На острие жизни

У него не было крупных наград, почетных грамот высших органов власти региона, званий «заслуженного» деятеля отрасли. Работа на ответственном посту такого уровня в те годы не поощрялась наградами. «Разрешение» на это появилось позже, и посыпался ливень наград, званий и поощрений, к сожалению, обесценивающих их. О таких говорил поэт-фронтовик Сергей Орлов: «А был он лишь солдат, — Всего, друзья, солдат простой, — Без званий и наград», имея в виду воинов-защитников.

 

 

Но подвиг их от этого не был менее значим.   Разумеется, я не сравниваю подвиг солдата на фронте с трудовым подвигом моего друга. Просто речь веду о том, что не иметь награды вовсе не означает отсутствие заслуг. Также как их наличие во многих случаях означает обратное.

Сегодня моему другу и коллеге исполнилось бы 65 лет. Возраст жить и наслаждаться заслуженным отдыхом.

Беслан (по документам Салым) Аюпович Бузуртанов из рода Гелатхой родился, как и все его ровесники, в депортации 12 октября 1954 г. При первой же возможности семья приехала на родину и поселилась в поселке Планашк (по-иному Карца) под г. Орджоникидзе (Владикавказ).

Отец Беслана Бузуртанов Аюп Османович и мать — урожденная Кодзоева Гошмох Мурцаловна воспитали пять сыновей и одну дочь, каждый из которых занял достойное место в жизни. Это считается неестественным, но мать пережила кончину двух сыновей – Беслана и Бекхана — и умерла в преклонном возрасте месяца три назад.

Будучи старшим из детей, Беслану пришлось и пример подавать младшим, и самому пробивать свою тропу жизни. Сразу после окончания средней школы №37 в родном  поселке уходит на службу  в армию и возвращается домой, сполна отдав свой долг.

В те годы у молодежи большой популярностью пользовалась техническая и производственная сфера жизнедеятельности. И Беслан сначала трудится в Пригородном райпромкомбинате, затем там же в Ремстройуправлении. В 1979 г. устраивается мастером Пригородного районного производственного управления.

Параллельно совмещает работу с учебой в Московском технологическом институте, где получает специальность инженера-механика.

В те годы так было принято: из производства, где уговорами, где посулами, где перспективой не давать роста на предприятии в случае отказа, «выдергивали» наиболее способных к политической и общественной работе молодых людей и назначали на определенные должности в  комсомольских, советских и партийных органах. Так случилось и с Бесланом Бузуртановым.

В 1980 году он стал работать инструктором организационного отдела Пригородного райкома комсомола в с. Октябрьское.  Но там он не задерживается и через год становится инструктором Пригородного райкома КПСС. Уже это свидетельствовало о его незаурядных способностях. Чтобы быть приглашенным или переведенным в райком партии из нижестоящей комсомольской организации надо было проработать несколько лет.

Шесть лет, с 1981 по 1987 год, Беслан Бузуртанов работал в Пригородном райкоме партии, в его идеологическом отделе. Там я с ним и познакомился, придя на работу в тот же отдел в 1982 году.

Сказать, что он был душой коллектива, означает отделаться простой штампованной фразой. Всегда подтянутый, энергичный, общительный, подвижный, Беслан Аюпович работал неустанно и с душой.

Он умел находить правильное и безболезненное для исполнителя решение вопроса даже там, где, казалось, нужно применить строгие меры партийного диктата.  Дипломатичность в общении с представителями партийных и советских органов, знание психологии людей, умение видеть проблему в комплексе были свойственны ему изначально.

В нем крепко сидел подлинный, не плакатно-трибунный интернационализм.  В этом убеждались не только по месту работы его и проживания, но и повсюду, где с ним встречались и знакомились по долгу службы или бытового общения.

Может быть, поэтому он бывал застрельщиком встреч популярных в те годы социалистических соревнований и побратимства регионов, городов, трудовых коллективов. Сегодня это кажется наивным и надуманным, но она давала и свои плоды, и воспитывала людей, заставляя жить единым человеческим общежитием.

Работавшая в те годы секретарем Пригородного райкома партии по идеологии Елизавета Куштова (ныне работает в горсовете г. Магаса) вспоминает Беслана Бузуртанова: «Беслан был удивительно коммуникабельным и предельно добросовестным работником. Его профессионализм был достоин самых высоких похвал. Принципиальный и настойчивый, он умел находить оптимальное решение в исполнении любого служебного поручения. Он был настоящим товарищем, у которого умению работать учились и те, что постарше него».

Там же, в Пригородном райкоме партии, он нашел и свою спутницу жизни — Ярыжеву Риту, делегата прошедшего накануне XIX съезда ВЛКСМ. Вместе они  вырастили трех прекрасных сыновей: Мурада, Батыра и Дауда.

В 1987 г. Беслан Аюпович решил «вернуться в производство». Его назначают директором ремонтно-механического завода в г. Орджоникидзе. И это не дежурная фраза, но за короткий период он «оживил» угасавшее производство и вывел завод в число передовых в городе. И не просто наладил работу предприятия, но и увеличил ассортимент продукции.

Как бы вслед за ним, через год «на производство», хоть и вопреки моей воле, ушел и я.

Трагические события осени 1992 года резко, как и у десятков тысяч ингушей Пригородного района и г.Владикавказа,  изменили мерный и мирный ход жизни и работы Беслана. Он вынужден был оставить «на растерзание» незаконным вооруженным силам квартиру в с.Октябрьское Пригородного района и вместе с семьей выехать в Ингушетию в качестве вынужденного переселенца. Такая же судьба постигла и его родных и близких, проживавших в отцовском доме в Карца. Помимо отцовского дома и имущества в Карца, Беслан потерял и свою богатую библиотеку в несколько тысяч томов, которая оставалась в родительском доме, так как не умещалась в малогабаритной квартире в Октябрьском. С болью рассказывал он, что, по свидетельству очевидцев поджога и уничтожения дома, его библиотека горела долго, так как книги стояли плотно и из-за отсутствия воздуха огонь не мог развернуться в полную мощь.

Мы  с ним свои богатые библиотеки совместно собирали долго и с трудом, так как в то время хороший «источник знаний» надо было доставать, а не покупать свободно, как это можно сделать сейчас. Понимаю его боль еще и потому, что и мою библиотеку в Октябрьском в те же дни постигла та же участь, только ее похитили…

Для своих коллег, и для меня в первую очередь, он был надежным соратником, умеющим ненавязчиво подставить плечо в нужный момент. Более того, ему была присуща жертвенность, в чем и я убедился однажды. Дружба имела для него сакральное значение. Лучше всего об этом может рассказать его друг со школьных лет, ныне проживающий  в Карца, Ваха Фаргиев. «Мы с ним дружили со школьных лет, считай, около 60 лет.  И я не помню, чтобы мы хотя бы раз с ним поссорились, повздорили, — сказал мне на днях Ваха. — Такие люди, как Беслан, не просто умеют быть хорошими и надежными друзьями. Они  освещают твой путь своим талантом, своим умением оставаться человечными в любой ситуации, любом повороте жизни».

Его боль за судьбу своего народа, думы о его будущем, не были предметом простого созерцания и застольного рассуждения.

Рядом со своим неизменным другом, депутатом Владикавказского горсовета начала 90-х годов Вахой Фаргиевым, Беслан деятельно участвовал в общественно-политических событиях того смутного времени, оставаясь верным своим принципам и идеалам.

В Ингушетии с 1997 года он стал работать начальником участка ОАО «Ингушэнерго». Через четыре года Беслан Бузуртанов переводится на должность заместителя начальника КРЭС  в той же системе. Тяжелая болезнь не давала работать в полную силу, и он до 2018 г. работал инженером первой категории ОАО «Ингушэнерго». В итоге получил несколько Почетных грамот от своего регионального и федерального ведомства.

В конце 90-х годов он построил в п. Карца новый дом и всей семьей вернулся в родной поселок. Кто раньше, кто позже вернулись в поселок и мать со своими сыновьями, братьями Беслана: Русланом, Салманом, Бекханом и Асланом.   Единственная сестра Мамилова Аминат давно живет в Москве.

В родном поселке Беслан словом и делом помогал односельчанам обустроиться, поддерживал тех, кто восстанавливал разрушенное жилье, помогал им вновь интегрироваться в социально-экономическую и общественно-политическую жизнь родных мест.

Надо отметить, что в поселке Карца сложился костяк друзей – ровесников Беслана Бузуртанова, которые сумели восстановить в доступных пределах нарушенный в самом начале 90-х годов микроклимат. Это были Ваха Фаргиев, Осман Батаев, Хасултан Хамхоев, Назир Даскиев, Багаудин Арчаков и другие.

Буквально за 40 дней до кончины Беслана  ушел из жизни один из его друзей —  Осман Батаев.

20 ноября 2017 г. скончался Беслан Бузуртанов.

Беслан Бузуртанов был из таких людей, о которых без всякого преувеличения можно сказать: «Кристально чистый человек». Таким он и запомнился всем, кто его знал.

 

Якуб Патиев

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *