Перейти к основному содержанию

Сила и скромность братьев Колоевых

Два брата наследники богатырской силы, достойно продолжили традиции, заложенные их отцом

Махмуд  и Ахмед Колоевы

Среди Колоевых часто встречались люди, одарённые силой от природы. Были сильны Инал Дошлакхович, Исс Мусаевич, Махмуд Иналович и Ахмед Иналович и др. «Если Исс был в ярости, его сторонились все», вспоминают его с улыбкой. О нём говорили «умом иль ударом», но там, где он, порядок будет всегда.

В этой статье речь идёт о сыновьях Инала, с которым мы знакомили читателей на страницах нашей газеты.

Махмуд был старшим из братьев и сестёр. Родился он в с. Чемульга, которое было основано Ини Аматхановым и Иналом Колоевым в 1900 годах.

В первые годы депортации Махмуд ещё был молодым, а Ахмеду было и вовсе 4 года. Голодное и холодное было время. Не по своей воле повзрослел Махмуд и стал кормильцем семьи, и не только. Не было ни одной ночи, чтобы он не выходил на поиски зерна. Отец, мать, сестры и маленький братишка каждый раз ждали его возвращения с надеждой. Он рисковал жизнью каждую ночь и каждую минуту. Это было время, когда за несколько колосьев зерна на годы бросали в тюрьмы. Его берегли неведомые силы, так же, как он берёг своих соседей, родных и приходил на помощь тому, кто оставался без ужина. Для маленького Ахмеда отец и брат были примером.
Братьев Махмуда и Ахмеда Колоевых отличали мужество и щедрость. К ним в дом шли гости, и знали, что их всегда там ждут.

Житель г. Сунжи Газгиреев Уматгирей вспоминал, как в тяжёлые годы депортации оказался он с братом в зимнюю ночь в Сындыктаве. Их сельчане направили к дому Махмуда. «Во дворе дома стоял высокий человек с мужественным лицом и взглядом «сильного волка», вспоминал Уматгирей. Махмуд, как будто ждав гостей, тут же обратился к ним: «Гостя шлёт Всевышний», и пригласил в дом. Хозяйка дома стала хлопотать на кухне. Они приготовили чаьпилгаш из последнего своего запаса. «Помню, как мы с братом смотрели друг на друга и сдерживали свой аппетит. Мы догадались, что у хозяев не осталось совсем продуктов. И даже в дорогу они положили нам в сумку чаьпилгаш». Внимание, оказанное в самое тяжёлое время, Уматгирей не мог забыть до конца своих дней. Были трудные, голодные времена, но люди берегли друг друга.

Время менялось, люди стали жить лучше. Стали строиться и братья. Подняли стены и как-то едут в лес за брёвнами. Толстые брёвна, которые трудно было обхватить руками, они поднимали с легкостью на машину и везли на пилораму. Там же 5-6 человек смотрели и не верили своим глазам, когда братья перекладывали огромные бревна без суеты. В их жизни, так же как и у отца, бывали интересные истории, связанные с физической силой. Махмуд мог закружить соперника так, что тот терял равновесие и летел». Мог скрутить рога коровы без труда, мог, одной рукой схватившись за рог, перебросить корову на бок, коня опрокидывал, если он копытами бил. Как-то Махмуд положил на круп лошади два мешка весом по 100 кг и выехал на ней без седла. Дорога шла сквозь болото. Лошадь стала тонуть. Пришлось ему и мешки перетащить самому, и лошадь вытаскивать. Его же сдвинуть с места не мог никто, как и его брата.

Услышав о его силе, Инал спросил у сына: «Это правда, что ты сильный. Сможешь меня побороть?»Нет, с отцом нельзя», ответил Махмуд и, подняв своего отца, с лёгкостью перенёс и посадил его на кровать. «Вошин вир, хьо хила хинав!» (Да, ты был и есть!),  ответил Инал.

А в другом пространстве людей удивлял Ахмед. В свои 24 года он поднимал под самый потолок человека, который был весом намного крупнее себя. Как-то в День молодёжи Ахмеда попросили принять участие в соревнованиях, где он победил всех соперников. Не зная правил игры, он, выходя на ринг, опрокидывал каждого. Последний бой состоялся в Акмолинской области с чемпионом Казахстана, которого он так же поборол без труда. В условиях предвзятого отношения к спецпереселенцам, он не оставлял надежды на победу другим. Ахмеду сулили большие перспективы впереди. От Казахстана он мог выступать на значительных форумах страны и зарубежья. Но Ахмеду всё это казалось игрой. Он не стал слушать тренера и не пошёл в профессиональный спорт. Ему в это время было 18 лет.

По возвращении домой, в 1962-ом году, бывшие зрители его поединков вспомнили Ахмеда и решили его привлечь к соревнованиям, которые проходили в ст. Орджоникидзевской. Пришли к нему домой и стали просить выступить на районных соревнованиях в борьбе. Участие принимали профессиональные борцы из Сунженского, Назрановского, Урусмартанов-ского, Грозненского, Веденского районов. Перед Ахмедом предстали титулованные спортсмены с различными разрядами. Спрашивают Ахмеда о статусе, а в это время голос из зала: «Ковёр покажет!» По весовой категории Ахмед не добирал и, чтобы он мог выйти на ковёр, вместо него на весы встал Ваха Белхароев  председатель алхастинского сельсовета. Так и выступил Ахмед Колоев под его фамилией. Ахмеду было не до приёмов, он за несколько секунд выходил победителем. Вскоре последовало ещё одно приглашение на соревнование. Пригласили и чемпиона республиканского уровня. С ним вступить в бой не решался никто. Зал был полон. Все пришли посмотреть на бой сына Инала. Это немного коробило Ахмеда. Но удача снова была на его стороне. Зал скандировал стоя. Вручили ему звание, дали значки. Всё это Ахмед отдал мальчишкам, которые толпились у дворца, и ушёл по своим делам.

Ахмед с улыбкой вспоминал, как его соперник из с. Ведено принял его у себя дома как дорогого гостя. В Сунженском районе Ахмеду часто рассказывали о проделках его отца Инала, о том, что внешне он очень похож на него.

«Ахмед, конечно, потряс всех. Нам ведь, вернувшимся из депортации ингушам, не давали работу. Увидев бой Ахмеда, Герой Социалистического труда Емельянов тут же пригласил его на работу», вспоминал видный общественный деятель Султан Хамчиев.

Сыновья Инала Махмуд и Ахмед достойно продолжили традиции, заложенные их отцом. Махмуда уже нет в живых. Он был красивым от природы, интеллигентным, сильным и добрым. Его жизнелюбивые слова вспоминают с улыбкой родные: «Вал ха кхачалц ваьха ваьха, вала кичча волаш замигасаг ва шоана» (перевод: «Перед вами парень, проживший полную жизнь и готовый умереть достойно!») Махмуд умел быть рядом с людьми, если того требовали обстоятельства, сумел оставить достойных потомков, как того требует жизнь. «Махмуд для меня был образцом культуры в отношениях с людьми, в родственном кругу и даже в одежде, исключительно ингушской», вспоминал его брат.

Ахмед и сам был человеком благородной души. Его ценили и уважали родные и знакомые за скромность и щедрость души. Огромного роста, крепкого телосложения, Ахмед был необъятным в своей доброте до конца дней.

Инал Колоев был феноменальной личностью. Его сила давно обрела нарицательный характер, но не менее интересными были и его сыновья Махмуд и Ахмед, продолжившие традиции силы, доброты и благородства.

Дала къахетам болба.