Г1АЛГ1АЙ МЕХКА КЪАМАН ЮКЪАРА ГАЗЕТ

Нарт и семь сыновей вьюги


Сквозь время, в колеснице, из космоса глубин

На землю прибыл бог верховный Тга!

Башлам воздвиг он в окружении вершин,

Поставил трон на вечные снега.

Громадный пик окутал облаками

И подчинил земные божества,

Повелевал погодой и ветрами,

Тяжёлой данью обложил он племена.

Жестокий бог хранил за тучами стада,

Внизу о людях он почти не вспоминал,

Меж племенами шла жестокая вражда,

Здесь каждый знал нужду и голодал.

Селились у подножья нарты-великаны,

Поддерживали жизнь кореньями они,

А на равнине жили нарты-каннибалы,

Собратьями питались и людьми.

Раз в месяц нарты приносили в жертву

По великану, людоеду одному,

Доволен был великий Тга такому зверству.

Молились, пели, чтоб угодить ему.

Когда же не было для бога жертвы,

Бросали жребий меж собой,

И обречённый ждал расправы,

Ему ниспосланной судьбой.

Когда великий Тга ругался и сердился,

Земля тряслась, обвалы, камнепады,

Бывало, на жену-старуху злился,

Тогда в ущельях дули снежные бураны.

Вождём у нартов был Созруко,

До пола борода, седой старец,

Имел он сына взрослого, Коруко,

И был тот сильный, ловкий удалец.

Случилось как-то: нет у нартов жертвы.

Кидают жребий — выпал Коруко.

И жить ему осталось до рассвета,

Бежит на Башлам-Корт, пока темно.

Задумал юноша овец у бога Тга украсть

И осчастливить нартов наконец.

По тонкому мосту он через пропасть

К теснине узкой подобрался, молодец.

Циклопа грозного на входе видит,

Тропу надёжно одноглазый охраняет,

Чудовищу нарт нагло говорит:

«Меня бог Тга сегодня ожидает!»

Открыл ворота хитрецу циклоп тупой,

Коруко дальше к цели поспешил,

Подъём крутой, тяжёлый, затяжной,

Мороз стоял, тропинку снег припорошил.

Безмолвна снежная пустыня,

Не греет солнца яркий свет,

Башлам — Кавказская святыня.

Кругом сияет вечный снег.

На скалы острые отважно забирался,

По льду и снегу он дорогу пробивал,

К заветной сказочной вершине приближался,

Но, где хранится стадо, Коруко не знал.

Семь духов вдруг возникли перед ним,

То были ветры — дети бога Тга –

Шутливым нравом обладали злобным,

Их мать вскормила, воспитала – Вьюга.

Увидев нарта, ветры удивились:

«Ты как попал сюда, безумец смертный?»

Задули, завертелись, закружились,

Ответ услышали они, прямой и честный:

«На вашу помощь сильно я надеюсь:

Хочу украсть у бога Тга овец».

И тени замерли, остановились,

Зависли, оборвав парящий танец.

«Да, мы им тоже недовольны,

Он не пускает нас и нашу мать наверх,

В земные, нижние миры отосланы

Мы! Боги ветра! Смех и грех!

Иди за нами, мы тебе поможем,

— Сказали легкомысленно они.

— Дорогу к пастбищам на облаках покажем,

Пока бог спит, иди, овец бери».

В бескрайних, заколдованных лугах,

Пасутся овцы, кони и олени,

На снежных голубых песках

Узоры неземных растений.

Переливаясь в розовых оттенках,

Хрустальный трон божественно парил,

В волшебных радужных цветах

Он словно в вечности застыл.

Овец отару Коруко погнал к обрыву,

Их ветры глупые по воздуху несли

И аккуратно опустили на траву,

Над ними тучи грозные нависли.

С тех самых пор несметные стада

Рассыпались по всей планете.

Хватило всем домашнего скота,

Пришёл достаток в племена на белом свете.

Ужасен в гневе бог верховный Тга:

Он скалы, горы обрушает!

Бушуют реки, покидают берега!

Землетрясение! Молнии сверкают!

Жестоко Бог за вероломство отомстил,

Связал виновных магией из чисел,

Детей своих он в звёзды превратил,

В ночное небо их сиять подвесил.

Цепями Коруко к Башламу приковал,

Стеречь его старуху-Вьюгу он поставил,

Скалу невидимым барьером окружил,

И вечной жизнью мучиться оставил.

За доброту тысячелетья нарт страдает,

Ночью от холода, днём от жары,

Орёл когтями грудь его терзает,

Он существует без еды и без воды.

От тех времён нас отделяет пропасть лет,

Эпохи древние. Богов забыты имена.

Героя путь — звезды упавшей яркий след

-Хранят легенду вечные снега.

Автор:
​Александр САХАРОВ
13.12.2017 12:05
44

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...