Перейти к основному содержанию

Негасимый светоч веры

Исламский центр Петрозаводска стал носить имя известного религиозного деятеля Ингушетии Суламбека Евлоева

Суламбек Шахботович Евлоев

Мусульмане Карелии приняли решение присвоить Исламскому центру в городе Петрозаводске имя Суламбека Евлоева — выдающегося религиозного деятеля Ингушетии, который пользовался огромным авторитетом далеко за пределами нашей республики. Примечательно, что нынешний глава мусульман Карелии, муфтий Абдуль-Азиз Дятко — уроженец Беларусии, обладатель «крапового берета» и кавалер Ордена Красной звезды — пришел в ислам в 1997 году в Назрани, произнеся слова шахады в присутствии шейха Суламбека Евлоева. Сегодня он является одним из самых авторитетных богословов в России.

Наверное, каждому человеку выпадает в жизни шанс, если уж не оставить после себя на земле яркий след, то, по крайней мере, сделать что-то полезное для окружающих. К сожалению, не все могут правильно использовать такой шанс. Кто-то бездумно тратит время в погоне за призрачным счастьем, а кому-то не позволяет расправить крылья обычная леность души. Оправдание собственному равнодушию и безучастности можно найти легко. Куда сложнее вопреки всем обстоятельствам, преследующим тебя испытаниям и частым разочарованиям продолжать идти своим путем, той светлой дорогой, которую однажды выбрало твое сердце. Суламбек Шахботович Евлоев прожил всю свою жизнь, повинуясь именно такому выбору.

В делах и поступках этого замечательного человека отчетливо читается готовность брать на себя ответственность — качество, свойственное только сильным духом людям. Все свое существование он подчинил одному стремлению — упорно идти к обозначенным для себя высоким целям. Можно предположить, что вокруг него хватало скептиков, тех, кто, быть может, не всегда понимал его, но Суламбек Шахботович мало зависел от мнения сомневающихся, если брался за какое-то дело. Ему всегда придавало силы осознание того, что плоды его успеха обязательно пойдут на пользу людям. Этим он жил, таким и запомнился людям.

Не обошло Суламбека Евлоева людское признание. Среди его наград, ставших свидетельством и оценкой многотрудного и многолетнего служения народу, — высшая государственная награда Республики Ингушетия — орден «За заслуги», орден ООН «За единение», медаль «Дружба народов» Международной организации «Милосердие», орден Славы 1-й степени за заслуги перед Отечеством и казачеством, орден «За веру и верность». Наряду с другими очень важными и нужными делами С. Ш. Евлоев, признанный духовный лидер, внес огромный личный вклад в возрождение казачества Ингушетии и Юга России. В 1995 году ему довелось возглавить Совет старейшин ФСК РФ по ЮФО, будучи в ранге генерал-майора казачьих войск.

Суламбек Шахботович родился в 1937 году в городе Орджоникидзе. Сталинская депортация, обрушившаяся на ингушский народ в 1944 году, ворвалась в его безоблачное детство страшным смерчем. Как и все дети депортации, он взрослел на далекой чужбине, очень рано познал несправедливость, но научился верить в силу добра. Без этой веры народ и не выжил бы в тех ужасающих условиях, — только она одна и поддерживала ингушей в самые трудные времена.

Семья Евлоевых оказалась в Карагандинской области, в небольшом казахстанском городке Балхаш. К отцу Суламбека, который на родине был уважаемым муллой, люди потянулись и на новом месте — кто за советом, кто за поддержкой. Со временем не потухший в изгнании светоч веры из его рук примет сын и понесет дальше, через всю свою жизнь... Именно Суламбек Шахботович много лет спустя построит в Назрани первую мечеть и именно его изберут первым муфтием Ингушетии после восстановления ингушской государственности в 1994 году.

В далеком Казахстане маленький Суламбек делал первые шаги и креп для будущей большой и праведной жизни, наполненной яркими событиями. Там он получил среднее образование, закончив на отлично школу. Вскоре вслед за этим семья Евлоевых вернулась на благословенный Кавказ, с мыслями о котором жили ингуши все 13 горьких лет. Долгожданная встреча с Родиной вдохновляла на большие дела. Суламбек не стал терять время и сразу же поступил учиться в Северо-Кавказский горно-металлургический институт. Улицы родного Орджоникидзе, согретые ласковым солнцем, были для него уже не смутным воспоминанием о коротком детстве в милом краю, а вошедшей в сердце счастливой реальностью. В такой реальности безумно хотелось проявить себя и свои силы. Учеба в вузе полностью захватила юношу, который чувствовал в себе растущее день ото дня желание быть полезным своему народу, пережившему много утрат.

В 1965 году Суламбек Евлоев с отличием окончил институт и перед ним открылись все жизненные дороги. В последующем он в разные годы работал учителем в Али-Юртовской восьмилетней школе, трудился на руководящих должностях на Назрановском заводе «Электроинструмент», в управлении «Чечингавтодор». Прекрасные технические знания даже принесли ему славу изобретателя. В 1967 году Суламбек Шахботович стал обладателем авторского свидетельства, выданного комитетом по делам изобретений и открытий при Совете министров СССР.

По-настоящему увлеченный своей работой, не оставил он и прежнего стремления к исламским наукам, которое привил ему отец. В те годы наставником С. Евлоева оказался известный исламовед Магомед Оздоев, покоривший его своим мужеством, мудростью и знаниями. Так получилось, что и собственная проповедническая деятельность Суламбека Шахботовича тоже началась еще в то время, когда религия преследовалась государством и за это могли сурово наказать. Тем не менее, следуя своему долгу, он нес свет исламских знаний стремившимся к познанию молодым людям. И делал это в подпольной школе, зная, что в любой момент может подвергнуться расправе.

В 1979 году Суламбек Евлоев втайне от властей начал строить в Назрани мечеть. Нашлись и единомышленники, которые тоже подключились к этому богоугодному делу. Однако довести начатое до конца им тогда не удалось. Когда все выплыло наружу, почти построенное здание храма было конфисковано недремлющими органами, а участники неслыханной по тем временам затеи были взяты на карандаш. Благо, что никому из них не назначили реальный тюремный срок — в стране уже все-таки начинались первые послабления.

Светлые надежды вселяли и последовавшие дальше события. В 1980 году совет по делам религии при Совмине СССР вернул прихожанам мечеть в селе Барсуки. Правда, действовала она недолго — здесь случился пожар, который все уничтожил. Тогда-то верующие и обратились к властям с просьбой возвратить им недостроенное здание. Вскоре вопрос этот был решен положительно и Суламбек Евлоев вместе с теми, кто не предал его, продолжает стройку. В этот же период он настойчиво трудится и над расширением горизонтов своих исламских знаний, становится студентом восточного факультета Ленинградского государственного педагогического института, глубоко изучает арабский язык.

Очень скоро проповеди имама Назрановской мечети С. Ш. Евлоева начинают собирать все большее число прихожан. Он делает все возможное, чтобы в сердцах людей крепли вечные истины, не останавливается перед трудностями и искренне радуется каждому новому всходу на любовно взлелеянной им ниве. Настоящее подвижничество этого неординарного человека запомнилось многим. Хранят о нем память и те жители Пригородного района, которые приходили на его проповеди в Куртатинскую мечеть.

В 1985 году Суламбек Шахботович становится проректором Исламского института, открывшегося в Назрани, много времени и сил посвящает благотворительности, помогая нуждающимся, щедро, от чистого сердца жертвует собственные средства на строительство новых мечетей. Исполненный любовью к Всевышнему, он идет к людям с открытой душой. И вовсе не случайно мой коллега Муслим Барахоев в одной из своих статей сравнил жизнь С. Евлоева с чудесным факелом, осветившим дорогу другим.

— Судьба даровала мне счастливую возможность слушать проповеди этого высоконравственного духовного лидера, — говорит Муслим Салангиреевич. — Он жил по принципу: жизнь — это дар, который нужно разделить с другими людьми. Для него подлинным даром стали знания об исламе, а религия — смыслом жизни. Он прожил свою жизнь, просвещая подрастающие поколения, передавая им всё богатство знаний, накопленных за годы проповедничества. Неустанные молитвы Суламбека Шахботовича Евлоева были об укреплении морали и нравственности в обществе, о сохранении семейных и исламских традиций. В таком же ключе воспитал он и своих восьмерых детей. Вспоминая о его служении духовному возрождению Ингушетии, о жизненном пути и масштабе личности, высоте духа и мировоззренческой позиции, мудрости и природной интеллигентности, я сегодня с огромной горечью говорю о том, что с уходом из жизни С. Ш. Евлоева ингушский народ понес невосполнимую утрату. Но Суламбек Шахботович был верен своей религии, а сущность нашей веры состоит в том, что она придает жизни такой смысл, который не уничтожается смертью...