ТРАГИЧЕСКИЕ СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ИНГУШСКОГО НАРОДА

Научный семинар «Депортация: историческая память народа в лицах и фактах», посвященный 76-й годовщине сталинской депортации ингушского народа, прошел в минувший вторник в Ингушском научно-исследовательском институте гуманитарных наук им. Ч.Э. Ахриева. Наряду с представителями общественности и ведущих средств массовой информации республики, в этом семинаре, подготовленном отделом социально-политических исследований, принимали участие депутат Народного Собрания Республики Ингушетия Жансурат Аушева, заместитель директора Ингушского государственного музея краеведения им. Т.Х. Мальсагова Заретхан Плиева, заместитель генерального директора по научной работе Национальной библиотеки РИ им. Дж.Х. Яндиева Марет Плиева, главный специалист отдела национального образования Министерства образования и науки РИ Адам Ганижев, специалист-эксперт ОВР ОМПО УРЛС МВД РИ Малика Богатырева, а также пресс-секретарь Миннаца РИ Фатима Мислаурова.

РЕПРЕССИРОВАННЫЕ сталинщиной народы прошли через тяжелейшие испытания и утраты. Страшное преступление против целых народов представили, как защиту безопасности страны, распространив и угнездив в сознании людей миф о неблагонадежности высланных народов. Вслед за физической расправой началось уничтожение памяти о народах, подвергшихся сталинскому геноциду, уничтожались культурные и исторических памятники, книги, архивы, рукописи, фольклорные тексты, книги и рукописи на национальном языке, литература и периодические издания с любыми упоминаниями об этих народах. 23 февраля 1944 года молох сталинских репрессий обрушился на ингушский народ.

Документы, связанные с депортацией, длительный период находились под грифами «Совершенно секретно» и «Разглашению не подлежит», поэтому до настоящего времени эта тема остается малоизученной в отечественной истории. Между тем, у участников научного семинара, состоявшегося в ИнгНИИ гуманитарных наук, была возможность ознакомиться с уникальными архивными материалами, оказавшимися в распоряжении научных сотрудников института. На протяжении многих лет они ведут поиск документов, связанных с периодом депортации ингушского народа, в архивах нашей страны, а также Казахстана и Средней Азии, накопив за это время огромный пласт материалов, проливающих свет на самые трагические страницы истории ингушского народа. Среди них – фотодокументы периода депортации, личные дела разных категорий выселенцев – мужчин, женщин, а также воспитанников детских домов, копии оригиналов отдельных документов по их хозяйственно-трудовому и правовому положению.

Работу научного семинара открыл доклад заведующей отделом социально-политических исследований Лейлы Арапхановой «Личное дело выселенца как исторический источник по изучению режима спецпоселения». Как отметила докладчик, среди исторических источников все большее значение приобретают архивные документы, значительная часть которых на протяжении многих десятилетий оставалась под грифом секретности. Особый интерес вызывают массовые официальные документы о гражданах, которых в составе целых народов депортировали в годы Великой Отечественной войны в Среднюю Азию и Казахстан.

После распада советской системы источники содержащие информацию об их жизни на поселении остались за пределами России. Лишь незначительная часть из них была передана в 1957 году в архивы ЧИАССР и других восстановленных автономий народов, в частности балкарцев, карачаевцев, калмыков и других. Повышенный интерес к изучению политики репрессий посредством изучения личных дел выселенцев вызван в первую очередь в связи с появлением возможности их изучения после рассекречивания и малоизученностью истории повседневности.

Согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 9 октября 1951 года немцев, чеченцев, калмыков, ингушей, балкарцев, карачаевцев, греков и крымских татар поселили в Казахстане и Средней Азии навечно. Об этом под расписку объявлялось каждому спецпоселенцу лично.  Детей выселенцев также по достижении 16 лет также ставили на персональный учет, заводя на них личное дело. Анкеты на вновь учитываемых составлялись при участии одного из родителей, если таковые имелись.

Лейла Арапханова обратила внимание участников научного семинара на то, что уникальность личных дел спецпереселенцев как исторического источника заключается в том, что они являются архивными документами, содержащими точную информацию о каждом его представителе, живущем по заранее прописанным государством регламентированным правилам и нормам поведения.

Формирование личного дела выселенца являлось для спецкомендатур одной из основных функций. Его ведение продолжалось в течение всего периода нахождения спецпоселенца в депортации, потому кроме определенных нормами в дело подшивались все документы.

Ведение личных дел спецпереселенцев было обязательным. Для этого в  Казахстане были созданы 429, в Киргизской ССР – 34 районных и 79 поселковых спецкомендатур НКВД. Для оперативно-чекистского обслуживания и контроля над всеми действиями спецпереселенцев был создан «агентурно-осведомительный аппарат» в количестве 7262 человек, в том числе: резидентов – 123, агентов – 215 и осведомителей – 6 924.

Лейла Арапханова подробно остановилась на анализе личных дел спецпереселенцев. Такой анализ позволяет группировать их по двум категориям документов, к первой из которых относятся документы, указанные в инструкции как обязательные, и, следовательно, содержащиеся в каждом личном деле. Ко второй категории относятся документы и материалы, присутствующие не в каждом личном деле, но в значительной степени отражающие правовое и хозяйственное положение спецпереселенцев в условиях особого режима. Их также можно обнаружить во многих делах.

Вторая группа документов, содержащаяся в личных делах выселенцев, отражает широкий круг прав и проблемных вопросов, с которыми сталкивались спецпоселенцы. Именно по этим документам можно судить о положении депортированных граждан в условиях тотального контроля за их жизнью и о реальном функционировании режима спецпоселений. Автобиографии, вошедшие в личные дела спецпереселенцев, на сегодняшний день являются содержательным информационным источником жизни нескольких поколений депортированных.

Второй доклад, прозвучавший на научном семинаре, касался вопросов, связанных с адаптацией ингушей к местным условиям в период депортации. Выступила с ним старший научный сотрудник ИнгНИИ им. Ч.Э. Ахриева. Тамара Яндиева. Последствия депортации были тяжелыми для принудительно переселявшихся, отметила она. Наносился ущерб генофонду народов, подрывался авторитет самого государства и власти. Ощутимым был ущерб для экономического сектора регионов проживания, подвергшихся депортации. Большие трудности испытывали аграрная сфера, временно выключался из экономического потенциала страны огромный земельный массив. Потерпела ущерб культура народов. Пришла  в упадок налаженная в районах    постоянного проживания система здравоохранения, образования. Утрачивались трудовые навыки и сложившиеся вековые обычаи и традиции народов. Спецпереселенцам пришлось испытать лишения, связанные с трудностями адаптации, то есть интеграции в экономику новых районов проживания в условиях военного времени.

Депортированные народы, поставленные в унизительное положение  изгоев, на местах влачили жалкое существование. Выжить в этих невыносимо трудных условиях, сохранить свое национальное лицо, спасти от гибели свою культуру и традиции им помог высокий гуманизм, заложенный в национальных культурах народов, бескорыстная помощь и поддержка, братская солидарность и человеческое сострадание казахов, киргизов и представителей других национальностей.

В своем докладе Тамара Яндиева на конкретных примерах напомнила, что процесс адаптации  ингушского народа, их интеграция в  местный реальный социум протекали очень сложно. В тот период местное население Казахстана и Средней Азии и само столкнулось с большими проблемами. Это было связанно с войной, весь экономический потенциал работал для нужд фронта. Люди испытывали голод, нужду и огромные проблемы во всех сферах жизнедеятельности. Усложняло процесс адаптации и то, что  депортированные не знали  русского языка, ровно как не знали его и казахи.

Большой трагедией сталинская депортация стала и для тех ингушей, которые в это время сражались с немецко-фашистскими захватчиками на всех фронтах Великой Отечественной войны. Часть из них была отправлена на лесоповал в Ивановскую область, где находилась почти до 1946 года, но большинство солдат были депортированы с фронтов и сосланы к своим родным и близким в места их переселения. К ним представители власти относились точно так же, как и к остальным, несмотря на их заслуги перед Отечеством. В то же самое время многие наши земляки меняли национальную принадлежность, чтобы остаться на фронте и в последствие дошли до Берлина.

– Мне бы хотелось рассказать о двух фронтовиках, депортированных в Павлодарскую область, личные дела которых мы обнаружили в архиве Павлодарского обкома Компартии Казахстана, – сказала Тамара Яндиева. – Первый из них – Куриев Джабраил Джамалдинович, родившийся в селе Барсуки  в 1922 году. Он был призван  на фронт в июне 1941года, в партию вступил в 1944 году. Воевал в 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта. Куриев находился в армии вплоть до 1946 года, затем был отправлен к родным в Павлодарскую область. В 1947 году Куриева исключили из партии за утерю партбилета и неуплату членских взносов. И пять лет назад, когда мы обнаружили его личное дело, мы еще не знали , что этот человек представлен  был к званию Героя Советского Союза. Буквально недавно сотрудники ингушского Государственного архива обнаружили документ, в котором отмечается: «За героизм и отвагу, проявленные при форсировании  реки Западная Двина, старший сержант Джабраил Куриев был представлен к званию Героя Советского Союза».  Это было в июле 1944 года.

Другой фронтовик Коригов Муртазко Шовхалович родился в городе Грозном в 1916 году. Он окончил пединститут, был секретарем РК ВЛКСМ. В 1943 году Коригова призвали на фронт, и в этом же году он вступил в партию. Будучи командиром пулеметно-минометной роты, Куриев участвовал в битве за Сталинград и Москву. Но, несмотря на его заслуги, он, как и все ингуши, был депортирован в 1944 году. В депортации занимал довольно ответственные должности на комбинате Майкаин-золото. Был прорабом, заведующим производственного и материального склада, заведовал складом  Экибастузского заготзерно.

Завершая свой доклад, Тамара Яндиева подчеркнула, что ингушский народ, как и другие репрессированные народы Совесткого Союза, не исчез и не сошел с исторической арены после трагедии 1944 года, прежде всего, благодаря силе духа, сплоченности и жизнестойкости, унаследованной от своих предков. Именно эти качества, передающиеся поколениям по эстафете, помогли ингушам устоять и в условиях катастрофических последствий событий осени 1992 года. Ингушский народ, понесший в ХХ веке огромные человеческие жертвы и материальные потери, отнюдь не озлобился, а строит свое настоящее и будущее в составе Российской Федерации.

В ходе научного семинара прозвучала мысль о том, что изучение проблем депортации народов, а также их реабилитация далеко не завершены. В этой связи необходимо активизировать работу ученых, применяя новые подходы и решая конкретные задачи, нацеленные на то, чтобы будущие поколения были защищены от подобных трагедий. Очень важно знать правду о депортации народов, необходимо осмысление ее последствий. Особую актуальность все эти вопросы имеют с учетом того, что даже в наши дни продолжаются попытки оживить надуманные обвинения в адрес народов, переживших сталинский геноцид. Об этом свидетельствуют сочинения некоторых публицистов, пытающихся оправдать тоталитарный режим и депортацию народов как карательную меру. Подобные сочинения носят односторонний и субъективный подход, зачастую имеют откровенно спекулятивный характер.

Необходимо решительно осуждать высказывания, провоцирующие межнациональную напряженность и способные подорвать единство народов, проживающих на территории Российской Федерации, а также продолжать всестороннее и объективное изучение всех белых пятен в нашей истории. Кроме того, необходима экспертиза публикаций, освещающих межнациональную сферу. Положительные результаты в решении существующих острых проблем могло бы принести проведение различных мероприятий на федеральном и региональном уровне, направленных на поддержку высланных народов.

После докладов ученых возможность высказаться была предоставлена всем желающим. Во многих выступлениях, прозвучавших на научном семинаре, подчеркивалась важность сохранения исторической памяти ингушского народа и изучения всех аспектов тех ужасающих национальных трагедий, в эпицентре которых оказывался наш народ. Это важно для ныне живущих и будущих поколений. Депутат Народного Собрания Республики Ингушетия Жансурат Аушева, в частности, подчеркнула, что у ингушей никогда не найдут понимания звучащие время от время в их адрес призывы забыть о пережитом. Память остается не только нашим нравственным долгом перед старшими поколениями, пережившими неисчислимые беды и страдания, но и залогом будущих свершений и побед ингушского народа.

Ахмет ГАЗДИЕВ 

Фото автора