Г1АЛГ1АЙ МЕХКА КЪАМАН ЮКЪАРА ГАЗЕТ

Неустрашимая, несокрушимая легендарная Дикая дивизия

(Продолжение.

Начало в №149-150)

Ингушский конный полк начал боевые действия в Карпатах у села Рыбне. Позже в наградных представлениях на его командира полковника Георгия Мерчуле, в сведениях «Награды за текущую кампанию первым будет указан орден св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом, которым его наградят согласно Высочайшему приказу от 9 января 1915 года «За бой при селе Рыбне 13 декабря 1914 года».

За отвагу, проявленную в бою за село Рыбне, будут награждены Георгиевскими крестами младший урядник Ахмет Идрисович Оздоев — 4 ст. №159485, всадник Асланбек Гальмиевич Маматиев – 4 ст. №159487, вахмистр светлейший князь Грузинский Михаил — 4 ст. №159498.

«Ахмет Оздоев, несмотря на полученное ранение, добровольно вызвался охотником, добыл и доставил важные сведения о расположении противника».

«Асланбек Маматиев, будучи старшим в секрете и окруженный противником, пробился к сотне и захватил 8 австрийцев и германцев».

Позже Асланбек Маматиев будет произведен в офицеры. 17 июня 1916 года в чине подпоручика погиб в бою. Посмертно награжден Георгиевским оружием.

«Князь Михаил Грузинский под сильным огнем противника доставил важное донесение и восстановил утраченную связь».

Князь Михаил Грузинский – в дальнейшем офицер Ингушского полка – будет награжден пятью орденами.

Анатолий Марков, спустя годы после Первой мировой войны, находясь в эмиграции во Франции, в своих воспоминаниях «В Ингушском конном полку» писал о том, что «фамилия Мальсаговых в полку была столь многочисленна, что при формировании полка на Кавказе был даже проект создать из этой фамилии особую сотню».

Были Мальсаговы и среди тех, кто отличился при Рыбне и в числе первых удостоен Георгиевским крестом. Это всадник Бахаудин Хаджукоевич Мальсагов – 4 ст. №159500, младший урядник Юнус Хутиевич Мальсагов-4 ст. №159486, всадник Ахмед Артаганович Мальсагов – 4 ст. №159494.

«Будучи разведчиками, с явной опасностью для жизни добыли и доставили важные сведения о расположении противника».

Отцы Бахаудина Мальсагова и Ахмеда Мальсагова Хаджуко и Артаган были участниками Русско-турецкой войны. Вместе с Бахаудином в Ингушском конном полку служил его старший брат – всадник Муса Мальсагов. В ожесточенном бою во время контратаки австрийцев под шквальным огнем Муса Мальсагов восстановил связь между своей 4-й сотней и командиром полка, за что был награжден Георгиевским крестом 4-й степени. А старший брат Ахмеда Мальсагова – подпоручик Созерко Мальсагов — в это же время служил в стрелковом полку на Юго-Западном фронте.

В январские дни 1915 года в Карпатском сражении отличился урядник Мурат Мальсагов – в критический момент боя он доставил командиру сотни важное приказание командира полка и за это был награжден Георгиевским крестом 4-й степени.

Урядник Асланбек Маматиев, участник Русско-японской войны, отмеченный наградами. За боевые отличия в Карпатах приказом командира 2-го кавалерийского корпуса за №75 от 20 июля 1915 года он первым в Ингушском полку будет удостоен Георгиевского креста 1-й степени № 1629 за то, что «в бою 29 декабря доставил важные сведения о противнике».

Урядник Хаджи — Мурат Заурбекович Местоев свою первую награду получил за декабрьские бои в Карпатах.

Всадник Осман Магометович Аушев был награжден медалью «За храбрость» 4-й степени за то, что «в боях с 11 по 13 декабря 1914 года у села Рыбне под огнем противника выказал выдающееся мужество и храбрость».

В декабрьских боях заслужил Георгиевский крест 4-й степени всадник Паша Беков, который, находясь «старшим в секрете, обнаружил противника» и предупредил об этом командира сотни. Старший урядник Алисхан Плиев в январских боях, «командуя взводом, удержал пункт», тем самым предоставив своей сотне возможность отбить контратаку неприятеля. За что был награжден Георгиевским крестом 4-й степени. А месяц спустя, за февральские бои у деревни Цу-Бабино получил медаль «За храбрость».

Конечно же, образцом мужества и воинской доблести в боях служили офицеры. Командир 1-й сотни штабс-ротмистр Гуда Алиевич Гудиев, награжденный на Русско-японской войне пятью орденами, за храбрость в декабрьских боях в Карпатах командующим армией удостоен ордена св. Анны 2-й степени с мечами, а за январские бои ему объявлено Высочайшее благоволение – личная благодарность Императора Николая II.

Прапорщики – ветеран японской кампании Муса Аушев, Эльмурза Гулиев и Кагерман Дудаев – за подвиги, совершнные в декабрьских боях, получили в награду ордена св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». «Спустя несколько месяцев после объявления в январе 1915 года приказа об их награждении из штаба 2-го кавалерийского корпуса в штаб дивизии был доставлен пакет с извещением и орденами: «Начальнику штаба Кавказской туземной конной дивизии».

Препровождаются орденские знаки, присланные из штаба IX армии для выдачи офицерам, поименованными на обороте:

Ингушского конного полка штабс-ротмистр Гудиев – св. Анны 2-й ст. с мячами. Прапорщик Дудаев – св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». Прапорщик Аушев – св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». Прапорщик Гулиев – св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость».

Орденом св. Владимира 3-й степени с мячами за бои в Карпатах награжден полковник Ингушского полка принц Наполеон Мюрат.

Во время Русско-японской войны он был награжден орденом св.Владимира 4-й степени. Об одном эпизоде из фронтовой жизни этого удивительного человека рассказал в книге «Дикая дивизия» Николай Брешко-Брешковский: «Здесь, в Карпатах, он спасает положение всей бригады, почти отрезанной, когда на лямках ему были поданы пулеметы… Он с горстью своих людей находился на такой круче – подняться к нему не было никакой возможности. Тогда Мюрат приказал спустить длинные-длинные веревки, и на этих веревках его люди подтянули пулеметы. Из них он открыл такой огонь – австрийцы бежали в панике!»

Вполне вероятно, что именно за этот подвиг Наполеон Мюрат и стал кавалером ордена св. Владимира 3-й степени, который давался офицерам, состоявшим в чине начиная от полковника.

15 февраля 1915 года командир полка Георгий Мерчуле представил принца Мюрата к еще более высокой награде. В своем рапорте командиру 3-й бригады Мерчуле писал: «Прошу Вашего ходатайства о награждении принца Наполеона Марата за рекогносцировку с 2-го по 9 января с.г. высот Устри жижи – Горны Георгиевским оружием». Но вместо Георгиевского оружия Мюрату было «объявлено Высочайшее благоволение за отличия в боях».

«Этот рожденный для войны офицер переживал трагедию, – писал о принце Наполеоне Мюрате Брешко-Брешковский, встречавшийся с ним летом 1915 года. — Его последние трофеи и подвиги были в буквальном смысле последними. Он все еще силен, все еще может гнуть монеты, но уже постепенно лишается ног. Дают знать о себе подагра мирного времени, ревматизм трех войн и, самое главное, зимние бои в Карпатах с их стужею, когда ему отморозило обе ноги».

В ноябре 1915 года, когда здоровье полковника Наполеона Мюрата еще более ухудшилось, он был вынужден расстаться со своим полком и выехать с Юго-Западного фронта в Тифлис для «прикомандирования в распоряжение Главнокомандующего кавказской армией».

Подготовила

Мадина КОДЗОЕВА

(Продолжение следует)

26.10.2017 16:06
79

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...