Перейти к основному содержанию

Поэзия живых чувств и образов

Памяти нашего коллеги — поэта, писателя, журналиста Азмат-Гирея Угурчиева

В начале двухтысячных годов в Киеве вышла в свет антология произведений Тараса Шевченко на 98 языках мира. Среди поэтических строк классика украинской и мировой литературы, которые зазвучали на других языках, было стихотворение «Реве та стогне Дніпр широкий» («Ревет и стонет Днепр широкий»), переведенное на ингушский язык. Этот перевод выполнил наш коллега, известный ингушский поэт и журналист, заместитель главного редактора Общенациональной газеты «Сердало» Азмат-Гирей Шовхалович Угурчиев.

Переводческая деятельность — отдельная страница насыщенной творческой биографии Азмат-Гирея Угурчиева. Позже он с воодушевлением взялся за перевод и других произведений Тараса Шевченко. С такой просьбой к нему обратился один из издателей многоязычной антологии, профессор Борис Васильевич Хоменко. Воссоздавая на родном языке произведения великого кобзаря, Азмат-Гирей Шовхалович делился с коллегами: «Бывают стихи, которые сразу западают в душу. В них — музыка жизни. Талант Тараса Григорьевича неоспорим, и, мне кажется, красоту его стихов можно передать на ингушском языке».

Говорить так с полным на то основанием ему позволял собственный поэтический дар, который был по достоинству оценен современниками. Поэзия Азмат-Гирея Угурчиева нашла признание в народе, многие его поэтические произведения полюбились читателям, а некоторые легли и на музыку, став любимыми песнями.

Сегодня А-Г. Угурчиеву исполнилось бы 76 лет. К сожалению, его уже давно нет среди нас. Он ушел из жизни 7 мая 2011 года, оставив о себе добрую память в сердцах всех, кто знал его. Отпущенный ему земной срок Азмат-Гирей Шовхалович прожил с открытым сердцем, в котором жила любовь к людям. Будучи человеком мягкого нрава, он не требовал от окружающих совершенства, легко прощал им какие-то проступки, не забывая при этом вершить добрые дела. Его главным оружием была улыбка, за которой пряталось, конечно, ранимое, но сильное сердце, стойко и терпеливо преодолевавшее все жизненные невзгоды и испытания.

Азмат-Гирей видел в людях только хорошее. Этой редкой по нашим временам особенностью наделены немногие. Я не знаю, почему так происходит, почему люди зачастую отказываются от такого счастливого дара, но один известный поэт и писатель когда-то написал строки, которые многое объясняют и над которыми стоит задуматься: «Если ты способен видеть прекрасное, то только потому, что носишь прекрасное внутри себя»...

Детство Азмат-Гирея Угурчиева выпало на самые тяжелые годы в истории ингушского народа. Он родился 26 сентября 1945 года в далеком Казахстане, где по злой воле тирана оказались ингуши, изгнанные из родного края. Это было гибельное время, время бесправия и несправедливости. Безумная в своей жестокости сталинская депортация наложила суровый отпечаток на безрадостное детство того поколения, к которому принадлежал будущий ингушский поэт.

Азмат-Гирей появился на свет в маленьком населенном пункте Есиль, затерянном в Акмолинской области. Бескрайняя степь, простиравшаяся до горизонта, была сродни бескрайнему горю, жившему тогда в людских сердцах.

Мальчишка учился уже в 4 классе, когда рухнули гнувшие страну оковы сталинизма и репрессированные народы Кавказа получили возможность вернуться к своим погасшим и растоптанным очагам. Семья Угурчиевых стала понемногу устраивать свою жизнь на родной земле — в селе Экажево Назрановского района. Уже в старших классах Азмат-Гирей впервые взялся за перо, чтобы поведать миру о тех эмоциях, которые переполняли его юное сердце. Первые поэтические опыты парнишки увидели свет сначала на страницах Назрановской районной газеты «Путь Ленина», а позже стали публиковаться в Общенациональной газете «Сердало» и в альманахе «Утро гор».

В 1963 году Азмат-Гирей Угурчиев окончил школу, но остался здесь еще на несколько лет в качестве учителя младших классов. Он преподавал малышам ингушский язык, открывал перед ними богатства родной речи, учил их образно и ярко выражать мысли на языке своего народа. На этом языке он творил и свои поэтические опыты, сразу получившие широкое признание.

Блестящее владение родным языком вскоре открыло перед Азмат-Гиреем возможность стать диктором Чечено-Ингушского радио. На радио, которое ежедневно вещало на русском, чеченском и ингушском языках, он пришел в 1968 году. Голоса Полины Стрельниковой и Григория Катакова, Адама Ганаева и Розы Эльмурзаевой, Азмат-Гирея Угурчиева и Раи Ганукаевой слышали в каждом доме бывшей Чечено-Ингушетии и, как пишут сегодня многие люди, они стали своего рода визитной карточкой ЧИАССР. Работая в Госкомитете по телевидению и радиовещанию, Азмат-Гирей впервые попробовал себя и в журналистике, окунувшись в неспокойные, но интересные корреспондентские будни.

Следующим этапом в жизни Азмат-Гирея Угурчиева стала служба в Вооруженных силах. Отслужив положенные два года, он не сразу вернулся домой. Последующие шесть лет молодой парень успешно работал в правоохранительных органах Красноярского края, был на хорошем счету у видавших виды коллег, нередко проявляя решимость и умение принимать верные решения в сложных ситуациях. Однако его все же тянуло в родные края, и однажды Азмат-Гирей оставил уже привычный жизненный уклад, отказался от карьерных перспектив и вернулся в Грозный.

В 1980 году А-Г. Угурчиев пришел в коллектив старейшего в стране печатного издания «Сердало», чтобы теперь уже навсегда связать свою жизнь с главной ингушской газетой. В 1987 году он закончил Чечено-Ингушский государственный университет им. Л. Н. Толстого, а в редакции «Сердало» со временем прошел путь от корреспондента до заместителя главного редактора. Мне довелось застать Азмат-Гирея Шовхаловича с моим приходом в «Сердало» — всегда энергичного, увлеченного работой и творчеством, каждый день садящегося за письменный стол, чтобы выдать очередной газетный материал или новые поэтические строки, которые, кстати, давались ему без видимых творческих мук. Он творил как жил — легко и непринужденно, не отвлекаясь на суетность бытия, отодвигая или превозмогая всё стороннее, что так и норовит подсунуть любому человеку не всегда благодушно настроенная судьба.

Азмат-Гирей Угурчиев своими глазами увидел войну в Чечне, заставшую коллектив «Сердало» в Грозном. Брошенная всеми на произвол судьбы ингушская газета не смогла вывезти из Грозного, запылавшего в огне, свой бесценный архив, но ее коллектив до конца выполнил собственный профессиональный долг. Когда уже перестали выходить все другие газеты, именно «Сердало» отпечатала свой последний свежий номер в разбомбленном наутро Грозненском Доме печати.

Благодаря самоотверженности всего коллектива, возглавляемого Магомедом Барахоевым, «Сердало» продолжала бесперебойно выходить и в последующем. Азмат-Гирей Шовхалович оказался непосредственным участником всех этих событий, оставшихся в истории Общенациональной газеты Ингушетии и ингушской журналистики в целом яркими страницами мужества и преданности профессии.

— Сдержанность, терпимость к чужому мнению, доброжелательность к людям, гражданское мужество были отличительными чертами характера Азмат-Гирея Угурчиева, — говорит директор Национальной библиотеки Республики Ингушетия Радима Газдиева. — Он оставил большой след в ингушской литературе и журналистике. Как и другие ингушские писатели и поэты, детство которых пришлось на такое суровое время депортации, Азмат-Гирей Угурчиев глубоко прочувствовал все, что довелось испытать в эпоху сталинизма представителям репрессированных народов. Это время наложило свой отпечаток и на поэзию, и на публицистические статьи Азмат-Гирея Шовхаловича, каждая строка которых идет из сердца поэта, болеющего за судьбы Отчизны.

Сведения о его жизни и творчестве вошли в справочное издание «Писатели Ингушетии», в хрестоматию «ХIанзара гIалгIай литература» и другие издания. Большой интерес у всех, кто любит творчество поэта, вызовут его авторские сборники стихов, издававшиеся с 1971-го по 2006 годы в издательствах Грозного и Назрани. Среди них сборники «Стихаш» («Стихи», 1971) из серии «Къонача поэта библиотечка» («Библиотечка молого поэта»), «Лоамашка Iуйре» («Утро в горах»), «Дега уйлаш» («Мысли сердца», 1985), «Наьна-ДаьгIесте» («Родина-мать», 1991), «Са дега безам — ГIалгIайче» («Моя любовь — Ингушетия», 2000), «Дега мерзаш» " («Струны души», 2006).

Поэма Азмат-Гирея Угурчиева «Халкъа моастагIий» была включена в коллективный сборник ингушских авторов «Баьца тIа тхир», многие его стихотворные произведения публиковались и в других подобных сборниках, а также на страницах периодической печати (в журналах «Лоаман Iуйре» («Утро гор»), «Литературная Ингушетия», «СелаIад» («Радуга») и других). В Общенациональной газете «Сердало» («Свет») не единожды выходили в свет очерки и статьи о нем его коллег-журналистов, а сотрудниками нашей библиотеки был подготовлен биобиблиографический указатель «Он знал цену и силу слова», отражающий все этапы творчества А-Г. Угурчиева...

Писать о творчестве Азмат-Гирея Шовхаловича можно много. Несмотря на то, что он рано ушел из жизни, ему удалось оставить после себя богатое литературное наследие. Перу нашего замечательного коллеги принадлежит пьеса «Лоамашта дицлургдац» («Горы не забудут»), посвященная ингушской трагедии, разыгравшейся в 1992 году в Пригородном районе и в городе Владикавказе. Обращают на себя внимание его поэмы «Къонахчал» («Мужество») и «Эттача балех бакъдар» («Правда о трагедии»). В первой поэме он рассказывает о многотрудном пути к свету, который прошли ингуши, а вторая посвящена сталинской депортации ингушского народа.

Талант Азмат-Гирея Шовхаловича получил широкое признание. Член Союза писателей и Союза журналистов России, в 2000 году он был удостоен высокого звания «Заслуженный работник культуры Республики Ингушетия». В 2005 году среди его многочисленных наград и знаков отличия появился орден «За заслуги» — высшая государственная награда Ингушского Отечества, которому Азмат-Гирей Угурчиев — замечательный поэт, писатель и журналист — посвятил всю свою жизнь.

Отношение к памяти поэта определяется тем интересом, который и сейчас, спустя много лет после его ухода, вызывают написанные им строки. Этот интерес не угасает потому, что в поэзии Азмат-Гирея Шовхаловича живут настоящие чувства и живые образы, близкие и понятные каждому из нас.