СВЯЩЕННАЯ ПАМЯТЬ СТАЛИНГРАДА

СТАЛИНГРАДСКАЯ битва охватила огромную территорию нашей страны, превышавшую по своим размерам 100 тысяч квадратных километров. В ней было задействовано в общей сложности около двух миллионов человек с обеих сторон, до двух тысяч танков, примерно столько же самолетов и до 26 тысяч орудий и минометов. Эти цифры дают нам представление о масштабах сражений, ставших ключевыми в период Великой Отечественной войны.
Плечом к плечу сражались за Сталинград представители всех народов многонациональной страны. Наравне с другими образцы мужества демонстрировали и бесстрашные сыновья ингушского народа. Имена этих бессмертных героев вошли в энциклопедию «Сталинградская битва 1942-1943 гг.», изданную в 2008 году к 65-летию победы советского народа в Сталинградской битве. Эта энциклопедия стала фундаментальным научно-исследовательским, историческим трудом и уникальным научно-справочным изданием. Она стала данью памяти героев не покорившейся страны, которая повергла гитлеровскую Германию.


День разгрома немецко-фашистских войск в Сталинградской битве в наше время отмечается как День воинской славы России. Не забыт сегодня и подвиг воинов-ингушей. Четыре года назад Волгоградская городская Дума приняла решение присвоить двум улицам Волгограда имена наших земляков – гвардии подполковника Джабраила Дабиевича Картоева и гвардии подполковника Японца Арскиевича Абадиева.
Джабраил Картоев в марте 1942 года был назначен комиссаром штаба 115-й отдельной национальной (Кабардино-Балкарской) кавалерийской дивизии и воевал в ее составе на Сталинградском фронте до октября 1942 года. После того как 115-я национальная кавалерийская дивизия была расформирована, Картоева перевели в 561-й полк 91-й стрелковой дивизии, где он продолжал сражаться с врагом до марта 1943 года сначала в должности помощника начальника штаба по разведке, а затем и начальника штаба полка.
Среди его боевых наград – орден Красной звезды, два ордена Красного знамени, ордена Отечественной войны I и II степени, медали «За боевые заслуги», «За оборону Кавказа», «За оборону Сталинграда», «За взятие Кенигсберга».
Японц Абадиев стал первым командиром
255-го Чечено-Ингушского отдельного кавалерийского полка, а затем командовал одним из полков 115-ой Кабардино-Балкарской национальной дивизии, участвовавшей в обороне Сталинграда. В июне 1942 года национальная конница бесстрашно выступила против 4-й танковой армии гитлеровцев. Немногие уцелели в той кровавой мясорубке…
В 1944 году Японц Абадиев окончил Военную академию им. Фрунзе, затем преподавал в Арзамасской высшей штабной школе. Боевой путь командира-ингуша отмечен двумя орденами Красного Знамени, орденом Отечественной войны и другими высокими правительственными наградами.

ГЕРОИЧЕСКАЯ Сталинградская битва стала одной из страниц славной военной биографии Зелимхана Магометовича Тангиева, уроженца ингушского села Базоркино Назрановского округа Терской области. Он родился 5 мая 1909 года и с детства отличался крепким духом.
Окончив среднюю школу в родном селе, юный Зелимхан отправился покорять Ленинград. Здесь он стал студентом строительно-архитектурного института и запомнился своим однокашникам твердым характером, выдержкой и целеустремленностью. Когда в 1935 году Зелимхан закончил учебу в городе на Неве и вернулся на малую родину, ему почти сразу доверили один из самых ответственных участков работы. В 1936 году молодого ингуша назначили управляющим Чечено-Ингушского Госснабсбыта.
Великая Отечественная война заставила Зелимхана Тангиева учиться военному делу. Оставаться в стороне, когда над его страной нависла серьезная опасность, он не мог. После окончания Владикавказского училища связи Зелимхан добровольцем уходит на фронт. Так он оказался в 255-м отдельном кавалерийском Чечено-Ингушском полку. Лейтенант Тангиев возглавил полковую связь. В то время полком уже командовал подполковник Мавлид Висаитов – чеченец, ставший впоследствии Героем Советского Союза.
В 1966 году в Чечено-Ингушском книжном издательстве вышла книга воспоминаний М. А. Висаитова «От Терека до Эльбы», в которой легендарный командир поведал о боевом пути своего гвардейского полка. Сегодня об этой книге пишут, что ее издание осуществлялось под зорким оком Чечено-Ингушского обкома КПСС и комитета по охране тайн в печати. В условиях столь строгой цензуры автору не удалось передать в своих воспоминаниях всю правду о войне, поэтому он облачил их в допустимую для того времени форму.
Тогда еще были живы командиры и воины 225-го Чечено-Ингушского кавалерийского полка и 28-го кавалерийского полка, которыми командовал Мавлид Висаитов. Многих из них, в том числе и Зелимхана Тангиева, ему все же удалось упомянуть в своей книге, несмотря на то, что в ту пору еще продолжали умаляться боевые заслуги участников Великой Отечественной войны из числа чеченцев и ингушей. Время было такое, когда подвергались забвению подвиги и заслуги выдающихся героев, чьи народы были подвергнуты сталинскому геноциду…
По этой же причине в книге не был показан психологизм поведения воинов ингушей и чеченцев в боевых условиях. Объявив газават фашистам, вдохновляя себя громким исполнением зикра, кавалеристы ураганом устремлялись в атаку, гибли, но стояли насмерть. Под грохот бомб и взрывы артиллерийских снарядов отбивали они бешеные атаки немецких танков и мотострелковых подразделений и, отправляясь навстречу смерти, читали отходную молитву – Ясин…
255-й Чечено-Ингушский кавалерийский полк участвовал в самых ожесточенных боях на Сталинградском фронте, отмечает известный писатель и историк Саид-Хамзат Нунуев. «Кавалеристы воевали против танковых соединений, – пишет он. – Трудно в это поверить. Но это абсолютная правда. Конники не только уничтожали вражеские танки, но и брали их в качестве трофеев и пригоняли в расположение наших войск.
Однажды неожиданным налетом конные разведчики захватили одиннадцать танков, но в живых остался только один немецкий танкист, которого вместе с танком привели разведчики. Другие трофеи пришлось вывести из строя.
Сотни солдат и офицеров пали в тех жестоких боях, но полк ни разу не отступил перед врагом. И сегодня в братских могилах под Сталинградом, в степях Калмыкии покоится прах героических сынов чеченского и ингушского народов».

ЗЕЛИМХАН Тангиев, как и все его соплеменники, мужественно и бесстрашно сражался с врагом. 12 сентября 1943 года командование представило его к ордену Отечественной войны второй степени. Вот строки из наградного листа ингушского героя: «Тов. Тангиев З.М. боях на р. Миус за Ново-Бахмуцский произвел окапывание линий связи между дивизионами, штабом группы ПП и штабом дивизии и этим самым обеспечил бесперебойное управление огнем своего полка на весь период боя. Во время всего боя находился на ЦТС и обеспечивал централизованное управление огнем полка. При передвижении боевых порядков вперед сам лично под артиллерийским, пулеметным обстрелом и бомбежкой авиации, наводил телефонную связь второго положения, следуя непосредственно за пехотой.
В районе балки Зеленая тов. Тангиев был ранен в голову осколком снаряда, но не покинул своего поста до тех пор, пока командир части не приказал ему выбыть в тыл. Не дождавшись полного излечения, тов. Тангиев снова вернулся в строй и продолжал отлично работать.
За весь период с 18 августа по 10 сентября тов. Тангиев обеспечивал бесперебойную связь внутри дивизионов и с пехотой и этим самым обеспечивал своевременное выполнение задачи полка…»
Позже на гимнастерке защитника Родины появился орден Отечественной войны первой степени и другие боевые награды. Он шел фронтовыми дорогами до самого Победного Мая 1945 года и окончил войну в звании капитана. В 1946 году Зелимхана Магометовича Тангиева назначили военным комендантом города Бийска. В конце сороковых он покинул Алтайский край и отправился на поиски своих родных, которые, как и весь ингушский народ, пережили чудовищную сталинскую депортацию и оказались вдали от своей горной Родины.
В Казахстане бывший фронтовик стал начальником заготовительного отдела смешанной торговли, а в последующий период, вплоть до восстановления Чечено-Ингушетии, работал начальником лесобазы в киргизском городе Кант, что близ Фрунзе.
С 1958 года Зелимхан Тангиев трудился начальником леспромхоза Лесовинского района Пермской области. Находясь далеко от родных мест, он не терял связи с Чечено-Ингушетией и помогал ее становлению. Герой военной поры, Зелимхан Магометович и в мирное время не растерял своего боевого запала. Уйдя на заслуженный отдых в 1976 году, он продолжал служить своему народу. Принимал участие в ингушском национальном движении за восстановление Ингушской автономии, выступал за территориальную реабилитацию ингушского народа.
Как и многим лучшим сынам Ингушетии, Зелимхану Тангиеву не довелось дожить до восстановления ингушской государственности. В 1989 году он ушел из жизни и был предан земле на родовом кладбище в селе Базоркино (Чермен).
Бесстрашный воин-орденоносец, горячий патриот своего народа, немало потрудившийся во имя созидания, Зелимхан Магометович встретил на жизненном пути немало тягот и испытаний. Но эта была судьба, высветившая в нем все грани национального ингушского характера.
Он был настоящим горцем, одним из тех, кто по праву может служить примером для новых поколений, которые вырастут на древней ингушской земле.

Ахмет ГАЗДИЕВ

На снимке: гвардии капитан Зелимхан Тангиев