Да, это так, и в жизни всякое бывает. Но мы – коллектив, когда надо друг друга подстраховываем, помогаем друг другу, иначе не бывает. У нас в отделении работают квалифицированные и надежные люди. Вот я сейчас сделал обход по палатам. У больных жалоб нет. Разве этого мало?

— Как Вы расцениваете то, о чем сейчас сказали: как должностные обязанности или человечность?

— В моем понятии – это одно и то же. У людей в выходной день могут быть желания покататься на велосипеде, поехать на рыбалку, а я отдыхаю на работе.

Назовите по именам своих коллег – травматологов.

— Руслан Евлоев, Адам Арсамаков, Муслим Хаштыров, Азамат Хаштыров, Гилани Хашагульгов, Джабраил Озиев, Тимур Костоев, Магомед Таутиев, Амерхан Балаев. Это, если одним словом, сплав опыта и молодости, у нас очень хороший коллектив и я горжусь своими коллегами.

— Врач – профессия штучная. У вас тоже есть дети и так может случиться, что, окончив школу, кто-то из них захочет пойти по Вашему пути, потому что заложенная вами эта живительная нить не должна оборваться…

— Интересный вопрос. Наверное, кто-то из них и захочет, но привязывать от отца к сыну нашу профессию нельзя. Я и своему сыну говорил об этом, даже отговаривал его, чтобы убедиться, насколько он тверд в своем желании стать врачом. Никогда не забуду, как, будучи студентом, должен был вытащить из трупа петлю кишечника. Не вытащишь — получишь «неуд». Я пальцем левой руки залез в кишечник и вытащил эту петлю. Потом долго не мог отделаться от ощущения брезгливости, прятал левую руку. Психологическая устойчивость — дело серьезное, и врач должен быть готов к любому повороту.

 

— А что для Вас труднее всего?

— Иногда приходится ампутировать конечности. Это мне до сих пор дается тяжелее всего.

— Вопросов у нас еще много, но мы хотим сказать спасибо Вам и всем медикам Ингушетии. Поздравляем всех вас с Всемирным днем медика и желаем успехов в работе и здоровья.

— Спасибо и вам.

 

М. Ханиев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *