Первый акт по реабилитации народов

Декларации о признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению» — 30 лет. 

30 лет назад, 14 ноября 1989 г., Верховный Совет СССр принял «декларацию о признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению».

Первый и последний раз на официальном и законодательном уровне о преступлении, совершенном советским государством в отношении более чем десятка своих же народов, заговорили на ХХ съезде руководящей партии в феврале 1956 г. в докладе первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева «о культе личности и его последствиях». Следом были приняты законодательные акты, частично или полностью восстанавливающие права депортированных народов. С завершением краткосрочной «оттепели» на реабилитацию репрессированных народов было наложено негласное табу. объявленные в 1985 году с приходом к власти нового генерального секретаря КПСС М.С. Горбачева перестройка и курс на демократизацию общественной и политической жизни позволили вновь заговорить о судьбе «наказанных народов». Избранный в марте 1989 г. впервые за всю историю существования советской избирательной системы на подлинно демократических принципах Верховный Совет СССр проводил свои первые съезды в непривычной манере, когда депутаты читали не заготовленные тексты по заготовленным повесткам дня. Вся страна часами сидела у телевизора и смотрела форумы в прямом эфире. Народные избранники выплескивали на трибуну – соответственно и на экраны – все, что наболело за долгие годы молчания и недомолвок. В числе таких проблем была и реабилитация 14 целиком или 48 частично репрессированных сталинщиной народов. В печальном списке 14 полностью высланных народов был и ингушский. На этих съездах несколько раз выступили и сделали запросы народные депутаты СССР от Ингушетии Мусса Дарсигов и Хамзат Фаргиев. Их поддерживали коллеги от других репрессированных народов — Давид Кугультинов от калмыков, Саламбек Хаджиев от чеченцев и другие. Буквально через два месяца после выборов Верховного Совета СССр, 29 мая 1989 г., на заседании I съезда с предложением восстановить автономию ингушского народа выступил Хамзат Фаргиев. «…я прошу Съезд народных депутатов СССР рассмотреть вопрос о восстановлении ингушской автономии. И я опять повторяю, что это вопрос не национальный, не территориальный. Это — вопрос создания правового государства. одновременно прошу Съезд рассмотреть вопрос о полной юридической реабилитации немцев Поволжья, крымских татар, чеченского, карачаевского, калмыцкого и балкарского народов. Почему это очень важно? Потому что никому из нас не нужна еще одна острая, горячая кризисная ситуация в стране», — сказал Хамзат Фаргиев. Через неделю — 6 июня – Мусса Дарсигов выступил на сессии Совета национальностей Верховного Совета СССР с этой же идеей. Уже 14 июля по предложению народного депутата СССР от Казахстана поэта Олжаса Сулейменова было принято Постановление об осуждении практики репрессий отдельных народов СССр в 40-50-е гг. и их полной реабилитации. отметим, что для Олжаса Сулейменова это было не дежурВерховный Совет СССР считает необходимым принять соответствующие законодательные меры для безусловного восстановления прав всех советских народов, подвергшихся репрессиям». 7 марта 1991 г. Верховный Совет СССР принял постановление «об отмене законодательных актов в связи с декларацией Верховного Совета СССр от 14 ноября 1989 года «о признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав». Было решено «отменить акты высших органов государственной власти СССР, послужившие основой для противоправного насильственного переселения отдельных народов из мест постоянного проживания, ограничения прав граждан из числа этих народов, а также незаконной ликвидации некоторых национально — государственных образований, с законодательных актов Союза ССР был снят гриф «Не для печати» и гриф секретности с постановлений бывшего Государственного Комитета обороны СССР.  Кабинету Министров СССР поручили рассекретить соответствующие акты Правительства СССР. Но-популистским выступлением подобно речам многих псевдодемократов того времени, которые, пробравшись во власть, забыли о своих «настроениях» начала перестройки. Так, в 80-х годах возобновилась начавшаяся в 1954 году и прерванная в середине 1960-х годов реабилитация жертв политических репрессий в СССР. 19-20 сентября 1989 г. впервые после 70 лет молчания правящая партия на Пленуме ЦК КПСС обсудила вопрос «о национальной политике партии в современных условиях» и партийный форум принял Платформу ЦК КПСС «Национальная политика партии в современных условиях». В день принятия декларации 14 ноября 1989 г. был оглашен на съезде и показан по Центральному телевидению депутатский запрос М. Ю. Дарсигова, X. А. Фаргиева. Запрос подписали народные депутаты СССр Сажи Умалатова, Энгвер, Давид Кугультинов, Сазонова, Ардзинба, Лисицкий и другие. одним из предложений запроса предлагалось «Создать комиссию по вопросу восстановления ингушской автономии из членов Верховного Совета СССР и народных депутатов СССР с участием в ее работе представителей заинтересованной стороны: тт. дарсигова М. Ю. и Фаргиева X. А.» депутатский запрос о восстановлении ингушской автономии и проведении подготовительных мер по решению этой проблемы поддержали своими подписями 45 народных депутатов СССр. Народный поэт Калмыкии представитель депортированного народа Давид Кугультинов попросил увеличить регламент его выступления, дав вместо пяти 13 минут — по одной минуте за каждый проведенный им и его народом в высылке год. И получил их. Эмоциональное, проникнутое болью его выступление также сыграло свою роль: «Прежде всего хочу сказать, что само название — декларация — меня не устраивает, что-то протестует во мне. Что означает полная политическая реабилитация насильственно переселенных народов? Подчеркиваю — политическая. разве можно реабилитировать того, кто политически мыслит не так, как ты? разве можно при нашем плюрализме наказывать и реабилитировать за то, что ты веруешь в другую отменялись, в том числе, как незаконные и акты, по которым был депортирован и лишен родины ингушский народ. политическую систему? Я против слов «политическая реабилитация», ибо кроме политической, есть юридический и прочие аспекты реабилитации. думаю, что нам надо принять декларацию о полной реабилитации, исключив слово «политическая». В поддержку д. Кугультинова выступил знаменитый борец за права человека, диссидент академик андрей Сахаров: «декларация, которую мы сегодня обсуждаем, является документом огромного политического, исторического и нравственного значения. Поэтому я считаю, что, во-первых, необходимо полностью перечислить все народы, относительно переселения, у которых есть документальные свидетельства, а также добавить «и другие», потому что в ряде случаев – мы можем это предполагать – таких свидетельств не сохранилось. Список должен быть максимально полным. Я согласен с депутатом Кугультиновым, что слова «политическая реабилитация» или даже просто слово «реабилитация» тут не может быть применено — оно является неправильным и даже оскорбительным. Я предлагаю сказать, что эта декларация – восстановление справедливости по отношению к переселенным и подвергшимся геноциду народам. а раз речь идет о восстановлении справедливости, то это должен быть действительно акт полной справедливости. Когда люди действительно восстанавливают справедливость, они не боятся отдать обратно больше, чем было взято, а больше в данном случае отдать невозможно. Поэтому мы должны включить в декларацию слово о том, что, сознавая историческую вину перед переселенными народами, государство принимает на себя обязательство принять все меры для возвращения на родину тех представителей этих народов, которые выразят такое желание, способствовать этому юридически и материально. Государство готово принять на себя ответственность за материальную компенсацию нанесенного людям ущерба». И Верховный Совет СССР 14 ноября 1989 года сделал первый шаг в деле реабилитации целых этносов, приняв декларацию «о признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав». «Память с особой горечью возвращает нас в трагические годы сталинских репрессий, — говорилось в декларации. — Беззаконие и произвол не обошли стороной ни одну республику, ни один народ. допущенные в прошлом массовые аресты, лагерное мученичество, обездоленные женщины, старики и дети в переселенческих зонах продолжают взывать к нашей совести, оскорбляют нравственное чувство. об этом забыть нельзя. Варварскими акциями сталинского режима явилось выселение в годы второй мировой войны из родных мест балкарцев, ингушей, калмыков, карачаевцев, крымских татар, немцев, турок — месхетинцев, чеченцев. Политика насильственного переселения отразилась на судьбах корейцев, греков, курдов и других народов. Верховный Совет СССР безоговорочно осуждает практику насильственного переселения целых народов как тяжелейшее преступление, противоречащее основам международного права, гуманистической природе социалистического строя. Верховный Совет Союза Советских Социалистических республик гарантирует, что попрание прав человека и норм гуманности на государственном уровне больше никогда не повторится в нашей стране. В печати в начале 1989 г. появились первые публикации, раскрывающие противоправную и клеветническую суть депортации народов. В апреле 1989 г. главный партийный журнал ЦК КПСС «Политическое самообразование» опубликовал статью профессора истории Х. Ибрагимбейли «Сказать правду о трагедии народов». Правда, и клевета шла параллельно. В мае — сентябре 1989 г. всесоюзный литературно-художественный журнал «Москва» напечатал роман Николая Горбачева «Смертные», в котором автор выступил с клеветническими измышлениями в адрес ингушского и чеченского народов в период Великой отечественной войны 1941-1945 гг. Были и другие аналогичные выпады. Но они не могли помешать процессу реабилитации народов, пусть и неподкрепленной реальными полными мерами. К сожалению, и после принятия всех нормативных актов выходили книги и статьи Ю. Веремеева, В. логинова, П. Мартиросяна, М. Полторанина, И. Пыхалова и сонма подобных писак, ностальгирующих по сталинизму и фашизму. Принятый 26 апреля 1991 года Верховным Советом россии Закон «о реабилитации репрессированных народов» должен был закрыть полностью проблему реабилитации бывших советских, теперь уже российских, народов. Закон определил понятия «репрессированные народы», виды реабилитации и признал незаконными все правовые акты, в том числе местных органов и должностных лиц, принятые в отношении репрессированных народов, за исключением актов, восстанавливающих их права. Буквально на днях группа делегатов Курултая крымскотатарского народа и участников крымскотатарского национального движения выступила с заявлением к 30-летию принятия декларации, в котором подчеркивает, что «декларация о признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав» как важнейший политико-правовой документ в российской Федерации – правопреемнице СССР – игнорируется; Якуб ПАТИЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *