Спасибо, доктор

В последнее время многие, в том числе и я, пишут о врачах. Сейчас как никогда есть повод о них вспоминать, благодарить, стараться им самим помочь.

Вспомнила всех своих родственников-врачей и сама удивилась, насколько их много. Я уже даже не разделяю по какой линии родственники, просто делю на тех, кто мне близок и кто просто знакомый. Иногда человек мне бывает особенно близок. Например, Хатимат Галаева. Я называю её Хатик, именно потому, что чувствую её как сестру. Я знаю, что всегда могу к ней обратиться и она даст правильный совет или сама вызовется помогать.
Это удивительный человек. Может быть очень ранимой родственницей и может быть очень стойким врачом. Она много лет работает анестезиологом в ИРКБ и поэтому многие её знают. Она из тех врачей, которые не считаются со временем суток, со своими собственными проблемами и своими болезнями, когда речь идёт о спасении жизни других. Не раз бывало, что кто-то рассказывает о ней с восторгом и благодарностью, не подозревая, что мы родственники, и это бывает приятно, не скрою.
Но я хотела бы сказать немного другое. Сейчас люди столкнулись с ситуацией, когда врачи иногда просто бессильны. Конечно, когда кто-то теряет близких, это вызывает злость в первую очередь на врачей. Мало кто задумывается, что в равной ситуации с ними и сами врачи, и их близкие.
Слишком много испытаний выпало на долю моей сестрёнки Хатик в последнее время. Я думаю, возвращать к жизни самых близких для себя людей врачу, который прекрасно понимает положение дел, морально безумно трудно. Она потеряла отца, которого вернула к жизни после инсульта, потеряла супруга, которого лечила, сама будучи тяжело больна, и она борется за жизнь сына.
Я хочу пожелать всем врачам, всем медсёстрам, всем-всем, кто думает прежде всего о людях, о своём профессиональном долге, счастья, здоровья и долгих лет жизни. Я хочу пожелать, чтобы среди вас не осталось людей, порочащих вашу благороднейшую профессию. А нам (не медикам) я бы хотела пожелать, чтобы в любой ситуации за работником в белом халате мы видели прежде всего человека.

Зарема Амерханова