Г1АЛГ1АЙ МЕХКА КЪАМАН ЮКЪАРА ГАЗЕТ

Неустрашимая, несокрушимая легендарная Дикая дивизия

(Продолжение. Начало

в №№ 149,150, 152-153, 154-156)

О боевых делах Кавказской конной дивизии, отваге её всадников и офицеров шла слава не только по всему Юго-Западному фронту, где сражались кавказские полки, но и по России и родному для них Кавказу. Так, в одной из центральных российских газет «Новое Время» был опубликован очерк военного корреспондента под названием «Кавказцы». Очерк этот был перепечатан в газете «Кавказ» за 16 апреля 1915 года, выходившей в Тифлисе. В нем корреспондент, побывавший на фронте и непосредственно в Кавказской конной дивизии, с чувством искреннего восхищения рассказывал о героях-кавказцах и привел конкретно два боевых эпизода, характеризующих воинскую доблесть защитников Отечества.

«Дела Кавказской дивизии у всех на устах, – читаем в очерке «Кавказцы». – Дивизия работает в беспрерывных боях и стычках с середины января, и каждое её выступление в целом или отдельных полков – это сплошной героический подвиг, проявление высшего мужества.

Появление «людей в папахах» вблизи неприятеля сразу же производит должное действие. Немедленно принимаются исключительные меры обороны, укрепляются позиции, подвозят орудия и выдвигают тысячи людей против сотен. Но все это в большинстве случаев не имеет результата. Достаточно одного, двух безумно смелых натисков горцев, – и австрийцы бросают свои позиции, орудия, раненых и бегут…»

И дальше описаны два боевых эпизода. Первый из них называется «Бой под Ц», в котором описан бой за взятие села Цу-Бабино 15 февраля 1915 года.

«Накануне атаки произведенная разведка выяснила, что селение занимают два полных батальона пехоты при восьми орудиях и шести пулеметах и пред деревней, на верхнем склоне горы, устроены прочные окопы, защищенные проволочными заграждениями. Взять в конном строю эту сильную нагорную позицию, господствующую над окружающей местностью, представлялось почти невозможным. Поэтому решили атаковать в пешем рассыпном строю в наиболее уязвимом месте – лесной околице Ц… Переправа через реку Ломница далась особенно тяжело – в это время огонь орудий, пулеметов и винтовок достиг высшего напряжения. Над головами рвались шрапнели, неслись пули, лошади стали сильно нервничать. Однако и здесь не последовало приказания отступить». После переправы на правом берегу Ломницы под шквальным огнем противника «настал самый трудный момент – спешивание. Люди разгорячились, лошади, напуганные канонадой, с трудом слушались всадников…

…Первые цепи спешенных всадников Ингушского и Черкесского полков устремились вперед, к деревне. Через холм, увлекая за собой всю остальную массу, с криком «Аллаху Акбар! Аллаху Акбар!», заглушавшим временами канонаду, перескочили сотни холм и понеслись на кручу, встреченные залпами и идя, как казалось, на верную гибель. Сдержать людей уже не было возможности.

С неимоверной быстротой спешенные сотни оказались у проволочных заграждений, прорвали их, через упавших перескакивали и, наконец, достигли окопов. Проскочили их и ворвались в Ц.

…Горцы работали кинжалами и винтовками, охотились за убегавшим неприятелем, выволакивали оставшихся в окопах и выбивали австрийцев из домов.

…Через полчаса поле сражения представляло такую картину – австрийцы были окончательно разбиты, всюду валялись убитые и раненые. Одних убитых насчитали 370 человек, причем со смертельными кинжальными ранами из них оказалось 130 человек…

За это дело наиболее отличившиеся получили Георгиевские кресты, а сотням выражена благодарность от имени высшего командования».

Второй эпизод автора очерка «Кавказы» повествует о взятии города Станиславова.

«Для выяснения количества оставшихся в городе австрийцев посланы два конных разъезда горцев. Видимо, австрийцы заметили их, но ничем не выдали своего присутствия, подпустили эту кучку людей к самому городу. Горцы предположили, что он совсем оставлен неприятелем, спокойно вошли на мост, а затем в город. Здесь их встретили залпами с разных сторон. Вместо того чтобы отступить на мост, горячие кавказцы опять прибегли к своему самому необычному оружию, и на улицах закипел кинжальный бой. Плохо ли стреляли австрийцы или их обуял страх при виде горцев, но и на этот раз последние победили, не потеряв ни одного человека, кроме нескольких раненых.

Перестрелку услышали ближайшие четыре сотни и бросились на помощь своим…»

Очерк «Кавказцы» заканчивается словами о том, что «в составе дивизии есть уже немало храбрецов, награжденных Георгием. Георгия горцы называют «Джигитом», очень чтут его…»

И действительно, святой Георгий Победоносец, покровитель российских воинов, изображение которого помещалось на лицевой стороне Георгиевского креста – он восседал на коне и копьем поражал дракона, символизирующего врага – у горцев Кавказа ассоциировался с незнающим страха джигитом, каким, в сущности, и являлся каждый всадник Кавказской конной дивизии.

Подготовила Мадина КОДЗОЕВА

(Продолжение следует)

07.11.2017 11:32
62

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...