Перейти к основному содержанию

Факел сердца

Сегодня исполнилось бы 80 лет выдающемуся ингушскому ученому-лингвисту Рамису Оздоеву

Рамис Ибрагимович Оздоев

Известный ингушский ученый-лингвист Рамис Ибрагимович Оздоев прожил короткую, но яркую жизнь. Сделав для себя смыслом существования служение народу, он более трех десятков лет своей научной деятельности посвятил сохранению ингушского языка. Это были блистательные годы, чрезвычайно обогатившие ингушскую национальную науку и определившие направления дальнейших поисков и исследований. Неутомимый ученый Рамис Ибрагимович до последнего дня своей жизни, преодолевая тяжелый недуг, который стремительно подтачивал его силы, продолжал трудиться, чтобы оставить потомкам богатейшее научное наследие.

Различные учебно-методические пособия и учебники по ингушскому языку, над которыми работал Рамис Оздоев, востребованы и в наши дни. В них отражены морфология, грамматика, синтаксис и орфография ингушского языка. По ним учатся, постигая тонкости родного языка, новые поколения. Родная речь и письменность, к которым был обращен взор ученого, получили в его лице пытливого исследователя, много сделавшего для их сохранения и развития.

Научную стезю открыл перед Рамисом Ибрагимовичем его отец — ученый, педагог, лингвист, кандидат филологических наук, основоположник ингушского языкознания и ингушской филологической науки, участник культурного строительства в родном крае, автор целого ряда учебников по ингушской грамматике Ибрагим Абдураскиевич Оздоев.

Рамис родился 25 декабря 1941 года в городе Владикавказе, и таким образом первые годы его жизни пришлись на период величайшей трагедии ингушского народа. Сталинская депортация 1944 года, обрушившаяся на ингушский народ, застала семью Оздоевых не в полном составе. Отец Рамиса, как и многие другие ингуши, был в это время на фронте — сражался с немецко-фашистскими захватчиками. Лихолетье надолго разлучило близких людей. Только в 1946 году Ибрагим Оздоев разыскал свою семью, отчаянно боровшуюся за выживание, в казахстанском поселке Урицк.

Тяжелой и безрадостной была жизнь на чужбине. Но Рамис Оздоев, как и все его сверстники-ингуши, чувствовал в своем сердце зов отнятой у него Родины и рос с осознанием того, какая большая ответственность лежит на его плечах за завтрашний день ингушского народа. Это чувство — чувство сыновней любви к древнему ингушскому Отечеству — в то трагическое время исподволь прививали детям в каждой ингушской семье.

После смерти тирана и развенчания культа личности Оздоевы одними из первых вернулись на благословенный Кавказ. В 1960 году Рамис стал студентом Чечено-Ингушского государственного педагогического института. Он с огромным рвением взялся за учебу, с большим интересом присматриваясь к тому, чем занимается его отец — к тому времени признанный и авторитетный ученый, которому было суждено оставить ярчайший след в науке.

Известный ингушский ученый Борис Магомет-Гиреевич Харсиев в своем сборнике, посвященном 85-летию Ингушского научно-исследовательского института гуманитарных наук им. Ч. Э. Ахриева, пишет: «Впервые с азами грамоты Ибрагим Абдураскиевич знакомится в 18-летнем возрасте, став учеником школы-интерната села Барсуки. Тяга к знаниям была у него настолько высокой, что программу семилетки он освоил за пять лет. В то время профессия учителя была нужна и почитаема в селе и среди населения пользовалась особым уважением. Поэтому по окончании интерната, в 1922 году, Ибрагим Абдураскиевич поступает в Ингушский педагогический техникум в городе Владикавказе, где он снискал всеобщее уважение преподавателей и товарищей-студентов. После окончания учебы И. Оздоева оставляют в техникуме преподавателем родного языка. В эти годы его друзьями по техникуму стали известные писатели, ученые, общественные деятели.

Владикавказский педагогический техникум был тогда одним из передовых учебных заведений Кавказа, способным дать прочные и глубокие знания. Одаренного молодого человека Ибрагима Оздоева посылают на курсы подготовки аспирантов, а затем — в аспирантуру Центрального научно-исследовательского института. Там он получает знания у таких выдающихся ученых с мировым именем, как языковед Н. Ф. Яковлев, историк А. А. Тахо-Годи, Е. Н. Медынский, слушает глубокие по содержанию лекции и доклады наркома образования СССР А. В. Луначарского. Первым шагом в серьезную науку стала написанная в те годы будущим ученым диссертация «Работа учителя родного языка».

Научные знания, полученные в Москве, оказались очень востребованными на родине И. А. Оздоева, где так не хватало не только ученых-педагогов, но и просто педагогических кадров. Ибрагим Абдураскиевич стал работать в аппарате ОблОНО, сначала в методкабинете, в последующем — директором педагогической лаборатории.

В 1938 году ему доверили возглавить открывшийся Чечено-Ингушский институт усовершенствования учителей. В те годы И. А. Оздоев начинает работать как автор школьных учебников. Он становится автором нескольких учебников по ингушской грамматике: «Краткий русско-ингушский словарь», «Справочник общественно-политических терминов», «Орфографический словарь ингушского языка».

В соавторстве с Салманом Исмаиловичем Озиевым им составлены учебники ингушского языка с первого по седьмой класс. И. А. Оздоев писал научные статьи, опубликованные в «Известиях» института.

В 1940 году И. А. Оздоев становится научным сотрудником Чечено-Ингушского научно-исследовательского института истории, языка, литературы и искусства. В 1941 году его переводят на должность заведующего лингвистическим отделом, а с 1 апреля по 17 августа он исполняет обязанности директора института. С этой работой ему пришлось вскоре расстаться, так как началась Великая Отечественная война. Ибрагим вместе с братьями Абукаром и Джабраилом уходит добровольцем на фронт.

После возвращения из депортации И. А. Оздоев в соавторстве с С. И. Озиевым вновь приступил к созданию учебников. Наиболее ценными из них следует считать учебники грамматики ингушского языка для неполной средней школы: фонетика и морфология (первая часть) и синтаксис (вторая часть). Практически все последующие годы изучение ингушского языка в школах ведется по этим учебникам.

С 1963 года и до конца своих дней Ибрагим Абдураскиевич возглавлял сектор языка Чечено-Ингушского научно-исследовательского института. Более четверти века спустя, работая в институте, он заново защитил диссертацию кандидата филологических наук — на этот раз в Институте языковедения Академии наук Грузинской ССР.

Особо значимым в биографии ученого стал 1980 год. Он ознаменовался выходом в свет русско-ингушского словаря, начатого в 1965 году. В словарь вошел полный лексический состав ингушского языка«.

Имея перед собой такой замечательный пример, Рамис Оздоев вскоре и сам почувствовал интерес к науке. Начало его исследовательским навыкам было положено еще в студенческие годы. Отец поощрял интерес Рамиса, и со временем сын стал его незаменимым помощником и соратником. В этом профессиональном единении двух близких людей, рождались идеи и дела, которые были всецело направлены на служение своему народу.

Рамис Ибрагимович взрастил целые поколения высококвалифицированных филологов, на протяжении многих лет занимаясь научной и преподавательской деятельностью в стенах Чечено-Ингушского государственного университета им. Л. Н. Толстого. Академические знания, полученные в разные годы его студентами, в последующем продолжили животворный процесс сохранение богатств ингушского языка, их освоение новыми поколениями.

Методике преподавания родного языка Рамис Оздоев обучал и слушателей Грозненского института повышения квалификации педагогических кадров. После восстановления ингушской государственности ему довелось быть в числе тех, кто возрождал Ингушский научно-исследовательский институт гуманитарных наук.

Рамис Ибрагимович всегда щедро делился своими широкими знаниями со всеми окружающими, был открытым и добрым человеком, в сердце которого жила бесконечная любовь к своему народу, его культуре, истории и языку. Годы спустя, эта любовь, подвижничество и большой вклад в науку получили высокую оценку. Рамис Оздоев стал кавалером ордена «За заслуги» — высшей государственной награды Республики Ингушетия.

Он был из тех людей, которые живут своим делом, а потому достигают совершенства во всем. К сожалению, многие планы Рамиса Ибрагимовича остались нереализованными — помешала коварная болезнь, оборвавшая жизнь ученого 6 сентября 1998 года. Он ушел на самом взлете научной деятельности, когда перед ним открывались широкие горизонты и возможности.

Несколько лет назад моя коллега Мадина Оздоева в своем материале, посвященном Рамису Ибрагимовичу, привела воспоминания его вдовы Хавы Оздоевой: «Мой муж любил эту жизнь, детей, работу и всё, что с этим было связано. Он и дома никогда не отдыхал, подолгу сидел за рабочим столом. К сожалению, из-за болезни работа над новым орфографическим словарем давалась ему нелегко. Плохое состояние, ухудшавшееся с каждым днем, не давало ему возможности работать так, как ему хотелось бы, поэтому он очень боялся, что не успеет издать новый выпуск словаря.

Хочу отметить, что Рамис очень бережно относился к своим родителям, хотя к таким родителям по-другому и нельзя было относиться. Они были достойными людьми, верой и правдой завоевавшие право на честь и уважение. Также Рамис почитал старших, с заботой относился к своим братьям и сестрам, а детей учил быть честными и трудолюбивыми. Дома с детьми и со мной он всегда говорил на ингушском языке и не любил, когда в разговоре мы употребляли иноязычные слова. По этому поводу он делал нам замечания и говорил, что языки не следует смешивать.

Очень часто бывало так, что он спорил со многими родителями детей, которые считали, что изучать ингушский язык в школе или институте не обязательно. «Если мы ингуши, то мы непременно должны знать свой язык и владеть грамотой ингушского языка», — говорил он.

Рамис был хорошим семьянином, заботливым отцом и участливым родственником для всех родных и близких. Таким мы его и запомним.

Он принадлежал к той категории людей, в которых живет дух прошлых поколений. Поэтому он неустанно боролся за сохранность каждого слова. Но, как это часто бывает, он не любил выпячивать себя вперед, и со свойственным ему спокойствием и скромностью искренне и беззаветно трудился во благо своего народа. Поэтому многое, над чем он трудился, осталось в свое время незамеченным, хотя мы знаем, что труды этого ученого никогда не пропадут. Они будут жить до тех пор, пока существует ингушский народ».

Рамис Ибрагимович Оздоев вслед за своим отцом встал в один ряд с выдающимися ингушскими учеными. К его научному наследию будут обращаться нынешние и будущие поколения. Человек, всю свою жизнь всеми силами сберегавший родной язык, он навсегда останется в народной памяти как высокоинтеллектуальная и благородная личность. Ответственность, целеустремленность и чувство долга, свойственные таким людям, — лучший пример для подражания.

В науке нет легких дорог. Впрочем, стремление к любой цели — это всегда преодоление преград и испытаний. Рамис Оздоев прошел свой путь достойно и идущим вслед за ним — не временщикам, а настоящим ученым — есть на кого равняться, как он сам равнялся когда-то на своего отца.

Имена Ибрагима Абдураскиевича и Рамиса Ибрагимовича давно стали надежным ориентиром для последователей, продолжающих нести вперед факел их сердец.

Рамис Ибрагимович Оздоев и Ибрагим Абдураскиевич Оздоев (в центре)