Перейти к основному содержанию

Доверие села и уважение

О Мациге Колоеве и его потомках

Колоевы из с. Плиево, 1969 год

Селение Кели дало народу ярких представителей в самых разных сферах жизнедеятельности, притом людей, которых ценил народ, а не тех, кто, пользуясь властью и льготами, заявлял о себе.

 

В селении Кели жил Дациг. Отсюда же родом были его предки — Беджильг, Арап, Ханг. К середине 19 века решил Дациг переехать на плоскость в с. Экажево, где уже жили несколько семей Колоевых. Да и к тому времени многие семьи переселялись на равнинные земли.

Здесь, в селении Экажево и родился в его семье сын Мациг, ребёнок, которому суждено было стать добрым духовным наставником и глубоко авторитетным человеком. Рано лишился Мациг родительского тепла. Умерли отец, мать, и родственники по материнской линии (Ажиговы) отвезли мальчика к себе в с. Плиево. Мациг рос трудолюбивым, честным и глубоко верующим. С детства за ним закрепилось имя честного и достойного человека. Уже к юношескому возрасту он был узнаваем, к нему обращались с разными вопросами, он для многих жителей села стал родным. Однако, юный Мациг начал думать о возвращении в с. Экажево. Он попросил главу селения дать ему такую возможность (в те времена глава селения давал согласие и выписывал «документ»). «Я тебе дам лошадь и возможность уехать, но не могу дать согласие покинуть село. Ты нужен здесь. Тебя уважают в селе. И потому тебе придётся нести ответ перед Всевышним и селом за свой уход», — ответил глава. Так и остался Мациг в селе и создал семью, которая идёт по жизни курсом, определённым Мацигом.

Шёл 1865 год. Мацигу было 24 года, когда сельчане решили избрать его тамадой села. Осознавая огромную ответственность, которую на него возлагают, Мациг стал отказываться. С решением найти выход из создавшегося положения, он отправился к глубоко верующему Ибрагиму в с. Ц1а ведин (Ведено) и стал просить совета, как поступить, на что получил ясный ответ, что нельзя идти против воли большинства людей в селе. Мациг, оставшийся на ночлег у Ибрагима, наутро рассказал ему сон о том, что приснился ему Кунта-хаджи, который передал ему оаса (посох) со словами: «Будут разные люди, не отделяй от общества плохих, они запятнают тебя, они сами будут устраняться». Эти слова из загадочного сна Мациг запомнил навечно. «Это вестник твоей дороги и долга», — сказал Ибрагим Мацигу и пожелал ему быть хорошим тамадой. Так и стал Мациг тамадой селения Плиево.

Мациг был уважаемым за честное, нелестное слово. Он был очень спокойным, сдержанным человеком. Невысокого роста, всегда подтянутый, вежливый, он умел находить выход из любой ситуации, касающейся жизнедеятельности села, его слово было законом. Уже при жизни имя его было окутано легендами. При этом Мациг много работал физически, был землепашцем, косил, содержал скот.

Тамада — это и почетно, и ответственно. Молебен от села читает тамада, он же передаёт слово. Он первый везде, он в ответе за дела села. Имам и туркъ села всегда советуется с ним. Тамада — это как глава села и даже больше.
Мациг совершал свои добрые дела без огласки. Некоторые его действия наводят на мысль, что он обладал и неким даром ясновидения.

Махмуд Мурцалиевич рассказывает: «Как-то одна женщина решила оставить семью, детей из-за тяжёлой жизни. Поставила кувшин у родника и, спустившись в Назрановскую долину, мимо мельницы Майсиговых, направилась к родительскому дому. Но вдруг услышала голос: «Вернись». Она оглянулась, никого не было. Снова пошла, и опять голос: «Вернись». Не решилась она перечить и вернулась домой. Но каково было её удивление, когда через некоторое время Мациг спросил её: «Ты же не жалеешь, что вернулась домой?» Как он мог узнать её желание покинуть дом, как он мог, находясь на расстоянии, вернуть её домой, она так и не могла понять».

Или другой случай. Как-то с группой мужчин Мациг был на сенокосе в Аргуне, в местечке Албаст-гу (холм Албаста). С ним был младший сын Махмад. В один вечер Мациг, совершив вечернюю молитву, выждал пока все уснут, в том числе и сын, сел на коня и уехал в село Яндаре, которое находилось в 50-60 км от них. А дело было в том, что Мациг узнал, что уважаемые в том селе супруги разводятся. Это означало осиротить полный дом детей. Мациг решил не допустить этого. Приехал он к ним поздно ночью, постучался. Вышел хозяин и радушно принял гостя. Забыв о своей ссоре, муж и жена стали хлопотать вокруг дорогого гостя. Поблагодарив за угощение, уходя, Мациг сказал хозяину дома: «Не дай шайтану властвовать над собой. Вспомните Всевышнего, простите друг друга и живите в мире». А сам вернулся в Аргун, и с утра вместе со всеми вышел на сенокос. Те супруги сохранили семью. Этот случай запомнил его сын Махмад, который не спал до утра, пока не вернётся Мациг. Такие поступки Мациг совершал не разглашая.

Молва о нём распространялась далеко за пределами села. Приехал как-то в село Плиево всадник, который, не слезая с лошади, спрашивал, где живёт Мациг. «Я приглашу его к нам, слезай с коня, заходи в дом. Я вижу, ты гость, из других мест едешь», — услышал он приветствие сельчанина. «Нет, — ответил всадник. — Я дал слово не сходить с коня, пока не увижу человека по имени Мациг». «А если это я», — ответил тот. Высокого телосложения всадник спешился с коня, подошёл к Мацигу, который был чуть ниже среднего роста и воскликнул: «Неужели тот, о котором так много говорят в народе, это ты?!» «Я не знаю, что говорят в народе, из Колоевых этого села Мациг — это я», — скромно ответил мужчина. Гость остался у него. Мациг оказался мудрым, гостеприимным и интересным собеседником. Он удивил гостя знанием многих вопросов жизни села и ингушского общества. Уезжая домой, гость сказал: «Не зря о тебе говорят «къонах»! Мне приятно знакомство и общение с тобой, уезжаю полон самых добрых впечатлений».

До самой смерти оставался Мациг тамадой. Умер он в 1892 году, оставив достойное потомство, четверых сыновей — Мурцала, Муси, Махмада и Али. Братья имели большой двор, никогда не строили заборов между собой. Делили и радость, и горе, как и их дети сегодня.

После смерти Мацига тамадой села избрали его старшего сына Мурцала, который оставался им до 1932 года (40 лет). Время то совпало с тяжёлым революционным периодом в стране и крае. Мурцал был человеком с храбрым характером и мужественным словом. Ему пришлось возглавить отряд самообороны села. Оставшиеся одни с вооружёнными до зубов белоказаками, ребята держались мужественно. В числе защитников были представители разных фамилий этого села. Сельчане мужественно отразили наступление. Первыми пришли на помощь юноши из с. Мочхи-Юрт. Как потом вспоминали старожилы: «Они пришли на конях по одному, по 2 и даже 3 человека верхом, вступили вместе с плиевчанами в бой и отстояли село». Улица, на которой шло противостояние, до сих пор носит название «Партизанская». А Мурцал остался в памяти волевым, мужественным и честным человеком.

После смерти Мурцала сельчане обратились к младшему сыну Мацига — Али с предложением быть тамадой, но Али отказался, сказав: «50 лет был тамадой мой отец, 40 лет — мой брат. Неужели тамадство — это пожизненное кредо нашей семьи». Но сельчане настойчиво обратились к другому сыну Мацига — Муси, который и был тамадой вплоть до депортации. Умер Муси в 1948 году.

Жители селения Плиево всегда отличались благородством и богобоязненностью. Несколько лет после возвращения из депортации тамадой с. Плиево были Джабраил Холухаев (четырежды кавалер георгиевских орденов, уважаемый и красивый человек) и Солсбик Ажигов.

Затем снова пост тамады перешёл к Колоевым, а именно — к младшему сыну Мацига — Махмаду, который был тамадой до 1972 года. Следующие 10 лет тамадой села был Иси Колоев (сын Муси; он же — внук Мацига).

После Иси на посту тамады были Лукъман Ажигов (Къортой) и Бексолт Ведзижев — уважаемые в селе люди.

Но снова и снова пост тамады переходил к Колоевым.

Долгое время тамадой села являлся внук Мацига — Султан Мурцалиевич Колоев. Почитали Султана в селе. Эту почётную миссию за ним жители села сохраняли даже тогда, когда в силу состояния здоровья он не мог быть активным участником многих процессов, возлагая эту миссию на Ведзижева Мухарбека, которого он очень сильно уважал. Султан ушёл из жизни, оставив светлое имя (Дала гешт долда). Сегодня тамадой села Плиево является благородный и уважаемый всеми Ведзижев Мухарбек.

Доверие и ответственность, которые питали к Мацигу, передавались и их потомкам. Интересно отметить и то, что правнук Мацига — коренастый Висангирей Колоев (Мациг-Мурцал-Висх-Висангири), избран тамадой тейпа Колоевых, которые время от времени собираются и решают важные вопросы фамилии, выезжают в горное селение Кели, чтут свою историю. Собрания тейпа Колоевых проходят чинно. Старшие задают тон, младшие слушают, вспоминают отцов, говорят о делах и планах, успехах молодежи и проблемах. А молодёжь внимает и учится жизни по ним и их поступкам.