Перейти к основному содержанию

Миссия просветителя

100 лет назад Тембот Беков заложил каноны ингушского литературного языка

Тембот Дордаганович Беков, сыгравший 100 лет назад заметную роль в становлении появившейся на свет газеты «Сердало», наряду с Заурбеком Куразовичем Мальсаговым относится к ярчайшей плеяде ингушских просветителей второй волны. Эта плеяда продолжила великую миссию своих славных предшественников — первых выразителей ингушской просветительской мысли, среди которых оказались Чах Ахриев, Адиль-Гирей Долгиев, Асланбек Базоркин, Албаст Тутаев...

Являясь бесстрастным судьей, время дает объективную оценку деяниям людей. Тембот Беков, как и его известнейшие современники, оставил неизгладимый след в истории ингушского народа. На его долю выпало немало жизненных свершений, и именно Темботу Дордагановичу было суждено оказаться у истоков столетней истории главной ингушской газеты, вместе с Заурбеком Мальсаговым вдохнуть жизнь в печатное издание, родившееся с высоким предназначением. Это предназначение заключалось в том, чтобы нести людям свет знаний, покончить с безграмотностью, осветить факелом неравнодушных сердец дальнейший путь ингушского народа, оказавшийся многотрудным, но созидательным.

Сегодня нам трудно до конца представить, насколько сложной и ответственной задачей это было, сколько трудностей пришлось преодолеть нашим великим предшественникам-первопроходцам. Но, оглядываясь в прошлое, можно с уверенностью говорить, что со своей задачей они справились сполна. «Первые шаги трудно давались газете «Сердало», и на первых порах почти вся ее работа зависела от Бекова», — отмечал в одной из своих работ известный ингушский ученый Ибрагим Дахкильгов. Сам Тембот Дордаганович напишет об этом уже несколько лет спустя в статье «Первый номер «Сердало», опубликованной на страницах родной газеты. Кстати, изучая старые публикации, именно Ибрагим Дахкильгов пришел к выводу, что свои статьи и литературные произведения, выходившие в газете «Сердало», Тембот Беков зачастую подписывал различными псевдонимами, а то и просто ставил инициалы.

Тембот Дордаганович вкладывал все свои силы и знания в становление и развитие «Сердало», был одним из главных авторов газеты, а также корректором, переводчиком и ответственным секретарем редакции. Светлые устремления и вдохновенный труд этого человека, наполнившего свою жизнь высоким смыслом служения народу, нашли отражение и в его собственных поэтических строках. В 1928 году, когда вся Страна Советов отмечала 11-летие Октябрьской революции, в Ингушетии была и своя знаменательная дата, маленький юбилей — всего лишь пять лет назад вышел первый номер «Сердало». Тембот Дордаганович связал эти два события в стихотворении «Одиннадцать и пять».

В «Сердало» публиковались разножанровые литературные произведения и журналистские материалы Тембота Бекова — он проявил себя мастером рассказов, очерков, статей, фельетонов, корреспонденций, которые не сходили с газетных полос. Здесь же частями публиковалась его повесть «Ранняя весна», написанная на ингушском языке и продемонстрировавшая наряду с другими произведениями Тембота Дордагановича первые шаги национальной ингушской прозы.

Темботу Бекову принадлежат также лавры основоположника ингушской национальной поэзии. К поэтическому творчеству он обратился еще в ранней юности. В научных и литературных кругах Ингушетии существует мнение, что свои первые поэтические строки Тембот Дордаганович написал на основе арабской графики, получившей распространение в нашем крае. Вполне возможно, что так оно и было, ведь еще в самом начале XX века, в 1902 году, арабскую графику использовал для создания ингушского алфавита ингушский просветитель Вассан-Гирей Ижиевич Джабагиев.

Нельзя исключать, что Тембот Беков, с учетом полученного им образования, мог прибегнуть в своих первых литературных опытах и непосредственно к арабскому языку. Авторитетный ученый-арабист И. Ю. Крачковский отмечал, что в Ингушетии, наряду с некоторыми другими регионами Северного Кавказа на протяжении нескольких веков арабский язык «был единственным литературным языком не только науки, но и деловых сношений. На нем развивалась здесь своеобразная традиция, выдвинувшая местных канонистов, историков и поэтов, возникла целая живая литература на мертвом языке, который, однако, звучал как живое средство междуплеменного общения».

Основы национального письменного поэтического творчества, заложенные Темботом Дордагановичем в 20-х годах прошлого века, введение им рифмы в ингушское стихосложение — величайшее достижение, которое уже само по себе сделало бы бессмертным его имя. Но уникальность этого человека заключается в том, что он стал подлинным маяком во многих других сферах. Наиболее ярко это выразил профессор Ибрагим Абдурахманович Дахкильгов в своей статье «Наш первый учитель, поэт и просветитель», написанной к 130-летию со дня рождения Тембота Бекова: «Во всех наших достижениях в учебе, лингвистике, литературе, журналистике и фольклористике на родном языке пульсируют кровь, думы и чаяния стоявшего у их истоков Бекова Тембота Дордагановича».

Став родоначальником письменной ингушской поэзии и литературы, Тембот Беков активно переводил на ингушский язык произведения русских и зарубежных классиков. Не без его деятельного участия 20-е, а затем и 30-е годы прошлого столетия стали периодом бурного развития ингушской литературы. Отправной точкой для этого, безусловно, послужило появление в 1923 году ингушского алфавита, разработанного Заурбеком Мальсаговым на основе латинской графики — в этом Ингушетия опередила всех своих ближних и дальних соседей на Северном Кавказе.

После того, как в 1925 году была написана грамматика ингушского языка, дорога к книгоиздательству по сути оказалась открытой. Совсем скоро во Владикавказе открывается издательство «Сердало», сразу же приступившее к выпуску национальной литературы. Только за первый год существования издательства здесь вышли в свет 28 книг, общий тираж которых составил 55 тысяч экземпляров.

Работая в «Сердало», Тембот Беков проявил себя как блестящий переводчик. Он занимался не только переводом на ингушский язык поступавших в редакцию материалов (газета выходила на русском и ингушском языках). Благодаря ему, на ингушском языке заговорили герои русских и зарубежных авторов. Хорошо известны, к примеру, переводы Т. Д. Бекова рассказов «Черствые души», «Месть» и «Старуха Соват», принадлежащих перу французского «короля новеллы» Ги де Мопассана.

Активную журналистскую и переводческую деятельность Тембот Дордаганович успешно совмещал с серьезной исследовательской работой, направленной на изучение богатейшего фольклора ингушей. Проявляя неослабевающий научный интерес к этой сфере, свои полевые записи и материалы ряда исследований он также публиковал на страницах первой ингушской газеты.

«Т. Д. Бекову принадлежит первый перевод на ингушский язык гимна Коммунистической партии «Интернационала». Но в историю ингушской советской литературы он вошел главным образом как поэт, автор стихотворений «Две эпохи», «Расстрел рабочих на Лене», «Одиннадцать и пять», «Сердало» и т. д., которыми, собственно, и заложил основы ингушской советской письменной поэзии. Большое значение в первые годы Советской власти имела деятельность Бекова по ликвидации безграмотности и пропагандистская работа среди масс. Несмотря на сравнительную малочисленность сохранившихся художественных произведений Бекова, всё, написанное им, прочно вошло в золотой фонд ингушской литературы, не сходит со страниц школьных хрестоматий и учебников по литературе. Но Т. Беков не только написал первое художественное произведение на ингушском языке и первый начал преподавать ингушский язык, но и первый работал над его орфографией и терминологией. Им была написана и подготовлена к печати грамматика ингушского языка, он составил несколько терминологических словарей. Много труда вложил он и в создание ингушского литературного языка, в его совершенствование», — так писали в своей книге «Писатели советской Чечено-Ингушетии», изданной в 1969 году, известные литературоведы А. У. Мальсагов и Х. В. Туркаев.

Тембот Беков родился 27 декабря 1873 года в ингушском селении Верхние Ачалуки, которое ныне входит в состав Малгобекского района Ингушетии. Он появился на свет в обычной крестьянской семье, и из числа многих сверстников его выделяла большая тяга к учебе. Смышленый мальчишка быстро овладел арабской грамотой, а затем поступил учиться в первую горскую школу Ингушетии, открывшуюся в Назрани. Одним из главных преимуществ этой школы, построенной на средства ингушей, было то, что при ней имелся пансион. Это давало возможность учиться в ней детям из небогатых крестьянских семей, а уж стараний мальчишкам, которые попадали сюда, было не занимать. Не стал исключением и герой этого очерка, проявлявший в учебе особое рвение.

Следующей ступенью к знаниям стало для юного Тембота Владикавказское реальное училище, которое он с успехом окончил в 1901 году. Здесь он тоже обратил на себя внимание наставников гибким умом и жаждой знаний. Успехи в учебе позволили ему позже легко поступить в Варшавский политехнический институт, тем более что заботы о студенте вызвалось взять на себя Общество по распространению образования и технических сведений среди горцев Терской области. Однако институтская жизнь Тембота Бекова продлилась недолго. Средств, выделяемых казной на его обучение, оказалось крайне мало, и он был вынужден оставить полюбившийся ему институт и вернуться домой.

Свою трудовую деятельность в родном краю будущий ингушский просветитель начинал в качестве банковского служащего во Владикавказе. Но мирное течение жизни вскоре нарушили события, захлестнувшие Российскую империю и изменившие в своем водовороте судьбы людей. В период Гражданской войны Темботу Бекову пришлось взять в руки оружие и вместе со своим народом встать на защиту родной земли от нашествия белогвардейцев.

Героическое противостояние плохо вооруженных ингушей Добровольческой армии Деникина, рвавшейся во Владикавказ, вошло во все учебники истории. Ингушские красные партизанские отряды отчаянно бились с противником, которому так и не удалось достичь своих целей. Но эта кровопролитная битва стоила жизни многим отважным героям-ингушам. В одном из боев за ингушские селения Долаково и Кантышево, лежавшие на пути деникинцев и ставшие символом народного сопротивления, получил ранение и Тембот Беков. У него тоже было немного шансов уцелеть в той мясорубке, но позволить себе оставаться в стороне, когда твой народ сражается за свое будущее, он не мог. По счастью, судьба уберегала его от гибели, предначертав ему высокую миссию Учителя.

Подлинный масштаб личности Тембота Дордагановича предстал перед его современниками после установления мира на Северном Кавказе. Т. Д. Беков стал одним из ярких деятелей Горской Автономной Советской Социалистической Республики, провозглашенной 20 января 1921 года Постановлением Всероссийского Центрального исполнительного комитета, а затем и Ингушской автономной области, образованной 7 июля 1924 года. Время переустройства и созидания выдвинуло Тембота Бекова в первые ряды тех, кто сыграл ключевую роль в общественно-политическом и культурно-просветительном процессе, начавшемся на Кавказе.

Главной задачей того времени была борьба с неграмотностью населения. Тембот Беков вместе с Заурбеком Мальсаговым с воодушевлением взялся за дело, всецело посвятив себя просвещению народных масс. Он стал первым учителем ингушского языка, обучая грамоте детей и взрослых, а кроме того, открыл и курсы по подготовке учителей ингушского языка, передавая свои знания будущим наставникам, бережно взращивая молодую поросль новой ингушской интеллигенции. Уже в 1923 году первая школа ингушских учителей по решению областного школьного отдела открылась при Назрановской школе. Понятно, что преподавать пришел сюда Тембот Дордаганович. Немногим позже он напишет об этом начинании в статье «Курсы учителей», которая вышла в «Сердало». В этой статье нашло отражение появление в июле 1923 года трехмесячных учительских курсов в школах Владикавказа и Назрани. Слушатели этих курсов постигали ингушскую грамоту, а также проходили подготовку по другим предметам. При этом преподавание здесь велось на ингушском языке.

Т. Д. Беков был настолько проникнут идей всеобщей грамотности, что при всей своей загруженности и занятости находил время периодически отправляться в дальние ингушские селения, чтобы обучать грамоте детвору, лишенную возможности учиться в школе. Великое подвижничество просветителя приносило свои плоды, находя живой отклик в народе.

«Большой вклад Тембот Беков внес в подготовку ингушских писателей, поэтов, прозаиков. При его активном содействии в 1924 году во Владикавказе был открыт ингушский педагогический техникум, сыгравший огромную роль в становлении ингушской интеллигенции. Работая в этом учебном заведении, Тембот Беков занимался сбором ингушского фольклора. Он собирал различные предания, эпические песни, нартские сказания и т. д. На основе собранных фольклорных материалов им было подготовлено произведение «Хоза Хантути». Впервые на ингушском языке Беков стал публиковать нартские сказания ингушей — такие, как «Ачамаза боарз», «Нартские герои» и др.

Известно, что собранный фольклорный материал он передал в литературный отдел научно-исследовательского института, но его долго не издавали и, в конце концов, эти материалы были безвозвратно утрачены. Неоценимой была заслуга просветителя в развитии образования на родном языке. Именно он заложил основу методологии преподавания ингушского языка в начальной и средней школе. Он собрал вокруг себя небольшой коллектив людей, умевших писать на ингушском языке, и с их помощью популяризировал язык и распространял письменность. Тембот преподавал ингушский язык также в советско-партийной и в опорной школе, которые находились во Владикавказе. Известные сегодня в Ингушетии поэты и писатели — И. Базоркин, Х-Б. Муталиев, Х. Осмиев, Б. Зязиков и др. были его учениками. Его ученики не только овладели грамотой, но и использовали полученные знания для научных записей, а помимо того, обучали ингушской грамоте детей», — отмечает в одной из своих работ ученый-историк Марем Долгиева.

Просветитель, поэт, писатель, журналист, педагог и ученый Тембот Дордаганович Беков в каждом проявлении своего многогранного таланта являет собой подлинный образец для подражания. Даже спустя многие десятилетия все сделанное им остается актуальным, не теряет своей важности для ингушской национальной культуры и науки. Его литературные произведения давно вошли в золотой фонд ингушской национальной словесности, а научные изыскания заложили прочный фундамент для научного поиска последующих поколений ученых.

«Своими поэтическими произведениями «Две эпохи», «Расстрел рабочих на Лене», «Одиннадцать и пять», «Сердало» Тембот Беков заложил основы ингушской советской письменной поэзии. Садясь за письменный стол, он за каждую свою работу брался основательно и ответственно, при этом хорошим подспорьем служил ему личный жизненный опыт. Если мы, к примеру, обратимся к очерку Тембота Бекова «Революция в Ингушетии», то сразу увидим, что материал подан им со знанием всех перипетий периода Гражданской войны на Северном Кавказе, ведь он был красным партизаном и с оружием в руках геройски сражался за установление Советской власти на Северном Кавказе.

Одной из главных заслуг этого необычайно талантливого человека является, конечно, создание ингушского литературного языка, а также неоценимый вклад в его дальнейшее совершенствование. Тембот Беков неустанно трудился над ингушской грамматикой, стал составителем нескольких терминологических словарей. Его просветительская деятельность поистине неоценима. Для нас, жителей Малгобекского района Ингушетии, предметом особой гордости является тот факт, что Тембот Дордаганович — наш земляк, уроженец села Верхние Ачалуки», — говорит директор Централизованной библиотечной системы Малгобекского района, заслуженный работник культуры России Марем Илиева.

Тембот Беков сердцем прочувствовал поэтику ингушского литературного языка и всеми силами пытался донести её до своих современников и будущих поколений. Исследователи отмечают, что в ингушской поэзии той поры он стоит особняком — стихи, вышедшие из-под его пера, отличаются выразительностью и богатством образов, а также филигранной техникой.

Одну из главных ролей играл Тембот Дордаганович в Ингушском литературном обществе, объединившем людей, испытывающих тягу к писательству. Это общество было создано в 1924 году, и возглавил его Заурбек Мальсагов. Спустя три года, Ингушское литературное общество выросло в Ассоциацию ингушских писателей, которая стала составной частью Северо-Кавказского отдела Всероссийской ассоциации пролетарских писателей. Ассоциацией сначала руководил Абдул-Гамид Гойгов, а в 1930 году его сменил на этом посту Магомед Аушев.

По инициативе газеты «Сердало» в начале марта 1928 года во Владикавказе состоялась первая конференция ингушских пролетарских писателей, участники которой обратились с призывом к ингушской молодежи пробовать свои силы на литературном поприще. Это обращение было опубликовано в газете «Сердало» и получило широкий общественный резонанс.

Костяк поэтов и писателей Ингушетии стремительно рос и креп. В 1934 году на первом съезде советских писателей, который проходил в Москве, был создан Союз писателей СССР. Тембот Дордаганович Беков, наряду с другими ингушскими мастерами художественного слова стал членом этого крупнейшего творческого союза, который по решению съезда возглавил Максим Горький.

Т. Д. Беков ушел из жизни 10 февраля 1939 года, навсегда оставив в народе, которому он посвятил всю свою жизнь, добрую память о себе. Его имя навечно осталось и в истории газеты «Сердало», которая сегодня уверенно шагает к своему славному юбилею, продолжая миссию зачинателей, сохраняя, оберегая и развивая ингушский язык. За два года до своего столетия главная газета Ингушетии вновь стала обращаться к читателю на родном языке, стремительно наверстывая утраченное. И в этом есть определенный символизм, подтверждающий мудрость времени, которое стирает все наносное и ограняет в бесценный алмаз самое важное.