Правда длинною в жизнь

Недавно российская общественность отметила скорбную дату – 76 – летие депортации ингушей и чеченцев в Казахстан и Среднюю Азию. С каждым днем меньше становится среди нас свидетелей истории, переживших бесправие и ужасы глобальной несправедливости, на своих плечах вынесших все тяготы и невзгоды тех суровых лет. До сих пор никто не может ответить: за что были высланы наши предки? Причины и обвинения, которые были выдвинуты в феврале 1944 года, иначе, как бредом сумашедшего назвать нельзя. Судите сами: ингушей обвиняли в сотрудничестве с оккупантами ?! Но при этом никто не говорил, что Красная армия, отстояв под Малгобеком и Моздоком кавказские рубежи, не пропустила фашистов к грозненской и бакинской нефти, что именно с ингушской земли началось отступление захватчиков в свои пределы. На незначительной территории малгобекского района, оккупированной фашистами небыло населения и сотрудничать с захватчиками было просто некому. Это самое главное и самое существенное доказательство, потому, что весь ингушский народ, стар и слад работали на оборону нашей страны, ничего не жалея ради общей победы.
Каждый раз, когда приходится поднимать эту тему, я вспоминаю Махмуда Ужаховича Полонкоева (Дала гешт долда цун), который в годы войны был председателем ачалукского райисполкома. – Это был небывалый подъем. Все население района и республики в целом делали все, что было возможно ради победы. Люди строили оборонительные сооружения, противотанковые рвы, копали окопы, собирали продукты и теплые вещи для солдат и офицеров нашей армии. Я горжусь своими земляками, многие их которых погибли в ходе оборонительной операции под Малгобеком, и наша совесть чиста- говорил Махмуд Ужахович.
В конце 1944 года Государственным Комитетом Обороны СССР была учреждена медаль за «Оборону Кавказа», но те, кто был достоин этой награды не менее чем, защитники Отечества в погонах, были раскиданы по бескрайним просторам Казахстана и Киргизии…
Тяжелее всего, в первые годы изгнания, было детям. Голод, холод, гибель родителей и болезни унесли немало детских жизней. Но тяга к жизни и вера в Аллаха были сильнее смерти.
В этом материале я хочу рассказать о нашем современнике, человеке, выжившем в те годы вопреки судьбе.
Баширу Тугановичу Шанхоеву 74 года. Он родился в голодном 1946-м, выжил на зло судьбе, и выстоял в самое тяжелое для народа время.
Украденное детство

  • Моих родителей и близких депортировали из Насыр-Корта. После почти месячного пути они попали в Кустанайскую область. Я родился 14 апреля 1946 года в поселке Чеховка Федороского района. Из своего раннего детства помню, что всегда хотелось кушать. Это было очень тяжелое для депортированных ингушей время. Ни еды, ни одежды, ни условий для сносной жизни у людей небыло. Несмотря на все трудности, наши старшие трудились наравне со всеми в колхозе. Они не жаловались и никогда ни у кого ничего не просили, потому, что тяжело было всем, но спецпереселенцам было труднее всех, потому, что обживаться на новом месте всегда трудно, а когда для этого нет никаких условий – намного тяжелее – вспоминает Башир Шанхоев.
  • По воспоминания старших в те годы, в Кустанайской области случались недороды урожая, людям приходилось еще туже «затягивать пояса».
  • И это было. Но я хочу сказать, что наши родители и все старшие, независимо от национальности, жалели нас, детей, старались, чтобы мы были сыты и обуты. Тогда, в детские годы я этого не понимал, чего это им стоило. Много людей умерло от голода и болезней. Условия же были таковы, что зимой умерших похоронить было невозможно. Выкопать могилу в промерзавшей на несколько метров земле, обессиленным людям было не под силу. Умерших людей относили в сараи и складывали там до наступления тепла. Современному человеку трудно в это поверить, но так было. Только став немного старше я начал понемногу понимать происходящее, но никто не мог мне ответить, за что нас так наказали. В нашем поселке жили известные в народе богословы, которые вселяли в людей веру в справедливость, своим примером призывали к терпению и стойкости. Их уважали за нравственную чистоту и брали с них пример. Соседи, независимо от национальности помогали друг другу в радости и горе, не делились на национальности и религию. В депортации умерли наш дедушка и его жена, сестра, двоюродный брат. Все они покоятся на кладбище в Чеховке.
  • Кроме ингушей кто еще жил в Чеховке?
  • В нашем классе учились казахи, немцы, украинцы, чеченцы, мордвины, русские. Мы жили дружно, и сколь-нибудь серьезного конфликта между нами я не помню. Ходили в обносках, жили впроголодь, зато, как теперь говорят, были чисты душой.
    На Кавказ!
    С началом освоения Целины жить стало немного легче, а вскоре, после смерти Сталина вайнахам разрешили вернуться на Кавказ. 13 июля наш состав тронулся в путь. Мне было 13 лет, когда наша семья переехала в Ингушетию. Это был 1959 год. Нас везли в пассажирских вагонах. На остановках люди устраивали на перроне ловзар. Это была выстраданная 13-ю годами бесправия искренняя радость. Все были счастливы, и путь домой не казался длинным.
    -А как вас встречала Назрань?
    -Кругом царило запустение. От преждних «хозяев» остались только горы мусора и грязи, но люди были рады вернуться в отчий край и обустраивать свою жизнь на земле отцов.
    -Как складывалась Ваша жизнь на Кавказе?
    -Я окончил школу, отслужил три года в армии. После демобилизации пошел работать в совхоз «Назрановский» зоотехником. Затем перешел в насыр-кортское ГРСП, и 18 лет работал директором этого сельхозпредприятия, до выхода на пенсию в 2008 году. Жили, как все. Работали, обустраивались, растили детей. Легко никогда небыло. Сельский труд не регламентируется временем. Мне нравилась моя работа, которой я отдавался целиком.
  • А после выхода на пенсию?
  • Я привык с юношеских лет к работе на земле, и после выхода на пенсию завел личное подсобное хозяйство, и работаю до сих пор. Держу крупнорогатый скот, овец, есть дойные коровы. Мне нравится мое дело, я никогда от такой работы не устаю, хотя надо ежедневно чуть свет ехать на ферму и ухаживать за животными. Выращиваю пшеницу.
  • труд на земле всегда был нелегким делом и без призвания к этому достатка не нажить. У вас есть перспективы для развития своего подсобного хозяйства. Будь у вас средства, чтобы Вы предприняли?
  • У нас немало трудолюбивых людей. И помощь государства, конечно, была бы кстати. Сельскохозяйственный труд надо рассматривать через призму воспитания личным примером. Мой сын пошел по моим стопам. Развитие фермерских хозяйств – насущная необходимость. Не говоря уже о необходимости производства своего продовольствия, овощей и фруктов. Когда человек ощущает поддержку, он понимает свою нужность обществу, и работает еще лучше. Ведь ни для кого не секрет, что мы потребляем молочные продукты из Краснодарского края, мясо из Калмыкии, мука – ставропольская, овощи из Дагестана, Кабардино-Балкарии и других регионов. А почему бы не производить все это у себя? Чтобы понять пользу от своего производства не надо быть большим философом. Элементарно: деньги, которые уходят в другие регионы остались бы в Ингушетии, и цены бы не кусались. Я не экономист, но понимаю, что лучше все необходимое производить у себя, а излишки продавать в других регионах.
  • А Вы лично чтобы сделали при возможности?
  • Я расширил бы свое хозяйство. У меня есть, где держать на откорме скот, есть в достаточном количестве корма, и если сейчас я держу 30 животных, то после расширения мог бы содержать в два раза больше. Для примера, у меня 11 дойных коров. Молоко, как теперь принято говорить, экологически чистое. Цены не загибаю. Люди берут, и излишков не остается. Я бы мог расширить дойное стадо, производить еще больше натуральных молочных продуктов на пользу людям. Это только одно из возможных направлений. Есть еще резервы, но нет средств.
    … Башир Шанхоев ни у кого ничего не просил, и всего добился своим трудом. Нет у него хоромов, для езды он использует видавшие виды вазовскую «шестерку», и его умеренность в жизни – пример честного подхода человека к реальной действительности, без рвачества, и жажды наживы.
  • Башир набожный мусульманин, и порядочный, честный человек – говорят о нем знающие его люди, и в этом высшая похвала. Выжив в нечеловеческих условия депортации он не потерял веру в справедливость, не искал легких путей, а работал с верой в лучшее будущее. Вместе с супругой они воспитали достойными людьми пятерых детей. У героя нашего очерка немало поощрений за хорошую работу. Он имеет звание «Заслуженного работника сельского хозяйства РИ», и не обольщается достатком. Хлебосольный хозяин и строгий отец семейства приучил своих детей к честному труду. В это его правда, правда длинною в жизнь. Несмотря на почтенный уже возраст он полон сил и желания работать на благо общества. Про таких людей говорят – «соль земли», и хочется пожелать ему здоровья и сил еще на многие годы.
    М. Ханиев