Кусочек неба в глубине

Когда-то до недавних пор здесь протекал подземный родник. Вернувшиеся из ссылки Кодзоевы прорыли землю до водного источника и соорудили, можно сказать, мощный колодец, к которому потянулись не только сами Кодзоевы, а это довольно многочисленный род, но и практически все жители Кантышево. Люди заново обустраивались на родине: строились, сеяли, сажали, обзаводились натуральным хозяйством. Вода была так же необходима, как воздух. Вот мужчины почти сразу об этом и позаботились.

Колодец появился на улице Кодзоевых, что находится в середине села, а на правом конце села немного погодя главный инженер сельского коллективного хозяйства, в ту пору оно называлось «Совхоз «40лет Октября», Хангирей Кодзоев путем тщательных расчетов вычислил подземную жилу, которая, как тогда сказал Хангирей, будет давать воду, покуда село живет.

Хоть Экзюпери и утверждает, что у воды «нет вкуса, запаха и цвета», не могу с ним согласиться. У этой воды, что дает подземная жила, которую открыл Хангирей, все-таки есть свой, едва уловимый особенный вкус, как есть он и у колодезной, и у святой воды Зам-зам. Чтобы его ощутить, надо воду воспринимать как жизнь. Потому что вода и есть жизнь. Вот тут мы с Экзюпери едины во мнении. «Вода, ты не просто даешь жизнь, ты и есть сама жизнь». Мы до сих пор зачитываемся произведениями писателя.

Возвращаюсь к нашей реальности. К нам, живущим в середине села, по мере того, как село расширялось, население уплотнялось, и даже водопровод появился, вода Хангирея (назовем ее условно так) поступала в малом объеме и не круглосуточно. Людям приходилось до рассвета вставать, когда основная часть жителей еще отдыхала, и набирать воду в различные емкости. Так что, несмотря на то, что почти в каждом дворе имелись водопроводные краны, колодец еще был необходим и служил добрую службу. Плюс ко всему, наши старшие, те, кому мы были обязаны возможностью пользоваться водным ресурсом, в месяц обязательного поста предпочитали разговляться исключительно прохладной водицей из колодца. К ним приобщались, естественно, остальные. Даже дети, хоть и не постились, просили «гутар хи». Матери предостерегали, чтобы не пили сразу и залпом: вода холодная, пусть немного согреется в комнатной температуре.

В итоге молодые женщины с коромыслами и ведрами отправлялись к колодцу. Самая умелая и решительная становилась в обнимку с барабаном и ведро опускалось на глубину. Поднимали его с двух сторон в четыре руки. Вращающийся барабан и цепь на нем составляли основную тяжесть, поэтому, зачастую поднимали воду вчетвером, но бывало и вдвоем. Вся процедура сопровождалась шутками, смехом, здоровым юмором.

Если на колодце случались неполадки, к примеру, цепь сорвется вниз или барабан отлетит в сторону, последнее, правда, случалось редко, действие весьма опасное, поэтому к барабану становилась только та женщина, которая имела нужную сноровку и достаточную физическую силу, в дело вступало второе поколение мужчин. В кратчайший срок колодец приводили в исправность.

Так шли год за годом. Село жило, развивалось. Колодец по-прежнему был любим, хотя люди с ведрами уже почти к нему не ходили. Все больше домашний скот, уходя на пастбище или возвращаясь с него, шел сюда на водопой. Да молодые ребята собирались здесь в небольшие компании. Что могло послужить причиной, неизвестно, но вода в колодце постепенно становилась все мутнее, потом в ней завелись паразиты, в конце концов подземный родник иссох. Уж не плохое ли отношение людей привело к такому печальному исходу. Вода – это чистота, она не потерпит недостойного обращения с собой. Хотя в целом Кодзоевым несвойственно подобное. Они всегда отличались тем, что приносили благо не только себе, но и окружающим. Взять ту же воду. В начале третьего тысячелетия, в связи с улучшением жилищных условий, чтобы вода поступала регулярно в каждый дом, наши ребята пробурили скважину и поставили установку, которая автоматически поднимает и рассылает воду не только в дома Кодзоевых.

На фоне этого слышать в частной беседе от начальника отдела развития сельских территорий Министерства сельского хозяйства Амира Албакова, под началом которого рядом с колодцем построен маленький парк с детской площадкой и фонтаном, что их рабочие подняли из колодца свыше 100 мешков мусора, горько и больно. Не сомневаюсь, что таких несознательных элементов среди нас – единицы. Но даже и они как могли плевать в колодец, из которого пьют. И это – не идиома, а в буквальном смысле так и есть. Неважно, что вода ушла. Ведь она была, и к тому же сравнительно до недавнего времени. Разве мы забыли, какую неоценимую роль она сыграла в жизни наших родителей, а значит, и в нашей. Да и это не самое главное. Главное – здесь была вода, которая есть сама жизнь. Уже этого обстоятельства достаточно, чтобы относиться к колодцу свято. И не подобает колодцу, даже если в нем нет воды, находиться под замком, запертым от вандалов. В колодце всегда должно отражаться небо.

Мадина КОДЗОЕВА