ПАМЯТЬ ВРЕМЕНИ ВОПРЕКИ

В Чечено-Ингушском государственном объединенном музее в городе Грозном хранились когда-то воспоминания, документы военной поры и личные вещи, принадлежавшие ветерану Великой Отечественной войны Гамиду Ибрагимовичу Ужахову. К сожалению, всё это, как и другие бесценные музейные экспонаты, было уничтожено в огне чеченской войны. В 1997 году ушел из жизни и сам фронтовик, долгие годы проживавший в городе Грозном. Но всем обстоятельствам вопреки, и вопреки времени, исподволь стирающему картины прошлого, имя этого человека не было предано забвению. Сегодня яркая биография Гамида Ибрагимовича служит для нас еще одним свидетельством героизма сынов ингушского народа, покрывших себя славой на поле брани.

ГАМИД Ужахов родился в 1915 году в селении Базоркино Назрановского округа Терской области. Там, близ города Владикавказа, и прошло его детство. Он рос в большой и дружной семье, в которой воспитывались 11 детей. Глава этой семьи Ибрагим Бапинович Ужахов был человеком неординарным. В период революции и в годы Гражданской войны, всполохи которой прокатились и по Северному Кавказу, он сполна проявил свой прочный характер и мужские качества. Одна из опасных миссий выпала на его долю в 1918 году во время бичераховского мятежа, когда он вывозил из Владикавказа раненых и убитых делегатов съезда народов Терека.
Однако никакие заслуги перед революцией не уберегли Ибрагима Бапиновича от первых репрессий укрепившейся на Кавказе новой власти. Трагедией обернулась для его семьи кампания по коллективизации, набравшая обороты в Ингушетии в 30-е годы. В памяти Гамида Ужахова навсегда остался тот день, когда активисты снесли их дом, забрали все имущество семьи, нажитое честным трудом, и увели отца. Ибрагим Бапинович вернулся в родные места лишь через 12 лет, постаревшим, изможденным и больным человеком. «Моя мама «княжна» работала в колхозе и поднимала семью на ноги. Жили мы в землянке и никогда не ели досыта», – рассказывал многие годы спустя своим детям Гамид Ужахов.
Макке Гамидовне Ужаховой-Долаковой, дочери Гамида Ибрагимовича, во время чеченской войны удалось вывезти из Грозного большой семейный архив. Среди бумаг обнаружились, к счастью, и рукописные черновики воспоминаний фронтовика. Позже рассказ об отце, в котором нашли отражение эти записи, занял достойное место в большом исследовательском труде Магомеда Умат-Гиреевича Ужахова, посвященном тейпу Ужаховых.
Магомед Умат-Гиреевич известный в Ингушетии краевед и необыкновенно творческая натура. Оперный певец, выпускник Тбилисской государственной консерватории, он долгое время был солистом Чечено-Ингушской государственной филармонии. Его замечательный голос, покоривший слушателей далеко за пределами Кавказа, прекрасно помнят представители старшего поколения. Но мало кто знал, что все свое свободное время он посвящает поиску утраченного исторического наследия ингушского народа.

ОТРЫВОК из воспоминаний Макки Гамидовны Ужаховой-Долаковой вошел в солидный том «Тейп Ужаховых в истории Ингушетии (в документах и материалах)», изданный Магомедом Умат-Гиреевичем несколько лет назад. «…Мой отец Гамид окончил школу и, думая, что «молодым везде у нас дорога», поехал учиться в город Армавир в винодельческое училище и после вступительных экзаменов был зачислен на первый курс, – пишет Макка Гамидовна. – Но преждевременной оказалась его радость. Через некоторое время студента Ужахова Г.И. отчислили из училища, как сына кулака. Приехав домой в Ингушетию, он устроился на работу, пока перед самой войной не переехал жить в город Грозный. В своих воспоминаниях он писал: «23 июня 1941 года по мобилизации Молотовского райвоенкомата был направлен в Грозненское военно-пехотное училище». Это училище было создано по приказу Народного комиссара Обороны СССР в декабре 1939 года. Начальником училища был назначен Василий Григорьевич Ситников, военным комиссаром – полковой комиссар Лев Шнеевич Бранзбург. В то далекое время многие мечтали стать командирами Красной Армии. Первый выпуск красных командиров училища состоялся накануне войны 12 июня 1941 года. «А второй выпуск был мой», – вспоминал отец. Он был рад и удивлен, что его сразу не отправили на фронт, а зачислили курсантом в военно-пехотное училище, о котором он мечтал.
Первые дни войны были очень тяжелыми для страны и для всего народа. Красная Армия отступала, остро ощущалась нехватка командиров, и Грозненское военно-пехотное училище перешло с лета 1941 года на подготовку командиров по сокращенной программе.
«Учиться было очень трудно, так как учились почти 24 часа в сутки, но и интересно. Ориентироваться на местности нас учили так: будили в час или два часа ночи, с завязанными глазами сажали в самолет, затем через час или полтора часа лета повязки снимали. Мы прыгали с парашютом, приземлялись, а затем по заданному курсу собирались в условленном месте, по пути замечая и отмечая на карте особенности местности. Отличное выполнение задания зависело от смекалки, мужества, спокойствия и внимательности. Эти качества особенно ценны для командира на войне».
Так насыщенно и упорно курсант Ужахов учился до октября 1941 года, когда его вызвали в штаб батальона, и подполковник Щеголев объявил, что в училище создано кавалерийское отделение, поэтому все ингуши и чеченцы переводятся туда. Начальником курса был назначен капитан Лопатин, но вскоре его заменил ленинградский танкист Маташ Мазаев, о подвигах которого на войне писали центральные и местные газеты.
Многонациональным был состав училища. В нем обучались представители 29 национальностей: русские, украинцы, белорусы, евреи, ингуши, чеченцы, узбеки, грузины, армяне, таджики и др.

ГРОЗНАЯ опасность, нависшая над Родиной, желание бить врага помогали юношам овладевать военными специальностями. В училище курсанты узнали о разгроме фашистских полчищ под Москвой. На других направлениях тоже шли ожесточенные бои, и все рвались на фронт.
«Наконец, в конце апреля 1942 года нам присвоили звание лейтенантов. Со мной училище окончили Мухтар Барахоев, Баматгирий Ужахов, Хайдарбек Межидов, Хож-Ахмед Алероев, Аксагов Б., Бекбузаров и другие», – писал в своих воспоминаниях ветеран.
В мае молодого лейтенанта Ужахова направляют в город Армавир, во 2-й особый Чечено-Ингушский кавалерийский дивизион, которым командовал сначала капитан Хамид Котиев, а затем Сакка Висаитов.
Только что закончивший училище лейтенант был назначен командиром конного разъезда по охране штаба Северо-Кавказского фронта, передислоцировавшегося из Ростова-на-Дону. Этот разъезд находился в распоряжении начальника гарнизона полковника Волкова, который дал лейтенанту строжайший секретный приказ: блокировать все въезды и выезды из города, а после 22 часов никого не пропускать без специального разрешения. Не раз приходилось лейтенанту Г. Ужахову сопровождать и заместителя командующего Северокавказским фронтом генерала Я. Т. Черевиченко по разным участкам фронта.
Вот что писал о том времени сам отец: «Утром, после каждого ночного дежурства, я докладывал начальнику гарнизона о положении дел в городе. Однажды мы поили лошадей. В два часа ночи подъехали часовые и доложили, что ими задержаны неизвестные. Один, с ромбом, особенно сильно возмущался, другой был младший лейтенант, как будто его адъютант. Документы у них были в порядке, но задержанные не хотели отправляться в штаб дивизии. Привел их в сопровождении конвойных в городской сад, где стояла наша палатка, и под усиленной охраной продержал до утра, несмотря на их угрозы меня разжаловать и расстрелять. Утром лично доложил полковнику Волкову о случившемся.

При очередном инструктаже полковник, который говорил о важности несения службы ночью, поблагодарил за вчерашнее и наказал – на таких «военных» обращать особое внимание. И закончил: «Ночью вами была поймана крупная рыба – шпион и диверсант».
Впоследствии часть, где служил Г.И. Ужахов, была переброшена к Ростову-на-Дону. Развернулись кровопролитные бои, но сдержать напор немецко-фашистских войск не удалось. Они вышли к Дону, форсировали его и в июле захватили Ростов.
Красная Армия отходила на юг, к предгорьям Главного кавказского хребта. Лейтенант Гамид Ужахов тогда недолго прослужил в городе Грозном, где возглавил военкомат, который был расположен в кинотеатре «Челюскинцы».
Затем по распределению командования он попал служить в 63-ю кавалерийскую дивизию 4-го Кубанского кавалерийского корпуса, которая отдельно действовала в ногайских степях (комбригом был Белошниченко).
Третий эскадрон, где служил Гамид Ибрагимович, отбивал врага по всей голой степи. Укрыться с лошадьми было негде. Не было кормов для лошадей, да и для солдат подвоз продовольствия был затруднен. 2 декабря 1942 года лейтенант Г.И. Ужахов получает приказ отбить у немцев населенный пункт Ага-Батырь. Видимо, командование расчитывало из-за образовавшегося здесь клина обеспечить оперативный простор для армии. Много солдат погибло в том жестоком бою, но окончания сражения доблестный воин не увидел, т.к. был ранен (это было первое его ранение) и отправлен лечиться в глубокий тыл – в Армению, в город Кировокан.

ПОСЛЕ лечения, в 1943 году, он был направлен в Закавказский военный округ, в город Тбилиси, а оттуда в Москву – в офицерский полк. Здесь, в Москве, он участвовал в историческом военном параде 7 ноября 1943 года.
После парада уже побывавший в боях командир вновь оказался в своей 63-й дивизии и был распределен в 223-й полк. Эта дивизия к этому времени участвовала в тяжелых и кровопролитных боях на Украине. «Особенно нам не повезло, когда отбивали у врага Капитоновку, – вспоминал ветеран. – Наших здесь полегло немало. Я потерял почти весь свой пулеметный взвод. Рядом со мной сражался командир эскадрона. Вместе рубили фашистских гадов, радовались, что бой выигрываем… В это время я увидел, как убили командира эскадрона Зотова… И сам я был тяжело ранен. За этот бой меня наградили орденом Красной Звезды.
За давностью лет я многое позабыл, но навсегда в памяти запечатлелись ожесточенные сражения за освобождение Украины. Помню, как за форсирование Днепра был представлен к званию Героя Советского Союза, но наградной лист вернули из штаба с резолюцией в правом углу: «Следующий подвиг приурочить к этому представлению». Это не в первый раз возвращали мои наградные листы без подписи, не раз обделяли наградами. Но для меня главным было защитить свою землю и семью от порабощения…
Свое третье ранение я получил, когда в эшелоне добирался в запасной полк, который стоял в городе Куйбышеве. Эшелон тогда подвергся бомбардировке фашистской авиации».
Госпиталь и новое назначение – 27-я дважды Краснознаменная ордена Богдана Хмельницкого имени СНК Украины кавалерийская дивизия, которой командовал генерал Х-У.Д. Мансуров. Он очень тепло принял лейтенанта Г.И. Ужахова и предложил ему стать своим адъютантом. Но прошедший через огонь сражений и смерти товарищей, трижды раненый воин рвался в бой. Его направили в Перемышльский гвардейский полк.
В одной дивизии с ним служили и довоенные друзья по городу Грозному братья Ахтаевы. Старший – подполковник Абдулла Токазович – был начальником штаба, а младший – капитан Абдул-Вахаб Токазович – командовал эскадроном. Легенды о мужестве, о храбрости, о смекалке братьев ходили по всей дивизии. Когда Советская армия вышла на границу с Польшей, подполковник Ахтаев погиб с оружием в руках, защищая штаб. Капитан Ахтаев тоже погиб, идя на выручку попавшему в окружение лейтенанту Ужахову. Последние его слова были обращены к другу: «Передайте лейтенанту Ужахову, что я шел ему на помощь»…
Так, теряя друзей, шел по дорогам Европы воин, неся на своих плечах всю тяжесть военных будней. На военных дорогах случались и незабываемые встречи. Для командира 3-го эскадрона 7-го Перемышльского полка гвардии лейтенанта такой стала встреча с командующим первого Украинского фронта Иваном Степановичем Коневым. Она подробно описана в воспоминаниях Макки Гамидовны Ужаховой-Долаковой по рассказам ее отца.
«После небольшого отдыха в Польше – снова в бой, – писал в своих записках фронтовик. – Мы освободили Чехословакию и, как предсказал маршал Конев, били врага на его территории. Не могу забыть переправу через Одер. От взрывов снарядов, гула моторов, криков лопались барабанные перепонки. Со своим взводом я первым одолел Одер и во второй раз был представлен к званию Героя Советского Союза…
Ожесточенные бои шли уже на подступах к Берлину. В 40 километрах от него я был ранен уже в четвертый раз и вывезен в тыл – на Украину, в город Киев, где лечился в госпитале 15-33. После лечения меня отправили в Казахстан, где в ссылке томилась моя семья. Я так и не узнал, чем закончилось мое второе представление к званию Героя Советского Союза…»
Помнить о подвигах старших поколений, на чьи героические судьбы пришлась Великая Отечественная война, – наш долг перед ними. И пусть в большинстве случаев Родина так и не оценила по достоинству их боевые заслуги, для нас они навсегда останутся подлинными героями страшного военного лихолетья. Вечно пребудет в пантеоне благодарной народной памяти и имя Гамида Ибрагимовича Ужахова.

Ахмет ГАЗДИЕВ