Два эпизода из тысячи

Одной из знаменательных дат в истории ингушского народа является январь 1973 года, когда в городе Грозный проходил мирный митинг с требованием возвращения Пригородного района в состав Чечено-Ингушетии. Правда официальная власть дала ему негативную оценку и свое постановление по этому поводу от 13 марта 1973 года ЦК КПСС назвал «Об антиобщественных националистических проявлениях в г. Грозном».

Несмотря на то, что митинг тогда не достиг основной цели – возвращения Пригородного района в состав Чечено-Ингушской АССР, он сыграл важную и позитивную роль в судьбе ингушского народа. Негативным можно назвать лишь то, что самые активные участники этого мероприятия были подвергнуты гонениям, преследованиям, увольнениям с работы, исключениям из рядов КПСС, некоторые из них попали в тюрьму. Больше всего досталось руководителям с преимущественным проживанием ингушского населения Назрановского, Сунженского и Малгобекского районов, где были освобождены от должностей и первые секретари райкомов и горкома партии.
Руководителем Назрановского райкома партии был рекомендован 34-летний директор крупнейшего в Чечено-Ингушской АССР винсовхоза «Калиновский» Сергей Мажитович Беков, который всего лишь два года успел побывать в этой должности, но успевший зарекомендовать себя как успешный хозяйственник. Не желая заниматься незнакомой сферой деятельности, С.М. Беков во время собеседования в обкоме партии пытался привести, на его взгляд, сильные аргументы для отказа от предложенной должности, типа не работал в партийных органах, не знаком с её спецификой, хотел бы продолжить научно-практическую деятельность в области совершенствования развития виноградарства и виноделия, не дали желаемых для него результатов. Но по рекомендации обкома КПСС, он на пленуме Назрановского райкома партии был избран первым секретарем.
Закрывшись в кабинете от всех и вся, новый партийный руководитель с головой окунулся в проблемы района, стал внимательно изучать все слабые и сильные стороны деятельности райкома партии. Прошел целый месяц, прежде чем Сергей Мажитович вышел, как говорится, в люди и поделился своим видением решения проблем, стоящих перед районом.
К моменту начала работы в новой должности (май 1973 года) в районе уже прошли все политические мероприятия (собрания в коллективах, партхозактивы, пленум райкома партии) по обсуждению, а точнее, осуждению Грозненского митинга, основными участниками которого были ингуши. Поэтому С.М. Беков сосредоточил основное внимание партийного и хозяйственного актива на улучшении основных параметров социально-экономического развития и улучшении благосостояния населения Назрановского района.
Привыкший начинать рабочий день с утра пораньше, Сергей Мажитович не стал изменять этой привычке на новом месте. Он и прежде не был кабинетным чиновником, поэтому часто выезжал в хозяйства района, чтобы своими глазами увидеть, как осуществляется управление производством.
Прошло четыре месяца работы в новой должности. Процесс акклиматизации прошел. И в один из рабочих дней, ближе к обеду неожиданно поступает телефонный звонок от заведующего отделом организационно-партийной работы обкома партии Н.И. Семенова. После нескольких слов приветствия, он переходит к основной теме, заставившей его позвонить:
– Сергей Мажитович, у меня сейчас находится прокурор республики. У него на руках материал для уголовного дела в отношении нескольких членов Назрановского райкома партии (называет фамилии этих коммунистов, среди которых был и Мальсагов Туган, активный участник Великой Отечественной войны). А вы знаете, что члены партии, а тем более райкома КПСС, не могут быть осуждены судом, поэтому вам необходимо в ближайшее время исключить их из партии.
– Это серьезный вопрос, и я сам не могу его решить. Есть первичная партийная организация, есть пленум райкома партии, которые должны рассмотреть их персональные дела и принять решение. Но все коммунисты, которых вы назвали, являются известными, уважаемыми и авторитетными людьми, поэтому надо разобраться и с тем, что им вменяется в вину.
– Я задачу перед вами поставил. Завтра получите материалы дела из прокуратуры. Жду исполнения.
После этих слов Н.И. Семенов положил трубку, дав понять, что разговор окончен.
Сергей Мажитович, недолго думая, позвонил в приемную первого секретаря обкома партии, узнал, что С.С. Апряткин на месте и выехал в Грозный. По прибытии в обком партии он был принят незамедлительно. С.М. Беков стал просить первого секретаря обкома партии разрешить ему вернуться на прежнюю работу в винсовхоз «Калиновский», сославшись на совместное постановление ЦК КПСС и Совета министров СССР, которое разрешало в течение полугода возвращение на хозяйственную работу работнику. Это допускалось в случае, если не получалось успешно работать в партийной организации, куда он направлен решением вышестоящего партийного органа.
– Обком партии доволен вашей работой. Вы хорошо справляетесь со стоящими перед районной партийной организацией задачами. Что вас не устраивает?
– Мне не дают работать, получаю невыполнимые указания, требующие нарушения устава партии.
– Кто мешает, кто этим занимается?
– Николай Иванович Семенов, заведующий отделом организационно-партийной работы.
– Интересно. Какие указания, расскажите подробнее.
– Я бы хотел, чтобы зав. отделом сам присутствовал, когда буду говорить об этом.
Тут же позвали Н.И. Семенова и продолжение разговора состоялось в его присутствии. Сергей Мажитович подробно пересказал свой телефонный разговор с Семеновым, сделав акцент на то, что все эти коммунисты являются уважаемыми и авторитетными людьми в районе и что у него вызывает серьезное сомнение правдивость обвинения их в противоправной деятельности.
С.С. Апряткин не стал выговаривать при нем Н.И. Семенову, а обещал С.М. Бекову, что его больше не будут беспокоить по этому вопросу, и, пожелав плодотворной работы, отпустил домой.
И действительно, после этого в Назрановский райком партии не поступало подобных указаний ни от кого из обкома КПСС. Никаких материалов из прокуратуры не поступило в райком партии, все коммунисты, которые якобы совершили преступления, остались коммунистами и продолжили работать там, где они и трудились. Более того, никто из назрановских коммунистов так и не узнал, что в их отношении была такая история.
Сергей Мажитович рассказывал потом: «Не знаю, что сказал первый секретарь обкома партии своему подчиненному, какой между ними состоялся разговор, но с тех пор Н.И. Семенов мне больше не звонил за все время его работы в обкоме. А что касается тех товарищей-коммунистов, то я был уверен, что они, возможно, допустили какие-то мелкие нарушения по работе, но чтобы совершали преступление, заинтересовавшее прокуратуру, я совершенно исключал, потому что к тому времени я уже знал из них каждого, как примерного коммуниста и авторитетного, болеющего душой за свой народ патриота».
Этот случай говорит о том, что были среди наших руководителей-ингушей люди, болеющие душой за свой народ и отстаивающие интересы простых людей-земляков, не боясь и не трясясь за свое мягкое и уютное кресло начальника. В их числе, конечно, и наш герой Сергей Мажитович Беков. Подобных случаев в его жизни было, наверное, много, и он с честью выходил из каждого из них.
Следующий наш рассказ тоже тому подтверждение. В период руководства Назрановской районной партийной организацией С.М. Бековым, в совхозе «Экажевский» работал механизатором Магомед Абубакарович Нальгиев. Вот что он рассказывает:
«В середине семидесятых годов, в летний период шла уборочная страда в совхозе «Экажевский», где я работал в то время комбайнером. Каждый механизатор знает не на словах, а по опыту работы, что «летний день год кормит». Поэтому старается отработать этот период с максимальной отдачей. Но у этой высокой производительности труда есть и обратная сторона: при сверхвысокой загруженности сельскохозяйственной техники, она ломается быстрее и чаще. Подобное случилось и с моим комбайном, когда шла уборка зерновых колосовых культур.
В разгар рабочего дня у комбайна лопнуло большое (переднее) колесо, и я вынужден был остановить уборку и заняться его ремонтом. Зная, что одному физически не справиться с этой работой, я стал искать выход из ситуации, чтобы быстрее отремонтировать колесо и продолжить уборку урожая. Для этого я нашел на поле небольшую впадину в виде канавки и поставил комбайн так, чтобы лопнувшее колесо оказалось в этой канаве. И, достав инструмент, начал откручивать гайки.
И в это время вижу, что ко мне приближается легковая машина по полю.

Из машины выходит статный, высокого роста, на вид интеллигентный человек и, здороваясь со мной, произносит: «Ассалам алейкум! Ираз долаж болх хилба хьа!», т.е. «счастливой тебе работы». Оставив своё занятие, я повернулся к нему и ответил на его приветствие.
Видя в какую неприятную ситуацию я попал, и что одному заменить такое огромное колесо невозможно, он стал задавать вопросы.
– Как ты один будешь откручивать такие большие гайки?
– Ключом, удлинив его метровой трубкой, чтобы создать плечо по больше.
– А как ты такое огромное колесо собираешься один снять с моста?
– Для этого я загнал комбайн в канаву, чтобы опустить жатку и тогда колесо окажется в воздухе висеть. Таким образом, я смогу его снять.
– Как ты собираешься его унести на ремонт?
– Я позову тракториста, чтобы он, положив его на фаркопф своего трактора, отвез на ремонт.
У этого на тот момент моего незнакомца еще была целая куча вопросов, причем все они были по делу и задавались профессионально. В их числе были и вопросы по сельскохозяйственной культуре, уборкой которой я занимался. И я старался правдиво отвечать на все.
Интересовала его и урожайность поля, на котором я работал. На этот вопрос дал ответ, немного занизив реальный выход с гектара, и сделано это было мною не случайно. Я постарался учесть возможные потери зерна из-за его хищения, как механизаторами, так и начальством.
В это время, увидев издалека служебную легковую машину и зная, кому она принадлежит, и кто на ней приехал, к нам подъехал управляющий нашим отделением и мой односельчанин Хасан. И мой пока еще незнакомцем-гость переадресовал вопрос об урожайности ему. Управляющий назвал почти те же цифры, что и я. На вопрос, почему так мало собираете зерна при таких хороших всходах, Хасан ответил – воруют. На очевидно напрашивавшийся вопрос: кто ворует, услышал ответ: «Комбайнеры, механизаторы», – взглядом указывая на меня.
И тогда мой гость переадресовывает свой вопрос мне: «Это правда? Вы воруете?». И он услышал неожиданный для себя, но правдивый ответ от меня: «Да, воруем. Мы воруем по одному мешку в удачный день. А они, наше начальство, воруют целыми машинами». К этому времени из отдельных отрывков разговора между гостем и управляющим отделением я понял, что это первый секретарь Назрановского райкома партии Сергей Мажитович Беков. Ему очень понравился мой такой прямой ответ в присутствии одного из тех, на кого я указывал, как ворующего зерно машинами. Отвернувшись и прикрыв рукой лицо, он стал заразительно смеяться.
И только выяснив, что с минуты на минуту должна подъехать совхозная машина «Техпомощь», С.М. Беков успокоился и уехал дальше по своим служебно-партийным делам.
В эти дни наш именитый земляк празднует очередную годовщину своего дня рождения. Хочется поздравить его, пожелать крепкого здоровья, бодрости духа и благополучия на долгие года.

Абдулазис Яндиев,
политолог, г. Малгобек