Перейти к основному содержанию

Децибел, играющий на нервах

Шумовое загрязнение на улицах сел и городов угнетает психику

От шума жители Ингушетии с каждым годом страдают не меньше чем от... пыли. Да-да, именно пыль была и остается у нас главным источником экологической угрозы для здоровья населения. Тысячи тонн этой субстанции в виде мелких частичек парит над муниципальными образованиями, оседает на дома, автомобили, растения и людей, въедаясь во всю окружающую среду. К счастью, благодаря обустройству дорог, уменьшению на наших улицах количества грузовых авто с кусками грязи на колесах, озеленению общественных территорий, пыли стало немного меньше, но она еще долго будет витать над нами...

Вторая «общественная» болячка — шум. Повторюсь, его с процессом урбанизации, минимизации общественного транспорта и увеличения парка частных автомобилей, с каждым днем становится больше и больше. Плюс во всяком селе или городе живут несколько моральных недорослей, которые гоняют на авто без глушителя, пугая обывателя взрывными звуками.

Старики мне в детстве рассказывали о первых впечатлениях от мотоцикла, на котором в их село приезжал какой-нибудь уполномоченный, почтальон или служивый гражданин. То было в Ингушетии довоенных лет, в 30-40 годы. Заслышав его треск и грохот, сотни ребятишек бежали по окраине Мочк-Юрта или Назрани, сообщая о приближении шумной техники. Дословно переводить с ингушского на русский не могу в силу этических соображений, но тогда дети метко окрестили такую технику, скажем так, «тарахтящим» явлением. Уж больно много от мотоциклов того времени было шума.

Увы, век айфонов, полетов на Марс, интернет-обращений и роста духовного самосознания, существенно этой картины, скажем так, не изменил. Нет-нет, а слышался в благословенном Магасе надрывный грохот современного мотоцикла, который оглушал ночную столицу недозволенным шумом.

Наверное, миллионы людей с доброй улыбкой смотрели на фрагменты из знаменитого мультфильма «Карлсон, который живет на крыше». Там одна из героинь, домработница, чуть с ума не сошла от того, что у нее «в обоих ушах жужжит». А ведь всего ничего, один пропеллер звуки порождал. Сегодня вокруг нас на работе, дома, в транспорте или на улице непрерывные источники звукового воздействия.

В Назрани, с ее исторически «скромными» улицами, переполненными транспортом различного вида, обязательно раз в день объявится «тарахтящий» гелендваген или отечественная «семерка». И ничего, привычно, только пожелания производителям шума из уст людей каждый раз звучат почти новые...

Честно говоря, никогда не слышал, чтобы у нас кого-то за шум, превышающий установленные нормы, наказали. Да даже не наказали, публично указали, предупредили.

Возможно, наши традиции и обычаи помогают нам оперативно пресечь источник шума, предотвратить его долговременное функционирование.

Недавно были мы в Сунже на траурном мероприятии, люди приходят, выражают соболезнования, молятся, тихо думают о своем, как часто бывает в такие минуты и ситуации. И вдруг «бам-бам!», «бым-бум!», «тох-тох!» — какой-то чудик на авто с огромными динамиками врубил музыку, которую слышно за километр. От звуков ее дрожали стекла в близлежащих зданиях. Понятное дело, объяснили, прекратили, обеззвучили. Наткнутся на подобные фрагменты можно во многих населенных пунктах. Только кто за все это отвечает? Кто должен ловить и наказывать различных производителей чрезвычайного шума на наших улицах, для меня остается загадкой. Но точно — кто-то должен.

Юристы, эксперты, специалисты по данной теме, отмечают, что жители городских кварталов «от шумового загрязнения страдают на постоянной основе. А это приводит к различным физическим заболеваниям и психологическим проблемам».

Сегодня, говорят, планируется обновление, дополнение нормативной базы по данному вопросу.
Сообщается, что после принятия федеральной нормативной базы регионы получат право самостоятельно определять, когда нельзя и можно будет шуметь, и «это ключевое отличие новой версии от действующей на сегодняшний момент».

Специалисты по шуму сообщают, что в дневные часы нормальным уровнем считается звук громкостью до 55 децибел (дБ). Для того чтобы понять, сколько это, рассмотрим всем знакомые действия с точки зрения шумового уровня (в дБ): обычный разговор — 40-45; крик во время ссоры — 90-100; сработавшая сигнализация — 80; работающий перфоратор — 100; взлетающий самолёт — от 140.

А ухо, слух обычного жителя Ингушетии, Аляски или Бермудских островов — штука точная, чувствительная. Один лишний децибел, часто проникающий в ваш мозг — и нервы в хлам, здоровье вниз, жизнь не в радость. Поэтому с шумом и надо быть осторожно, всем и каждому.

Наверное, уже сейчас, как это было по отношению к вопросам безопасности дорожного движения, борьбе с наркотиками и т. д. нам надо думать о минимизации шума. Обсуждать этот вопрос на ТВ, в газетах, в интернет-ресурсах, на собраниях и форумах, привлекая инженеров, медиков, психологов, архитекторов, правоохранителей, ученых.

Ингушетия очень красивая, необычная, родная, интересная, уникальная часть земного мира. Очень хочется находить в этой короткой жизни минуты, часы, дни и ночи, когда ты можешь размышлять в тишине, делиться мнением, слушать собеседника, смотреть на звездное небо сквозь чистый воздух. Безмолвный мир — страшен, шумный — раздражает. Каждый день люди должны искать золотую середину в мире звуков.